Меню

Вид рассказа с нестарым названием 7 букв

Маска зайчика в отеле «Декабрист» в Чите

С чем только ни пришлось бороться забайкальцам за прошедшую неделю! В Ксеньевке их травили чёрной водой. В Калге вслед за Сретенском вышли грунтовые воды и начали всех топить. Из «Новосити» народ эвакуировали после сообщения о подозрительном предмете. В России смертность стала рекордной со времён Великой Отечественной войны. Какие ещё тяготы и радости выпали на долю земляков — в традиционном разборе событий от редакции «Чита.Ру».

Вид рассказа с нестарым названием 7 букв

Екатерина Шайтанова: 10 причин приехать в Читу

Это был вызов. Я точно знаю, почему из Читы можно уехать (хотя бы потому, что на парковке в аэропорту тебя встречает стая бездомных собак, не успел ты прилететь), но мы с новыми коллегами из Сети городских порталов твёрдо договорились — ищем 10 причин приехать в свой город.

Но на самом деле, я быстро справилась. Когда любишь — легко видеть хорошее.

1. Это красивый город

Он убит, но он красивый. Меня могут закидать помидорами, но постойте, это видно с коптера невооружённым глазом.

2. В нём планировка от декабристов

Сосланные в Читу декабристы оставили нам очень, очень удобный центр. Геометрия простая — улицы горизонтальны и вертикальны. Всё под прямым углом, заблудиться невозможно даже с топографическим кретинизмом.

Местами даже сохранились исторические названия — улицы, бегущие вверх от современного вокзала, стали называть в честь городов (Нерчинская, Красноярская, Баргузинская, Ленинградская), перпендикулярные им — по названию рек (Амурская, Ингодинская, Ангарская).

3. Мясо

Его — замороженным и в вакууме — везут в Москву и Питер в качестве гостинца. Бараны много веков являются основной валютой в Агинском Бурятском округе, до которого пара часов на машине. Мясо — главная составляющая фирменных забайкальских буз (бууз, поз), которые строжайше запрещено есть ножом и вилкой.

4. Закаты

В этом городе, который проигрывает по количеству солнечных дней только Сочи, высокое голубое небо и невероятные закаты.

Много лет я мечтаю, чтобы кто-то сделал в Чите — как в Мадриде — отдельное место, чтобы любоваться закатами. Чтобы туда ходил автобус. Чтобы от остановки было пройти совсем немножко. Чтобы на отдельном сайте было время закатов. Чтобы были скамейки. Чтобы продавались циновки и пледы — сесть на землю, и холодный лимонад, и горячий чай, и термокружки с символикой забайкальских закатов. Ну, понимаете? Жду, честно говоря, власть, с которой можно было бы это устроить. А пока просто смотрим закаты во всех инстаграмах Читы.

5. Медицинский туризм

Количество частных клиник в Чите безусловно зависит от качества государственной медицины. С ней всё не так хорошо, как могло быть. Но уровень медицинских услуг в городе высокий, а цены на них по сравнению с центральной частью страны низкие. Это касается как высокотехнологичных операций, так и санаторно-курортного отдыха. А ещё это стоматология. Есть люди, которые специально приезжают в Читу лечить зубы, и вот что я скажу — это прекрасное решение.

6. Шаговая доступность до природы

Остановитесь в центре города, оглянитесь — вы обязательно упрётесь взглядом или в сопку (так в Чите называются возвышенности вокруг города), или в лес (он совсем рядом, в нём можно гулять в обеденный перерыв). На машине можно за 20 минут добраться до источника на Молоковке — там радоновая вода, которой завидуют в Белокурихе.

В мае вокруг города, а местами и в городе, цветёт багульник. Мы привыкли, но вообще это как в Японии, где из цветения главного символа страны сделан культ: на метеорологических сайтах к апрелю появляются карты цветения сакуры в разных городах, а под процесс любования цветущей сакурой — «ханами» — выделяют рабочий день, хоть он и не является официальным выходным, но можно оставить дела и пойти в ближайший парк.

В Чите всё гораздо менее цивилизованно — все просто хаотично едут фотографироваться в багульнике.

7. Найти предков

Кого сюда только не ссылали, кто только не служил в военных городках ЗабВО, какие только авантюристы не ехали сюда за духом времени золотой лихорадки, дикой свободой и большими планами на жизнь. В архивах хранятся подтверждающие это документы, в деревянном центре стоят дома купцов и зажиточных евреев, в учебном центре в Песчанке ещё сохранилась, кажется, парта Леонида Брежнева. И если вы, как потомки Пурупа Нильса, отправившиеся из Дании в Читу, чтобы найти дом прадеда по сохранившимся старым снимкам, готовы ехать за частью истории, вас ждут удивительные приключения.

