Меню

Если культуры нету людей в сердцах то нигде больше ее быть не может сочинение

МИНСК, 6 декабря. /ТАСС/. Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что, если бы белорусская оппозиция пришла к власти в период президентских выборов в прошлом году, блок НАТО стоял бы под Смоленском.

«Мы бы допустили громаднейшую ошибку, если бы потерпели поражение в прошлом году. Страны бы просто не существовало, — сказал Лукашенко, согласовывая назначение руководителей местных органов власти в понедельник, сообщает агентство БелТА. — Если бы они на одни сутки пришли к власти, здесь бы уже блок НАТО стоял под Смоленском. Достаточно на сутки захватить власть и позвать сюда иностранные войска. Конституция позволяет президенту это сделать. Был бы их человек, он бы этим воспользовался».

По его словам, именно поэтому власти «пытаются подравнять как-то конституцию». Лукашенко считает, что в нынешних условиях нельзя сосредотачивать власть в руках одного человека. «Это не середина 1990-х, когда катастрофа была: никто не знал, что делать и куда идти. Да, был риск отдать одному человеку такую конституцию в руки, — отметил президент. — Но вроде мы ничего сверхвредного для народа не сотворили, а создали государство, и нам надо его защитить. И надо уйти от большой концентрации сейчас власти в одних руках, будь то у меня, у кого — не важно».

Президент отметил, что сегодня и общество требует перемен. «Поэтому нам нужна новая конституция. А не потому, что «эта конституция нужна Лукашенко». Слушайте, Лукашенко уже наелся этих конституций, власти и всего прочего. Сейчас вопрос не в Лукашенко, а в сохранении стабильности в нашей стране», — заявил он. При этом, по его словам, оппозиция, находящаяся за рубежом, борется против внесения изменений в конституцию. «Слушайте, а чего вы боретесь? Не проголосует народ на референдуме за изменения — останется эта конституция, власть останется так, как есть», — заметил Лукашенко. По его словам, оппозиция хотела бы вернуться к конституции 1994 года, поделить собственность, а потом власть переформатировать и прийти к тому же, что существует «при Лукашенко». «Вот такой круг они хотят совершить, но это на дурачка, у нас это не пройдет», — подчеркнул президент.

Он также считает, что противников действующей власти в Белоруссии всегда было около 10%. «Людей, которые являются нашими противниками, не тех, что думают иначе, а противниками, их всегда было около 10%», — сказал президент. Он не исключил, что, возможно, с такими людьми государство слабо работало, а теперь у них выросли дети, некоторые из которых также не поддерживают государственную политику. «Не все из них предатели и вредители, — заметил Лукашенко. — Многие ребята, девчонки оппозиционеров имеют, возможно, свою точку зрения, но они работают в стране, поэтому, еще раз говорю, надо быть очень аккуратными».

Вместе с тем глава Белоруссии подчеркнул, что предателей во власти быть не должно, поэтому надо аккуратно подбирать людей в структуры власти, но и не «устраивать охоту на ведьм, не надо во всех видеть врагов». «Самоуспокаиваться нельзя. Ты оппозиционер? Пожалуйста, иди в оппозицию, чтобы люди видели, что ты оппозиционер, а это власть, ты в оппозиции к власти, высказывай свою точку зрения», — сказал он.

Об оппозиции

Лукашенко, при этом отметил, что обычные белорусы вряд ли смогут ответить на вопрос, чего хочет оппозиция. «А мы ведь говорили, помните: разрыв союза с Россией, приглашение сюда НАТО, переформатировать церковь, запретить русский язык и так далее, — сказал президент. — Они это прячут сейчас: это им не выгодно. Как показывают социологические исследования, которые мы сейчас получили, люди поддерживают тот курс, который мы сегодня проводим».

Он заметил, что в ближайшее время будет опубликовано масштабное социологическое исследование. «Мы брали разные трудовые коллективы, и люди отвечали закрыто на многие вопросы. Общество, по моей первичной информации, сильно изменилось после прошлого года (после президентских выборов — прим. ТАСС)», — подчеркнул Лукашенко.

Лукашенко подчеркнул, что не допустит оппозиционной деятельности в стране лиц, бежавших после президентских выборов на Запад. «Никакой оппозиции в Беларуси из числа беглых быть не может. Сбежал — там и сиди. Удалось тебе, вернулся — как-то устроился в общество, не во власть. У них главная цель сейчас — протащить своих во власть», — сказал он.