8. Буддийские места силы

До священной горы Алханай нужно ехать на автомобиле. Там совершать восхождение, потом — омовение в источнике. Это второе место силы для буддистов после Тибета, и нет ничего прекраснее для паломника, чем оказаться на Алханае в сентябре, когда на небе взошла звезда Риха, придающая особую целебную силу воде, лес вокруг цветной, а наглые бурундуки вымогают у вас угощение.

Если не Алханай, то выбирайте хотя бы читинский дацан. Они есть не в каждом городе, но Чите повезло. Дацан в центре города, и там невероятный дзен. Можно крутить цветные барабаны с молитвами внутри, можно медитировать на скамейке, можно поговорить с ламой.

В последнее время с серьёзной заявкой на победу выступил этно-парк «Тужи». Его практически за одно лето создала команда легендарного скульптора Даши Намдакова, родившегося в бурятской деревне Укурик. Я бы, честно, туда переехала, но пока столько не зарабатываю.

9. Забайкальский международный кинофестиваль

Багуловая дорожка, кинозвёзды, до которых можно дотянуться рукой на показах и встречах, фильмы, которые ещё не вышли на экран, битва короткометражек в ночи — этот невероятный проект забайкальского землячества пока приостановлен из-за коронавируса. Но Чита его ждёт. Даже когда ноет про пробки из-за перекрытых дорог.

10. Узнать настоящую жизнь

Это не Рио-де-Жанейро. И не Москва. Если вы страшно далеки от народа и хотите стать ближе к нему, если вам и скучно, и грустно, и воротит от инстаграмной жизни с фильтрами и масками, всегда можно попробовать понять, чем живут пацаны на Зенитке или бабульки, отдавшие лучшие годы жизни не существующему уже камвольно-суконному комбинату. Снимите комнату в малосемейке, найдите деревянный туалет на улице, погуляйте вечером по окрестностям, зайдите в местную наливайку. Но вообще лучше не надо, обо всём этом всегда можно прочитать на «Чита.Ру».

В новом кабинете Путин и багульник — Гурулёв пришёл в «Редколлегию»

«Шайтанова пыталась вытряхнуть всю душу мне своими вопросами, но я на всё ответил, ни одного не пропустил», — так анонсировал этот выпуск проекта «Редколлегии» депутат Госдумы Андрей Гурулёв в своём telegram-канале.

Дарья Кливенкова: Сараи на площади — нулевой доход безвкусицы

Я ждала этой новости полгода. Мне очень хотелось узнать, стоила ли передача предпринимателям деревянных павильонов на площади Ленина (которые иначе как сараями не назовёшь) полученных после этого денег. Ведь если построенные для проката коньков в Новый год временные избушки на центральной площади города, которые не вписываются туда по здравому смыслу, не разбирают весной и передают бизнесу — значит, хотят помочь предпринимателям заработать. Иначе как объяснить эту безвкусную идею?

В центре инноваций и поддержки предпринимательства мне ответили, что павильоны за весь 2021 год проработали три месяца — с мая по июль. И провели там — внимание — шесть мероприятий:

• первый фестиваль экскурсий;
• международный молодёжный фестиваль «Даурия»;
• открытие туристского информационного центра и визит-центра;
• мастер-классы по декоративно-прикладному творчеству;
• агрофестиваль «Дачный переполох»;
• ярмарку вакансий троллейбусного управления.

Я в недоумении смотрю на список — особенно мне «нравится» в нём ярмарка вакансий. Что из этого нельзя было провести ни в каком другом здании? Почему ради них нужно было уродовать площадь на целый год?

Эти избушки логично смотрятся в новогодние праздники — вокруг снег, они подсвечены огоньками, деревянные стены контрастируют со льдом. В остальное время — это убожество. Какие-то недостроенные домокомплекты.

Я убедилась, что не было у администрации никакого вразумительного плана на эти сараи летом и осенью. Видимо, просто кто-то попросил их оставить, или было жаль денег на их разборку, или негде хранить. В любом случае что-то сломалось в головах управленцев.

Про то, сколько предприниматели заработали на мероприятиях в павильонах, центр инноваций не ответил, ссылаясь на коммерческую тайну. Но я и так знаю, что весной туда пускали самозанятых с товарами собственного производства. Так вот по крайней мере один из них мне рассказал, что ничего там не заработал — покупатели просто не заходили внутрь.

Так что цена безвкусицы Читы — плюс-минус ноль с небольшой погрешностью.

Артём Стромилов: Эксперименты над людьми на примере Забайкалья

Мы уже начали привыкать к том, что постановления губернатора Забайкальского края Александра Осипова, касающиеся ограничений в период пандемии, в последнее время появляются как-то спонтанно или вопреки. Либо за полчаса до полуночи, либо, как 1 декабря, наперекор мнению главного санитарного врача региона.

Разберём последнее. На совместном еженедельном брифинге краевых минздрава и управления Роспотребнадзора 1 декабря глава контролирующего ведомства Светлана Лапа рассказала, что одно из действующих в Забайкалье ограничений — а именно запрет на вход в детские сады для родителей — отменять пока не имеет смысла, так как заболеваемость детей от 3 до 6 лет в течение 3 недель находится на одном уровне. Поэтому ограничительные меры можно будет снять, когда зафиксируют снижение заболеваемости в этой возрастной группе.

Однако не проходит и полдня, как на официальном портале Забайкальского края появляется информация, что губернатор подписал новое постановление, которым разрешил работу детских игровых комнат и центров, а также — внимание — дозволил родителям заходить в сад вместе со своими детьми. С одной лишь оговоркой об обязательном предъявлении QR-кодов о вакцинации или перенесённом COVID-19. Вывод напрашивается сам собой — мнение Роспотребнадзора губернатор при принятии решений не особо-то и учитывает, по крайней мере, в этот раз точно. Либо и вовсе не советовался с профильными специалистами.

Но ещё интереснее разобраться, а для чего вообще нужно было вводить такое ограничение? Этого, кажется, не поняли ни родители, толпящиеся по утрам и вечерам у входа в сад в ожидании приёма/выдачи малышей, ни воспитатели, на каждого из которых упал тяжкий груз раздеть/одеть два десятка резвых забияк.

Не секрет, что дети живут со своими родителями, а значит, в случае появления вируса в семье могут легко принести его в сад. Отсутствие там родителей никак не препятствует общению самих воспитанников. Не понять, как эта новая экспериментальная заморочка может помочь остановить распространение вируса среди детей? Подождите-ка! «Заболеваемость коронавирусом детей 3-6 лет в течение трёх недель находится на одном уровне», — говорила на брифинге Лапа. Ой, неужто не сработало? Кто бы мог подумать.

Это ограничение, к слову, действует с 8 ноября. Вроде достаточный срок, чтобы наблюдать хоть какой-то эффект. Вот и вице-премьер правительства края Александр Бардалеев 25 ноября закрепил эту мысль, что запрет на посещение родителями садов — мера вынужденная и продиктована ситуацией с заболеваемостью среди дошкольников. Но уже со 2 декабря запрет был снят и завёрнут в новую обёртку.

А что изменилось? В том-то и дело, что ничего. Региональное правительство просто ставит эксперименты, пытаясь нащупать наиболее эффективный способ снизить распространение коронавируса. Если не получается, придумывают что-нибудь ещё. А родители, воспитатели, дети, которые почти месяц испытывали неудобства, не в счёт, потерпят.

Не надо так. Обсуждайте свои действия с теми, на кого они напрямую направлены, подкрепляйте это мнениями специалистов и общественной дискуссией. И только тогда принимайте решения. А пока что это напоминает неловкую импровизацию при дурно звучащем аккомпанементе.

Дарья Кливенкова: В своём глазу окровавленную остановку не замечать

В Чите на остановке у Кафедрального собора Казанской иконы Божией Матери как минимум пять дней испачкана кровью лавочка на остановке. Там не просто несколько подтёков, а замёрзшая лужа крови на деревянном сиденье лавки. На стекле остановки тоже видны кровавые отпечатки.

Что там произошло, останется тайной, в полицию никто не обращался. Вероятнее всего, пострадал какой-то маргинальный житель вокзала или его окрестностей.

Несколько дней сотрудники ДМРСУ убирали мусор с этой остановки, а люди ждали свой транспорт. До появления моей новости, написанной благодаря фотографиям неравнодушного знакомого, ничего не происходило. Никто из жителей города не пожаловался в администрацию, а уборщики, по словам директора ДМРСУ Алексея Котова, не замечали кровь.

И это наглядный пример того, что наш город погряз в рутине, серости и безразличии. В каком другом месте полнедели на центральной остановке города будет незамеченная кровь? Где ещё сотрудники, поддерживающие порядок, проигнорируют красные пятна? Допустим, они там убираются ночью и правда могли не увидеть. Но читинцы-то?