По его словам, противники действующей власти «начинают аккуратное переформатирование оппозиционного крыла в Беларуси». «Ищут, на кого сделать ставку и опору. Они нашли, на кого — чтобы он был терпим для России, как они рассуждают, чтобы он Западом управлялся абсолютно. Весь смысл в том, что опору они хотят осуществить на беглых», — сказал Лукашенко. Он отметил, что пока удалось не всех противников власти убрать из госорганизаций. «Я не скажу, что мы уже вычистили всех. Как мы их часто называем — «оппы», «бэчэбэшник» и так далее. Еще придется присмотреться к этим людям», — заявил Лукашенко, которого цитирует издание «СБ. Беларусь сегодня».

Он предупредил, что руководители местных властей должны внимательно относиться к вопросам подбора кадров. «Вы должны отдавать себе отчет и понимать, что многие из власти, которые сбежали, сейчас фейками забрасывают страну из-за границы, а кто-то убежал, но спрятался под плинтус. И они понимают, что опять нужна волна, чтобы к нам внедриться. Поэтому будьте аккуратны в подборе людей», — сказал президент Белоруссии.

Несколько лет назад довелось мне выпивать в компании одного чиновника. Он тогда как раз в Иран в командировку собирался. Я заинтересовался, стал его об этой стране расспрашивать. Визави долго рассказывал, а потом вдруг говорит: «Хочешь, я тебя с собой возьму?» Я думал, он шутит, а он так всерьёз: «Это для меня вообще не вопрос, скажу, что мне политолог нужен для анализа тамошней ситуации. Без проблем тебя в состав делегации включу». Что сказать, соблазн был велик. Я еле удержался. Всё-таки не та страна, куда можно с бухты барахты ехать. 

В общем, с того самого дня живет во мне мечта однажды попутешествовать по Ирану. Меня вообще с детства на всякую экзотику тянет — в Африку, там, например, или вот в Иран. К чему я это? К тому, что из-за этого незакрытого гештальта я за ситуацией там теперь стараюсь следить. Сегодня решил сделать для вас по поводу тамошней политики воскресный лонгрид. 

Как минимум, вы должны знать, что участвуя в предвыборных кампаниях, иранские политики из реформистского лагеря регулярно снимают свои кандидатуры в пользу друг друга. Ну вы знаете — чтобы локтями не толкаться и друг другу не мешать. В этом смысле иранцы принципиально отличаются от российских оппозиционеров, патологически неспособных объединять усилия. Именно поэтому, в отличие от вторых, первые нередко выигрывают выборы. Если бы не неизибраемая и опирающаяся на силу политическая надстройка в лице Верховного лидера, Совета стражей и так далее, эта страна давно была бы совсем другой…

Вообще, иранский режим — один из самых странных в мире, имеющий, в то же время, немало общего с российским. Он безусловно авторитарен, а в некоторых смыслах даже тоталитарен, но при этом там и демократии временами тоже бывает очень много — намного больше, чем у нас. Это какая-то очень странная смесь.

При всём том, что в стране есть безусловный лидер — рахбар, — власть в Иране не очень консолидирована. С самого начала прямо на институциональном уровне там были заложены серьёзные противоречия — например, между парламентом и Советом стражей, который в отличие от первого не избирается, зато наделён правом проверять принимаемые тем законы на предмет их соответствия исламским ценностям и конституции. Без одобрения Совета закон не вступает в силу, вот эти два института и конфликтуют — чуть ли не с первого дня своего существования. Чтобы разруливать их противоречия пришлось даже специальный орган учредить — Совет целесообразности, — да и тот далеко не всегда справляется. 

Помимо конфликта Совета стражей с парламентом еще одной точкой напряжения являются отношения парламента и президента. Местные депутаты неоднократно демонстрировали, что они не прочь взять исполнительную власть под свой контроль, заменив президентскую республику парламентской. В начале ведь она именно такой и была — до 1989 года. Тогда, незадолго до своей смерти, основатель режима имам Хомейни решил поменять Конституцию, однако довести дело до ума не успел. Пришедший ему на смену Хаменеи заменил парламентаризм президентской республикой и с тех пор мучается — со всеми четырьмя работавшими при нем президентами у него были регулярные конфликты. Хотя с точки зрения закона права последних были несопоставимы с полномочиями верховного религиозного лидера, зато те имели одно важное политическое преимущество — популярный мандат. Духовный лидер ведь не избирается народом, а в 21 веке это даже в Иране — слабое место. Контроль над главой исполнительной власти с помощью лояльного депутатского большинства в этом смысле представляет собой для рахбара определенный соблазн. Возможность замены системы Хаменеи не исключает. В 2011 году он даже публично сказал: мол, если почувствуем, что так лучше, то так и сделаем. Во всяком случае лояльный духовному лидеру вице-спикер открыто агитировал за парламентаризм ещё осенью прошлого года. Правда буквально несколько месяцев назад в стране был избран новый президент, так что, наверное, пока вопрос о реформе с повестки снят. Дальше — время покажет. 