Мне кажется, разгадка в том, что у нас все лавочки грязные, даже на новых «умных» остановках. Точнее, все считают нормальным, что они грязные, и смирились с этим. У властей тоже зашорены глаза. Чита — запущенный город, этого нельзя отрицать. Нет у неё заботливого хозяина и его помощников. Пока это так, хоть залейте все остановки и площади кровью, город не сдвинется с мёртвой точки.

Елена Раздобреева: Мнимые забайкальские безработные создают очаги COVID? Поможет эпидрасследование!

Главный санитарный врач Забайкалья Светлана Лапа во время оперативного совещания на этой неделе заявила, что работники детских образовательных учреждений региона не указывают место работы при заражении СOVID.

«Мы выявляем ряд таких моментов, что не указывается в экстренном извещении место работы или указывается, что неработающий гражданин. И только по результатам эпидрасследования мы выходим на то, что данный гражданин является работником детского образовательного учреждения. […] Граждане не указывают место работы, скорее всего, в надежде, что не будут объявлены какие-то ограничения», — сказала Лапа.

Снова она подняла вопрос скрытности забайкальцев на пресс-конференции в первый день зимы, когда уточнила, что среди заболевших коронавирусом взрослых забайкальцев более 50% назвались неработающими: «Любое неуказание места работы человеком может привести к тому, что несвоевременно будут организованы необходимые противоэпидемические меры. Это вопрос занятости населения, его белой занятости. Он в этой ситуации имеет отношение к своевременности мер локализации очага».

Почему учителя и воспитатели скрывают свою профессию, я не очень понимаю. Боятся ограничений? Возможно, но человек, работающий официально, во время болезни, заставляющей его сидеть дома, всегда рассчитывает на выплату по больничному, а значит, боязнь ограничений принуждает людей отказываться от денег. Это странно, но допускаю, что здесь есть какая-то вымученная логика.

В этом удивлении от краевого управления Роспотребнадзора больше меня удивила фраза об эпидрасследовании, потому что знаю по собственному опыту — никакого отслеживания контактных при выявлении заражённых ковидом в коллективе не проводится. Я дважды за год столкнулась с ситуацией, когда мои коллеги болели коронавирусом. При этом на работу к нам никто не приходил, тестов не брал. Хотя в обоих случаях люди сидели на больничном, а значит, место работы было известно.

Может быть, в циркулярах, спущенных сверху, указаны только особые отрасли, где эпидемиологи-детективы и врачи-следователи проводят свои поиски очагов? Тогда понятно, почему Светлану Лапу интересуют в основном сферы торговли, общепита и образования.

Хотя эпидрасследование находится по смыслу где-то рядом с утверждением, что заражённые ковидом должны сидеть дома и не шляться по поликлиникам. В теории сидят и не шляются, а каждого заболевшего, кто назвал себя безработным, проверяют на принадлежность к работающим людям. В реальности людей после выявления коронавируса никто не контролирует, их принуждают ходить в поликлиники, а очаги выявляют по факту, а не благодаря мифическим эпидрасследованиям.

Егор Захаров: Время обижать

Основатель российской группы Little Big, уроженец Забайкалья Илья Прусикин в интервью РБК упаковал в несколько фраз поразительную мысль об ограничениях.

«Ещё три года назад я понимал, как нужно идти, какой дорогой, что мне делать. Сейчас я себя ощущаю ребёнком, который закончил 11-й класс и должен понять, кем хочет стать. В 36 лет. И это вроде бы и мотивирует каким-то образом, а вроде и демотивирует полностью. И те ходы, которые были возможны три года назад, уже не работают. Допустим, пример: клип, который я мог снять три года назад, сейчас может обидеть людей, он может уничтожить мою карьеру на корню. Наступило такое время, что ты не знаешь, что тебе делать», — сказал Прусикин.

С ним легко согласиться, если пойти на YouTube-канал Little Big и посмотреть видео, опубликованные 3 года, а лучше — 6—7 лет назад. И сразу становится понятно, о чём речь. А если вспомнить события более давние, то сейчас невозможно представить себе клипы группы «Тату», например. Я уверен, что такие клипы нам всем не очень-то нужны, но из песни слов не выкинешь. И я ещё скажу об этом ниже.

Недавно у меня была беседа с одним человеком, убеждённым, что «в Америке негров линчуют». То есть наоборот — никакой свободы из-за них нет. Примерно то же самое происходит и у нас, когда в Госдуму вносят закон о запрете указывать национальность преступника. Я как житель многонационального и бесконфликтного в этом плане региона не очень-то понимаю, зачем нужно указывать эти данные. Но, тем не менее, когда это становится запретным, появляются вопросы.

Про журналистику можно сказать словами Ильича — те ходы, которые были возможны Х лет назад, уже не работают.

Мы оглядываемся, когда пишем организацию из трёх букв, которая, перед тем как стать запрещённой, была «несуществующей». Мы не уверены, стоит ли писать организацию с названием из четырёх букв, которую на высшем уровне, несмотря на запрет в России, называют вроде как адекватными мужиками.

Председатель Следственного комитета обвиняет рэпера в торговле наркотиками, и ничего. В региональных СМИ была история про наркотики и человека, однажды исполнявшего рэп, итогом которой стало заявление о клевете. Хотя посыл у публикации был совершенно обратный.

Мы не говорим о самоубийствах, чтобы люди из СМИ не узнали, что можно [Роскомнадзор], [Роскомнадзор] или даже [Роскомнадзор]. Ведь пока СМИ об этом не начали трезвонить, никто этого не делал. Я не уверен, что про это надо писать, но странно и не писать, раз это явление существует. В этой логике надо запретить сообщать о пьяных водителях, которые тоже хороши в своём безумстве и могут дать плохой пример.

Ильич настроен оптимистично: «Возможно, это приведёт к какому-то новому витку в развитии искусства и в принципе человечества, потому что всегда ограничения порождали какой-то рост».

И я не могу с ним поспорить, потому что в публицистике этот процесс уже идёт. Пока в нём есть спорный опыт (условно) анонимных telegram-каналов, которым до поры до времени можно не обращать внимания на запреты. Но мне кажется, что ограничения окажутся бессмысленными, когда в моду вновь войдёт памфлет. И с новым Гулливером никто ничего не сможет сделать, хотя он будет понятен всем.

Мария Буренкова: Чьи-то скрепы пошатнулись

В Чите на прошлой неделе открыли новый БДСМ-отель — на это моментально возбудился один из местных telegram-каналов и дословно повторившая его местная скандально известная газета.

«Гнездо порока открылось на улице Промышленная, завело собственный Instagram и на всякий случай подстраховало себя записью в профиле, что не предоставляет клиентам сексуальных партнёров… Но, дамы и господа, садо-мазо-отель в Чите — это чересчур. Мы считаем, что полиция и общественность явно должны дать ответ на такое безумие. Явный перегиб надо душить в зародыше», — написал автор.

Такая точка зрения не просто непрогрессивная, она — палка для битья. БДСМ — это не новый феномен, ему уже минимум 70 лет, разве что сама аббревиатура появилась только в 90-х. Об этом писались книги, снимались фильмы, подобные заведения существуют давным-давно, включая другие города России.

А теперь представьте, сколько человек за это время во всех странах любят БДСМ в каких бы то ни было его формах? Когда люди говорят, что это «гнездо порока» и прочее — они автоматически оскорбляют миллиарды людей, даже не задумываясь, что могут быть в меньшинстве. Возможно, таким вот «извращенцем» могли быть племянник или бабушка агрессивного протестанта.

К тому же выливать информационные помои на заведение начали до того, как туда ступил первый клиент — ещё и порока-то никакого нет. Те, у кого этой темы нет в голове, вряд ли вообще когда-нибудь об этом отеле услышат — они об этом не говорят и в такие отели не ходят.

Вообще, в России есть старая тема, скрепляющая общество, — это ненависть. Я объездила много стран, и я не припомню, чтобы россияне во всём мире были известны чем-то позитивным. Самое хорошее, что можно услышать про нас — они сильные, стойкие. Но сейчас это стало бездумной ненавистью, и никакой силы здесь нет.

Варвара Лебедева: Боитесь собак — бойтесь и людей. Жить вообще страшно

Ежегодно 380–450 тысяч человек обращаются в медицинские учреждения из-за травм, нанесённых животными. Число погибших от укусов животных не подсчитывается отдельно.

За 2019 год 227,7 тысячи человек пострадали в ДТП — из них погибли 16,9 тысячи человек.

Количество убитых родственниками и мужьями женщин в России МВД официально не раскрывает. Однако правозащитники подсчитали, что почти две трети погибших в России женщин стали жертвами домашнего насилия. Методика подсчёта, впрочем, несовершенна.

Люди продолжали и продолжат умирать. Сейчас многие — от коронавируса. Очень многие — от сердечно-сосудистых заболеваний. Многие дети погибнут от инфекций, несчастных случаев, будут убиты матерями или совершат суицид. Ах да, суицид могут совершить и матери. Вообще, Россия славится нежеланием жить.

Но это всё неважно. Бояться и проклинать люди будут собачьи стаи, которые появились на улицах не сами по себе, не зародились, как крысы из грязи, в представлениях ушедших веков.