Хотя времени у режима мало. Это у нас Путину всего 69, а имаму Хаменеи — уже 82. Да и падение рейтингов у них носит гораздо более серьезный характер. Оно и понятно, аятоллы иранцам поднадоели гораздо сильнее, чем наши надоели россиянам. Наши-то у власти всего чуть более двадцати лет, а те уже больше сорока сидят.
Интересно, кстати, что на последних президентских выборах набор кандидатов в Иране оказался необычайно скудным — примерно как у нас. Если раньше, заботясь о легитимности, власти всегда допускали до выборов сильных соперников, превращая кампании в подобие американских — то есть, абсолютно живых, наполненных реальной борьбой, — то в этот раз победитель был известен заранее. Можно предположить, что новая стратегия была связана с резко усилившимися протестными настроениями — режим предпочёл не возбуждать избирателей и не рисковать. Но нельзя исключать и того, что реальной причиной решения Верховного правителя стало его нежелание чересчур сильно легитимизировать нового президента. Ясно, что после таких ущербных выборов, как в этот раз, его можно считать кем угодно, но не полноценным политиком. Ни до одного из предшественников он в этом смысле не дотягивает. 

С этой точки зрения, кстати, стоит обратить внимание на то, что решение выполняющего функции местного Центризбиркома Совета стражей о недопуске некоторых политиков до выборов, аятолла Хаменеи раскритиковал как несправедливое, сказав по сути, что будущий победитель — Раиси — побеждает не очень честно. О том, что победитель получил действительно хромую легитимность, говорит, например, рекордно низкая явка. По сравнению с предыдущими выборами она упала на 25 процентных пунктов. Количество испорченных бюллетеней тоже впечатляет — 13 процентов, при том, что предыдущий рекорд составлял лишь 4 процента. 

Собственно, последняя кампания и наводит на мысль о возможной замене президентской формы правления парламентской. Найти кандидата, который одновременно удовлетворил бы и народ, и правящий клир в условиях растущих протестных настроений будет всё сложнее. Выхолащивание же института выборов и превращение их в фикцию по образцу путинской России сейчас уже чревато — такие вещи надо делать либо в самом начале, когда режим ещё крепок, либо уже не делать никогда. 

В общем, внутренних противоречий в Иране много и связаны они, думаю, с двойственной природой власти в стране — с попыткой совместить взаимоисключающие по своей сути принципы. Речь о лежащей в основе режима концепции «вилаят аль-факих», в соответствии с которой государственные институты должны функционировать под надзором исламского духовенства. Наложить идею подобного надзора на принцип народовластия, который в XXI веке приходится изображать всем автократам, не так-то просто. Особенно в ситуации, когда религиозность в стране падает — а именно это там сейчас и происходит. 

В иранской Конституции чётко сказано, что источник суверенитета в стране один — Аллах. Поэтому любое решение, принятое любым государственным органом, будь он хоть трижды избран народом, может быть отменено и пересмотрено осуществляющим надзор за государственными структурами от имени Аллаха духовенством. Для верующего человека в конструкции этой, в принципе, всё логично: он без проблем признает верховенство Всевышнего не только в вопросах веры, но и по политической тематике. Согласно данным прошлогоднего независимого социсследования, однако, в качестве верующих шиитов себя обозначили лишь 32 процента взрослого населения. Еще 5 процентов назвали себя верующими суннитами и 3 — последователями суфизма. Даже если суммировать все эти три показателя — это всё равно меньше половины. Но тут и суммировать нельзя — отношения между шиитами и суннитами — мягко говоря, непростые. 

Поведение протестующих тоже говорит о растущем антирелигиозном настрое. Если десять-двенадцать лет назад во время своих уличных манифестаций оппозиционеры скандировали «Аллаху Акбар», то в ходе последних выступлений Аллаха они уже не упоминали, зато многократно кричали «смерть муллам». 