Недавно в одном из городских пабликов встретила зов: собака бегает у трассы, ждёт и ищет хозяев. Отвечают — в нашем посёлке часто чуть не на ходу выкидывают неугодных собак и уезжают.

«Забыть» пса на даче, отбывая осенью в город — обычное явление. Не найти желания или смелости пережить бюрократическую волокиту и выкинуть животное на улицу, переезжая — сплошь и рядом. Часть этих ненужных зверей — безобидные кошки, которые будут недолго и несчастливо выживать по подвалам. Даже и эти встретят ненависть за то, что плодят блох. Но больше всего ненависти достанется бывшим домашним волкам.

Которые не выбирали свою судьбу — бегать стаей по городу. Которых когда-то давно одомашнили, пообещали защиту, еду и кров, а потом предали. Что им остаётся делать? Если ни у людей, ни у властей не хватает совести и денег позаботиться о них.

Я знаю о тех случаях, когда стаи собак набрасывались на людей, на детей. Но я не боюсь их. А люди боятся. Хотя убить вас и ваших детей может пьяный или уснувший за рулём водитель. Или невидимый глазу вирус. Почему вы боитесь и ненавидите собак, но не боитесь ничего другого?

Люди пишут в комментариях к очередным записям о стаях собак: «Страшно, с ребёнком на руках особенно, ужас, мурашки по коже». Ну да, логично, хищники же. Они могут броситься, а могут и не броситься — они стаей бегают, когда у них размножение вовсю, им чаще всего не до вас.

А почему не страшно, когда из каждого утюга говорят о необходимости мыть руки и не трогать лицо, но ваши дети на кассе стоят и облизывают только что купленные игрушки? Открывают грязными руками чипсы и начинают есть? Тут вам не страшно, мамочки, это же не какая-то собака. Микроба-то не видно. Не страшно, когда вы отказываетесь прививать детей от кори и других хворей. Вы что, соседка же сказала, что от прививок аутизм. Вам не страшно, когда вы лишаете ребёнка телефона и орёте на него за оценки. Или когда отец достаёт ремень.

Может, я одна из тех придурочных зоозащитниц. Вполне возможно. Но когда на меня бежит стая собак, я знаю, что с большой вероятностью они окружат меня и будут подставлять головы под ласку. И даже если мне нечем будет их угостить, им хватит добрых интонаций и потрёпываний за ушами. Вероятно, когда-нибудь меня покусают. Моего брата однажды укусил щенок, которого он хотел достать из строительного карьера. Брат ходил на уколы от бешенства, но не начал бояться собак.

Я не боюсь собачьих стай, но прошу остановить такси у магазина, а не еду до подъезда, если меня настораживает поведение водителя. Поздно вечером я стараюсь не ходить одна, а если иду, то держусь в тени и смотрю за приближающимися людьми. Я мою руки, молочные пакеты и колбасу, когда пришла с покупками. И сразу звоню газовщикам, если в моём газифицированном доме как-то подозрительно запахло.

Если боитесь за свою и детскую жизнь, то бойтесь уже всего, что может вас убить. Но не только собачьих стай, на которых в очередной раз всем плевать. А я, знаете ли, склонна бояться тех, у кого рука не дрогнет отравить или застрелить несчастную собаку. Я часто читаю разные комментарии и знаю, сколько вокруг хищников, которые готовы рвать глотки собратьям просто так, а не в поисках еды.

Вид рассказа с нестарым названием 7 букв

Вид рассказа с нестарым названием 7 букв

Эта статья посвящена гриппу 1918 года и мифам вокруг него. Речь пойдёт об обязательных масках, передозировке аспирина как возможной причине смерти, а также о захватывающих исторических параллелях.

Когда дело доходит до истории, мы зависим от «мнения экспертов». Историю обычно пишут победители и формируют её в режиме реального времени, чтобы соответствовать повествованию и выразить свою точку зрения. Это является причиной того, почему так увлекательно находить факты и гипотезы, идущие вразрез с трендами. К ним относится гипотеза об отравлении аспирином, потенциально убившем большое количество людей во время пандемии 1918 года.

История пандемии 1918 года

Пандемия гриппа 1918 и 1919 годов считается «самой смертоносной вспышкой гриппа в истории». Пандемия гриппа «испанки» унесла жизни от 20 до 50 млн человек по всему миру, в том числе около 675 тыс. американцев (по данным Центра по контролю и профилактике заболеваний; исторические данные ограничены). По оценкам Бюро переписи населения, в 1918 году население США составляло чуть более 103 млн человек.

Согласно history.com, «первое заболевание испанкой было зарегистрировано у рядового армии США, военная часть которого дислоцировалась в Форт-Райли, штат Канзас, 4 марта 1918 года. Хотя США и другие страны, находящиеся в состоянии войны, первоначально скрывали новости о гриппе… все считали патриотизмом соблюдение новых мер предосторожности для здоровья».

В Америке местные власти развернули меры профилактики гриппа. Меры варьировались от региона к региону и включали «закрытие школ и мест массовых развлечений, соблюдение предписаний о запрете разбрасывания мусора, поощрение использования носовых платков или одноразовых салфеток и ношение защитных масок в общественных местах». В ряде американских городов ношении масок стало главным элементом борьбы с пандемией.

39-й полк США в Сиэтле в защитных масках для профилактики гриппа. (Everett Collection/Shutterstock)

39-й полк США в Сиэтле в защитных масках для профилактики гриппа. (Everett Collection/Shutterstock)

Маски во время пандемии 1918 года

По словам одного из сотрудников Красного Креста, «мужчина, женщина или ребёнок, который сейчас ходит без маски, — опасный бездельник». Это чувство долга военного времени и страх показаться «бездельником» мотивировали население выполнять приказы о ношении масок в таких городах, как Сан-Франциско, Сиэтл, Денвер и Феникс. Тем не менее, жители жаловались на то, что маски неудобны, неэффективны или вредят бизнесу. После окончания войны не было необходимости в ношении масок для обеспечения безопасности войск, поэтому появились недовольные этим правилом. Некоторые даже создали в Сан-Франциско Лигу против масок.

Во время пандемии 1918 года постановления о ношении масок в основном издавались на западном побережье, и большинство людей подчинялись им. Государственные чиновники «представили меры по борьбе с гриппом как способ защитить войска от смертельной вспышки». В то время маски делали из марли, и некоторые люди носили «модные» маски. К примеру, они проделывали в масках дырки для сигарет. Власти довольно небрежно относились к виду масок, лишь бы они были на лице. Нарушителей постановления сурово наказывали.

«Обычными наказаниями были штрафы, тюремные сроки и публикация имён нарушителей в газете. В одном ужасном случае в Сан-Франциско (описанном в статье Atlantic от 19 марта 2020 года), специальный сотрудник санитарного совета застрелил человека, отказавшегося носить маску, а также двух прохожих».

«Это сильно отличалось от обращения с лидерами Сан-Франциско, которые не придерживались постановлений. Во время боксёрского поединка полицейский фотограф запечатлел несколько наблюдателей, конгрессмена, судью, контр-адмирала ВМФ, городского санитарного врача и даже мэра, которые были без масок. Медицинский работник заплатил штраф в размере $5, а мэр — $ 50, но никто из них не был посажен в тюрьму (не говоря уже о том, что в них никто не стрелял)».

Мне кажется интересным сравнить психологические методы, использованные в 1918 году, с психологическими методами, использованными в 2020 году и далее в контексте COVID. Согласно Influenza Archive, «ношение маски сразу же стало символом патриотизма военного времени… Опираясь на риторику и образы военных действий, чиновники здравоохранения надеялись склонить жителей к соблюдению правил, а то и прямо запугать их».

«Для городских властей важны были не столько особенности масок, сколько соблюдение буквы постановления. Хотя подавляющее большинство жителей Сан-Франциско соблюдали предписание о масках, только 27 октября полиция арестовала 110 человек за отсутствие масок или содержания их в ненадлежащем виде. Каждому из них предъявили обвинение в „нарушении спокойствия», а большинство было оштрафовано на $5 с отправкой денег на нужды Красного Креста. 9 несчастных были приговорены к небольшим срокам заключения в окружной тюрьме. На следующий день была арестована ещё одна группа из 50 нарушителей; 5 из них отправили в тюрьму, а 7 других получили штрафы по $10. Аресты продолжались и в последующие дни».

В 1918 году, как и сегодня, речь шла больше о формальном ношении масок, чем о предотвращении распространения вируса.

«Многие маски были изготовлены из сомнительных материалов, ещё более пористых и неэффективных, чем стандартная хирургическая марля, которую чаще всего использовали. Представители здравоохранения и различные „эксперты“ по маскам превозносили эффективность всевозможных материалов… Газета San Francisco Chronicle описала некоторых жителей города в масках, начиная от стандартной хирургической марли и заканчивая изделиями, напоминающими носовые мешки, от муслиновой завесы „яшмак“, в турецком стиле, до непрочных шифоновых вуалей, лениво накрывавшие рот и нос. Некоторые носили на лице „устрашающего вида аппараты, похожие на выдвинутые намордники“, когда ходили по улицам и делали покупки в магазинах в центре города».