Осознавая проблему слабеющего религиозного чувства соотечественников, Хаменеи провозгласил два года назад начало нового — второго — этапа исламской революции. Главной целью было объявлено искоренение источников чуждого идеологического влияния и укрепление веры в сердцах молодежи. Она-де оригинальной революции не застала, так пусть насладится хотя бы ее вторым этапом. Воспользовавшись призывом аятоллы, контролирующие Совет стражей хардлайнеры и ограничили допуск противных их лагерю кандидатов на выборы президента в 2021-м — о чем я упомянул выше, — а также на парламентские выборы 2020-го. 

Возможно, что концепция «исламизации политической системы», запущенной Хаменеи, призвана покончить с характерным для современного Ирана разделения разящих элит на хардлайнеров и «умеренных прагматиков». Она провозглашает индоктринированность (на которой специализируются первые) ценностью более высокого порядка, чем практический результат (являющийся специализацией вторых). Имам как бы говорит: точное следование рецептам, прописанным в скрижалях, гарантированно приведёт нас к конечной победе, в то время как прагматизм может обеспечить лишь энное количество тактических успехов, но не более того. 

При этом надо иметь в виду, что молодежи имам предлагает не только кнут в виде «исламизации», но и пряник — в виде допуска к власти. Собственно именно необходимостью передать штурвал молодежи Хаменеи и обьясняет потребность в предварительном индоктринировании недопустимо либерального поколения. Дескать, как только почувствуем, что можно вверить вам судьбу революции, так сразу это и сделаем. Сейчас провозгласивший необходимость «омоложения государственного аппарата» аятолла активно нашпиговывает аппарат молодежью — не любой, конечно, а той самой, что доказала верность идеалам исламской революции и готовность нести её знамя до конца. Взглянув на предмет поверхностно, можно было бы сказать, что речь идёт о чем-то вроде «Лидеров России», однако на самом деле происходящее в Иране носит гораздо более серьёзный — менее фиктивный, если можно так выразиться, — характер. 

Тамошняя политика, в отличие от российской, вообще гораздо более честная. Более серьёзная, что ли… Очевидных фейков там меньше, институты вообще нередко имеют реальную социальную базу, а не умозрительные конструкции, придуманные околовластными политтехнологами. Возможно это связано с бэкграундом лидеров. В отличие от выращенного в пробирке Путина, и Хомейни, и Хаменеи прошли через революцию. Они делали политику per se — в чистом виде. Они сами были в оппозиции, сами прошли через подполье и гонения, сами сметали власть. В отличие от Путина они видели ситуацию с противоположной стороны баррикад и знают, что возможности государства по подавлению оппозиции и манипулированию общественным мнением небесконечны. Именно поэтому и первый послереволюционный лидер Ирана, и второй — при всей их нетерпимости и авторитаризме — выстраивали систему, имеющую гораздо большую связь с реальностью, с обществом, чем в России.

Ну ладно, для начала хватит. Подробнее обо всем этом напишу попозже. Если у вас интерес будет. 

2021-12-17T15:00:00+03:00

2021-12-17T18:09:51+03:00

2021-12-17T15:00:00+03:00

2021

https://inosmi.ru/social/20211217/251149465.html

Экстремальная жара в России лишила ученых дара речи

Экстремальная жара в России лишила ученых дара речи

Общество

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/terms/terms_of_use.html

https://россиясегодня.рф

20 июня 2020 года многие исследователи климата просто потеряли дар речи. В тот день в российском городе Верхоянске в Сибири температура воздуха поднялась до рекордных +38… ИНОСМИ, 17.12.2021

общество, европа, швеция, шведский, сибирь, рекорд, жара

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/98/251149816.jpg

1920

1920

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/98/251149816.jpg

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/98/251149811.jpg

1920

1080

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/98/251149811.jpg

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/98/251149810.jpg

1920

1440

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/98/251149810.jpg

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/98/251149809.jpg

1200

630

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/98/251149809.jpg

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/97/251149771.jpg

3093

2048

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25114/97/251149771.jpg

https://inosmi.ru/science/20211005/250635226.html

https://inosmi.ru/social/20210828/250391700.html

https://inosmi.ru/science/20200630/247682653.html

https://inosmi.ru/science/20200609/247577081.html

https://inosmi.ru/social/20210827/250394257.html

https://inosmi.ru/social/20210811/250294209.html

https://inosmi.ru/social/20210316/249334636.html

https://inosmi.ru/science/20210218/249164594.html

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

20 июня 2020 года многие исследователи климата просто потеряли дар речи. В тот день в российском городе Верхоянске в Сибири температура воздуха поднялась до рекордных +38 градусов. Это самая высокая температура, когда-либо зарегистрированная к северу от Полярного круга. Рекорд был поставлен во время затяжной сибирской жары, удивившей тогда многих ученых.

Большую часть лета 2020 года средняя температура в арктических районах Сибири на десять градусов превышала норму. В результате возникли опустошительные лесные пожары и масштабная потеря морских льдов. В конце концов 2020 год вошел в тройку самых жарких лет в истории наблюдений, по данным специалистов, изучающих климат.

Сейчас исследователи из расположенной в Женеве Всемирной метеорологической организации официально подтвердили, что температура тогда действительно достигла +38 градусов. Впервые ВМО занесла в свою статистику рекорд жары в Арктике: утверждается, что в этой части мира никогда прежде не было зарегистрировано более высокой температуры воздуха. «Такая температура скорее подошла бы Средиземноморью, чем Арктике», — заявил генеральный секретарь Всемирной метеорологической организации Петтери Таалас (Petteri Taalas).

«Этот новый для Арктики рекорд является очередным показателем в серии наблюдений, поступивших в Архив данных ВМО об экстремальных метеорологических и климатических явлениях и ставших тревожным сигналом изменения нашего климата», — добавил он.

Теперь Арктика — один из самых быстро теплеющих регионов планеты. Температура там растет вдвое быстрее, чем в среднем по миру, сообщила Svenska Dagbladet официальный представитель организации Клэр Нуллис (Clare Nullis).

SvD: Это результат антропогенных изменений климата?

Клэр Нуллис: Ответ будет коротким: да. Совершенно очевидно, что за этими экстремальными температурами стоит глобальное потепление.

Из-за подобных экстремальных температур и изменений климата в Арктике специалистам ВМО даже пришлось ввести новую климатическую категорию для своего международного Архива: «наивысшая температура, зарегистрированная на широте 66,5 градусов или выше — за Полярным кругом». В Архив заносятся экстремальные погодные и климатические явления, такие как самые высокие и самые низкие температуры, наиболее интенсивные осадки, самый крупный град, самые длительные засухи, самые сильные порывы ветра, самые длинные вспышки молнии, а также смертельные случаи, связанные с погодой.

— Почему подтверждение рекордной жары в Сибири заняло столько времени?

— Действительно, этот температурный рекорд подтверждался на редкость долго. Дело в том, что пришлось выяснять, правильные ли использовались измерительные приборы, а также проверять, не было ли прежде аналогичных температурных рекордов, например, в Канаде.

Самая низкая температура в районах за Полярным кругом была зарегистрирована 22 декабря 1991 года в Гренландии — -69,9 градусов. Это еще и максимальный холод, когда-либо наблюдавшийся в Северном полушарии.

Как и в случае любых оценок экстремальных погодных условий от ВМО, речь идет об отдельных «снимках» нашего климата. Но, по словам представителей Всемирной метеорологической организации, не исключено и даже весьма вероятно, что в будущем в Арктике будут наблюдаться и еще более высокие и более низкие показатели. «Нынешние данные явно показывают, что в Сибири становится теплее», — отмечает британский климатолог Фил Джонс (Phil Jones), член комитета ВМО по экстремальным погодным явлениям.

Также ВМО исследует тепловые рекорды в других регионах, говорит Клэр Нуллис. «Сейчас мы проверяем данные о температуре +54,4 градусов, зарегистрированной в 2020 и 2021 годах в самой жаркой точке мира — Долине Смерти в Калифорнии», — сообщает она. Также специалисты занимаются температурным рекордом в Европе, о котором стало известно недавно — +48,8 градусов на Сицилии летом 2021 года.

В Архиве данных ВМО об экстремальных метеорологических и климатических явлениях никогда еще не проводилось столько исследований одновременно, добавляет Клэр Нуллис.

«Это признак того, что с нашим климатом действительно что-то не в порядке», — говорит она.

По словам Нуллис, климатологи ВМО знают и о нынешней волне холода в Скандинавии. Например, на самом севере шведской Лапландии, в местечке Наймакка, недавно был зарегистрирован мороз в —43,8 градуса. Есть ли тут связь с экстремальными погодными явлениями и рекордной жарой в Сибири и Арктике?

«Сейчас ученые выясняют, влияет ли таяние арктических льдов на высотные струйные течения. Пока удалось установить, что струйные течения становятся более извилистыми и идут волнами. Это может быть причиной похолодания в ряде регионов, в том числе, нынешней волны холодного воздуха в Скандинавии».

«То, что происходит в Арктике, одной Арктикой не ограничивается. Все это, несомненно, влияет на температуру воздуха в других регионах во многих странах», — добавляет Клэр Нуллис.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Adblock
detector