Наука о масках тех времён

Пока политики заставляли население использовать пористые маски во имя патриотизма и общественного блага, а полиция сажала в тюрьму несогласных, учёные обсуждали значение масок для профилактики гриппа. В исследовании тех времён говорилось следующее:

«Неудача с масками стала источником разочарования. За первым экспериментом в Сан-Франциско наблюдали с интересом, ожидая положительных результатов при всеобщем ношении масок. Оказалось всё наоборот. Маски, вопреки ожиданиям, носили весело и повсеместно, но никакого влияния на кривую эпидемии они не оказали. В этой гипотезе было что-то не так».

В целом, исследование пришло к следующему выводу:

  •  Марлевые маски уменьшают количество вдыхаемых капель с бактериями.
  •  Качество маски зависит от количества слоёв и пористости марли.
  •  При достаточной плотности маски затрудняется дыхание и происходит утечка по краям маски.
  •  Эта утечка по краям маски и вдыхание через маску воздуха достаточны для снижения передаваемой инфекции на 50%.
  •  В ходе будущих экспериментов в инфекционных больницах следует выяснить, эффективно и удобно ли ношение масок такой фактуры для снижения заболеваемости инфекциями.
  •  Пока не доказана эффективность масок, которая оправдывала бы их обязательное ношение для сдерживания эпидемий.

Передозировки аспирина

В 2009 году Карен М. Старко, американский эпидемиолог, опубликовала интересную работу под названием «Салицилаты и смертность от пандемического гриппа, 1918–1919 годы, фармакология, патология и исторические свидетельства». Её работа получила положительные отзывы в СМИ, о ней даже написали в газете New York Times в год публикации статьи.

Прямая цитата из New York Times:

«Подозрения доктора Старко вызвал тот факт, что для лечения болезни обычно использовались высокие дозы аспирина, которые сегодня считаются небезопасными. Симптомы передозировки аспирина было трудно отличить от симптомов гриппа, особенно среди умерших от болезни. Один современный патологоанатом из Службы общественного здравоохранения при вскрытии обнаружил, что объём повреждений лёгких был слишком мал для вирусной пневмонии, а большое количество кровавой, водянистой жидкости в них должно было иметь какую-то другую причину».

По словам доктора Старко, «непосредственно перед всплеском смертности в 1918 году аспирин был рекомендован в таких дозах, которые вызывают отёк лёгких. Такие дозы способствовали общей смертности от пандемии. Смертность среди молодых людей объяснялась их готовностью использовать новую, рекомендованную терапию в условиях строгого режима лечения (в армии). Более низкая смертность среди детей могла быть результатом меньшего использования аспирина. Детский аспирин не продавался до конца 1940-х годов. Использование аспирина в разных дозах способствовало разнице в смертности между городами и военными лагерями.

Вся статья доктора Старко очень интересна, и я рекомендую вам прочитать её. Оглядываясь назад, трудно сказать, что было более опасным: передозировка аспирина или другие факторы, и — эпидемия сама по себе или энтузиазм чиновников здравоохранения.

„Невидимая радуга“

Существует также гипотеза Артура Фирстенберга, автора книги „Невидимая радуга“, которую необходимо упомянуть. Фирстенберг „прослеживает историю электричества с начала восемнадцатого века до наших дней, убедительно доказывая, что многие экологические проблемы, а также основные заболевания индустриальной цивилизации — сердечные заболевания, диабет и рак — связаны с электрическим загрязнением“. Эта точка зрения заслуживает отдельного рассказа, независимо от вашего отношения к ней. В настоящее время хорошо известно, что электромагнитное поле оказывает серьёзное влияние на клеточные функции человека. Одно только его воздействие на иммунную систему человека заслуживает серьёзного исследования.

Реконструкция вируса гриппа 1918 года

В начале 2000-х годов был реконструирован вирус гриппа 1918 года. По словам представителей Центра по контролю и профилактике заболеваний, „исследователи Центра и их коллеги успешно реконструировали вирус гриппа, вызвавший пандемию гриппа 1918-19 годов, от которой в мире погибло до 50 млн человек“.

В процессе реконструкции есть одна жуткая и отвратительная деталь. Для создания геномной последовательности вируса гриппа 1918 года, учёные прибегли к раскопкам могилы в вечной мерзлоте на Аляске и осквернили тело похороненной там инуитской женщины. Они также извлекли образцы из тел двух умерших американских военнослужащих, одного — в Южной Каролине, а другого — в штате Нью-Йорк.

В этом исследовании не было острой необходимости. Исследователи сделали это ради любопытства, и они чувствовали себя правыми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector