Меню

Какие понятия ты будешь использовать в рассказе о мире с точки зрения историка

Петр Кульпа — один из разработчиков реформы государственного управления на Украине. В прошлом министр труда и заместитель министра экономики Польши, гендиректор Польской системы публичного здравоохранения, секретарь польской делегации в Парламентской ассамблее НАТО. Сейчас он руководит «Школой министров» в Киевской школе государственного управления имени Сергея Нижнего. В интервью изданию «Гордон» Кульпа рассказал, что сдерживает развитие украинского государства, какие пункты конституции страны следует изменить, чтобы увеличить эффективность госуправления, как оценивает подготовку госслужащих и политиков, а также о том, как воспринимает миграционный кризис на польско-белорусской границе.

На Украине те, кто понимают проблему, не могут ничего изменить, а те, кто могут изменить, — делают вид, что ничего происходит

Гордон: Вы видели проблемы государственности в 2014 году, когда руководили процессом реформы госслужбы, и видите в 2021 году, поскольку задействованы в проекте Public Administration Reform, который идет по линии Евросоюза. По вашему мнению, какой путь за эти годы прошла Украина, что изменилось?

Петр Кульпа: К сожалению, Украина топчется на месте. Причина — на уровне конституции. В главный документ страны заложен абсурдный механизм, который не дает возможности координироваться в любом избранном направлении. Украина — единственная страна на Земле из тех, где есть разделение власти и где исключительно парламент имеет право снимать министров.

— Что в этом плохого и к каким неблагоприятным последствиям может привести?

— Если только парламент может снимать министров, значит, у вас нет премьер-министра, как в других странах, а есть 22 премьер-министра. Нет разницы между министром и премьер-министром. Просто у премьера на пару полномочий больше — открывать и закрывать заседания и подписывать протокол.

Если премьер захочет снять министра, который не работает в команде, плохо использует средства, работает на какую-то узкую группу интересов, глава правительства может просить Верховную раду снять такого министра. Но если не получит достаточного количества голосов, сам уходит с поста. Это означает, что в системе нет координационного центра.

На уровне ЕС, который не является страной, действует более 120 координационных комитетов. Современное государство координирует каждый день 450 процессов.

Вот пример. Вы хотите стратегически решить вопрос безопасности на дорогах. Тогда вы привлекаете министра, отвечающего за строительство дорог, министра внутренних дел, который решает, как наказывать нарушителей, министра образования, отвечающего за то, как учат людей пользоваться дорогами, министра здравоохранения, который решает, как быстро «скорая» приедет, куда увезет пострадавших и так далее.

Следовательно, каждый министр должен заставлять своих подчиненных сотрудничать с другими чиновниками в других министерствах, сообща решать вопросы, которые могут возникнуть в каждом из этих 450 процессов. Так вот на Украине этого нет. Поэтому тут невозможно внедрить никакую стратегию, которая была бы шире, чем одно министерство.

Дальше. Министр не влияет на своих заместителей, на шефов агентств — не он их назначает. Если мы говорим про договор с каким-то правительством, то воспринимаем его как нечто единое. На Украине надо по каждой конкретной норме договариваться с конкретным министром. Но, представьте, если замминистра или шеф агентства завтра скажет: «Не нравится мне ваше задание, не стану выполнять». Что ему за это будет? Ничего. Никто ни за что не отвечает. В такой системе институционализирована безответственность. Вся суть сведена к тому, что те, у кого есть ответственность, не имеют инструментов, а те, у кого есть инструменты, не имеют ответственности.

Прочность такой системы очень низкая. Чтобы сломать украинскую государственность, стоит сломать всего одного министра, или замминистра, или шефа агентства. В Европе же надо сломать все правительство.

Уже не раз говорил, что у велосипеда Украина заднее колесо установлено поперек. Поэтому он стоит на месте. А премьер-министр, когда ветер дует ему в лицо, просит пресс-службу: «Скорее делайте снимок, как мы быстро движемся». Но на самом деле прогресса нет.

— Вы не первый год говорите о заложенных в конституции проблемах и не один раз предупреждали, что из-за этого Украина может даже потерять свою государственность. Тогда почему законодатели не торопятся с конституционной реформой?

— Думаю, есть несколько моментов. У вас в стране более тысячи профессоров права, еще столько же профессоров госуправления, которые учат студентов, что на Украине лучшая конституция на Земле. Они сами в это искренне верят, сами зомбировали себя, и им сложно признать, что это не так.

В дискуссиях я всегда говорю: во-первых, задумайтесь, почему ни один народ на Земле не сделал так в своей стране, а во-вторых, откройте фирму, где каждый начальник отдела будет работать сам по себе, и эта фирма вскоре обанкротится. То, что не работает на малом, не может работать и на большом.

Следующий момент. Существуют различные группы, заинтересованные в том, чтобы в стране ничего не менялось. Они не смогут сломать правительство, работающее как одно целое. Но когда правительство раздроблено, каждый себе приватизировал кусочек, то он заинтересован в поддержке системы именно в таком уязвимом состоянии.

На Земле много разных неэффективных систем, которые поддерживаются разными группами интересов, но вы не найдете ни одной страны, ни одной фирмы, которые организованы как украинское государство.

Поражает такая вещь. Если любому украинцу, который ведет бизнес, сказать: «В твоей организации есть ошибки, которые тебе не позволяют процветать, твоя фирма будет беднеть и развалится». Даже если он в это не поверил, даже если допустил бы всего 5% вероятности, он сразу же это проверил бы. Но когда говорим о государстве, никакой реакции нет. Просто на Украине те, кто понимает проблему, не могут ничего изменить, а те, кто может изменить, делают вид, что ничего не происходит. Тем временем прочность системы исчерпывается.

Уже не работает консенсус — «мы не обижаемся, что вы воруете, а мы не обижаемся, что вы не платите налогов». Не потому, что он не нравится, а потому что уже ресурсов нет. Это невероятно страшная вещь. Немыслимо разрушительная. Нужно срочно решать вопрос изменений конституции. Все остальное, чем политики занимаются, третьестепенное. Поддержка или отсутствие поддержки для конституционной реформы даст такой же ответ, как на вопрос «Чей Крым?».

Украина с такой системой управления выглядит как супермаркет, где каждая касса работает на свой лад. Подумайте, кто с таким супермаркетом будет вести переговоры и подписывать контракты? С кассой легче договориться. Вот как это выглядит.

На Украине олигарх справляется с каждым чиновником отдельно

— В начале ноября президент Владимир Зеленский подписал закон об олигархах, принятый Верховной радой. На ваш взгляд, решит ли он хотя бы часть проблем с группами интересов, влияющими на власть, о которых вы говорили?

— Борьба с олигархами — это классно. Олигархи — на 100% зло. Во многих странах есть олигархи. Но кто такие олигархи по сравнению с транснациональными корпорациями? Корпорации в десятки раз сильнее самых сильных украинских олигархов, но другие страны справляются с ними, потому что работают как прочная цельная система. А на Украине олигарх справляется с каждым чиновником отдельно.

Напомню смешную фразу: «Министр как муха. А как это? Его можно убить газетой». Если посмотреть, какую силу надо применить, чтобы заставить украинского министра или его зама работать на конкретную группу, а не на налогоплательщиков, то она действительно невелика.

— То есть пока сохраняется дисбаланс в системе управления государством, эффективность любого, даже самого удачного закона будет под вопросом?

— Получается две скорости, которыми идет Украина. Одна возникает, когда нет вертикали власти в том, что деньги делятся, каждое министерство получает свой кусочек и кормит узкие группы интересов, потому что те могут сделать министру плохо, а народ — налогоплательщики — ничего ему сделать не могут.

Вторая скорость возникает, когда есть монобольшинство. В такой схеме для удержания вертикали надо использовать, как это делал Виктор Янукович, силовиков и коррупцию. Но это не очень хорошо. Те, кто так выстраивают вертикаль, тонут под давлением наследия методов, которые применяют. К сожалению, с ними тонет часть страны. Без изменений этого механизма не выжить.

Я осознаю, насколько человеку на улице сложно поверить в то, что единственной причиной несчастий последних 30 лет жизни государства Украина являются параграфы в конституции, рассказывающие, кто кого назначает, кто, кого и как может снять. Но поверьте, это единственная причина неэффективности системы, поскольку в ней нет ни ответственности, ни понимания того, кто и за что отвечает.

К счастью, в парламенте есть люди, которые действительно переживают за страну и занимаются решением этого вопроса. Возникла межфракционная группа «За конституционную реформу», в которой объединились 283 депутата. Они понимают, что процесс сложный, но без этой работы, без изменения системы, все остальное не имеет никакого смысла.

— Прозвучало пессимистично.

— На самом деле, нет. Если бы вам сказали, «У вас в фирме есть проблемы, надо поменять два параграфа в уставных документах и сила фирмы вырастет в 20 раз сразу», вы бы не считали это плохой новостью и быстро все изменили. Так и со страной. Украина сразу же превратится в нормальное управляемое государство. Это потенциал и повод для оптимизма. Именно так на это надо смотреть.

Чем больше талантливых молодых людей сегодня скажут: «Я готов связать свою жизнь с государственностью», тем лучше. Но должна быть гарантия, что людей не будут унижать

— Вы являетесь директором программы «Школа министров» в Киевской школе государственного управления имени Сергея Нижнего. Вы видите людей, которые являются потенциальными политиками и управленцами. Как их оцениваете?

— Там собрались прекрасные специалисты, но, к сожалению, они не имеют понятия про основы организации государственной системы. Меня как раз пригласили вести эту программу, чтобы показать суть организации государства. Я занимаюсь метаинституциализмом. Метаинституции — это структуры, которые занимаются рождением, развитием и смертью других структур.

Вот пример. Если есть семья — два человека — кто в ней правит? Тот, кто менее заинтересован. Потому что менее заинтересованный в состоянии заставить того, кто более заинтересован, делать то, чего сам не хочет. Это основы. Зная их, можно создавать эффективные государственные структуры.

— За историю Украины у руля страны становились люди разного уровня подготовки. На ваш взгляд, с течением времени качество управления изменилось?

— Нет такого впечатления, что нынешняя власть более компетентна, чем предыдущие. И не только у меня. В исследовании Института будущего на первое место украинцы поставили не коррупцию, а некомпетентность власти. Это означает, что они понимают: власть несостоятельна.

Скажу больше. На Украине нет человеческого потенциала, чтобы сделать три-четыре конкурентоспособные команды для управления страной. Если собрать все человеческие ресурсы, может, и получится создать одну профессиональную команду.

— Это потому, что образования и опыта не хватает или нет государственного мышления?

— Люди верят, что причина состояния страны в том, что во власть пришли все плохие. Но кого бы ни поставить на эти места, даже самых высокоморальных людей, система все равно развалилась бы, потому что она неэффективна.

— Сейчас ведется работа по реформированию госслужбы, приняты законы, которые должны заработать с нового года. Но далеко не все эксперты поддерживают идеи правительства, они считают, что такая реформа может ухудшить ситуацию, потому что станет сложнее поступить на госслужбу, а оплата труда останется неконкурентной.

— Всегда надо искать равновесие между профессионализмом и независимостью, с одной стороны, и контролем над госслужбой, с другой. Если госслужба будет слишком гарантировать должность, даже когда человек неэффективный, а отвечающий за направление политик не будет иметь реального влияния на подчиненного, то получится система, где хвост крутит собакой.

С другой стороны, если политик, который часто является случайным человеком и не имеет достаточной компетенции, может выбросить человека, который всю жизнь профессионально занимается государственной службой, это потеря.

Поэтому госслужба должна рассматриваться как общая ценность для всех политических партий и всех политических проектов. И главный вопрос на сегодня: что сделать, чтобы лучшие люди на Украине из этого поколения хотели бы связать себя с госслужбой? Ведь чем больше талантливых молодых людей сегодня скажут: «Я готов связать свою жизни с государственностью», тем лучше. Но должна быть гарантия, что людей не будут унижать.

Ведь связать свою жизнь с госслужбой означает ограничить свой потенциал (чиновник никогда не станет миллионером). Однако это интересная деятельность. Госслужба в хорошо управляемой стране — это всегда престиж, достойная жизнь и разнообразные задачи.

Реформа конституции, аудит (в хорошо управляемых странах доверие к аудиторам — показатель доверия к государству в целом) и достойная госслужба — ключевые ингредиенты успеха Украины. Если это сделать, будет хорошо организованное государство, а экономическое развитие сделает бизнес. Государство может создавать условия, но деньги благополучно создает бизнес.

— Вы сказали, что человек на госслужбе заранее осознает ограничения в возможностях, часто в финансовых, но как тогда этих самых лучших и разумных мотивировать идти работать на государство?

— Есть разные механизмы. Зависит от общего культурного правового уровня развития стран. К примеру, 11 декабря в Киеве будет вручение премии «Государственник года». Я буду там как член жюри, представитель проекта Public Administration Reform и преподаватель Киевской школы государственного управления имени Сергея Нижнего. Сейчас надо поддерживать государственность на Украине, и такие события особенно важны. Главное — показать, что государственность ценная.

Данные социологических исследований говорят, что украинцы плохо воспринимают собственную государственность, будто она чужая, враждебная. Контакт с государством — повод для чувства унижения. Важно менять это отношение, показывая хорошие примеры. Ведь любая другая, чужая государственность будет в сотни раз хуже собственной. Это опыт всех народов мира во всей истории.

К тому же эта награда введена для того, чтобы отметить то самое лучшее, эффективное и инновационное, что было сделано в государстве. Не может ведь быть все плохо. Надо понять, что люди, работающие в государственной системе — это заложники этой системы, они работают в очень сложных условиях, при отсутствии инструментов, часто даже при отсутствии поддержки и, главное, понимания собственных граждан. И эта награда должна показать, что даже в этих сложных условиях находятся люди, которые пытаются что-то изменить и достигают реальных результатов.

Да и граждане получат видение того, что даже в этой сложной системе есть люди, готовые бороться и работать на общее благо, и смогут узнать о положительных примерах и гордиться ими.

— Можете рассказать, как решали проблему с кадрами в госслужбе в Польше?

— В 1991 году для работы на государство решили привлечь лучших и создали школу. Студентам установили стипендию в размере трех зарплат. Объявили конкурс. Мест было немного — всего около 40. На конкурс подали заявки 1500 человек. Каждый из них имел высшее образование, знал минимум два языка.

Выбрали действительно самых лучших и обучали два года. Они проходили практику по всей Земле. Я, например, как студент этой школы, проходил практику в США в Калифорнийском университете Беркли. У каждого студента было обязательство: по окончании школы пять лет работать на государство. Кроме того, выпускник становился чиновником. В Польше работник госслужбы привязан к месту, где он работает, а чиновник привязан к госслужбе. Следовательно, он может переходить с одного места на другое. Дополнительно он получает вознаграждение за ранг.

Когда эти первые 40 человек вышли на работу, к ним везде относились плохо, мол, молодые, ничего не знают, не понимают. Потом был второй, третий выпуск, и ситуация постепенно начала меняться. Нас обучали сразу как генералов. Мы начинали работу с должности главного специалиста, проходили все ступени, но быстро.

Эта школа работает до сегодняшнего дня, хотя условия мотивации уже уменьшились. Школа подготовила 1200 человек. Если в Польше встречаете замминистра, министра, начальника департамента, это выпускники школы. Они отличаются тем, что смотрят на государства не с точки зрения отдельного департамента или министерства, а как на систему в целом.

Все выпускники между собой на «ты» и работают по принципу: сделаю для тебя все и сразу, потому что точно знаю, ты никогда не попросишь о том, чего я сам не хотел бы сделать. За 30 лет не было ни одного случая коррупции среди этих людей.

Я могу взять телефон, набрать любого выпускника и решить любой вопрос, потому что у меня 1200 друзей, которые сразу все сделают. Но не дай бог я сделал бы что-то предосудительное, что ударило по имиджу выпускника школы, у меня появилось бы 1200 личных врагов. Если взглянуть на это с точки зрения положительного нетворкинга, который работает для государства, это класс.

Именно эти люди обеспечили эффективное присутствие Польши в ЕС. Есть ведь множество общих фондов, проектов, грантов. Тот, кто более эффективный, сможет все рассчитать, подготовить документацию и будет в состоянии использовать эти возможности. Есть страны, которые в состоянии использовать 40% доступных средств. Польша за эти годы использовала более 98% средств. Европейские средства очень важны — они отвечают примерно за 1% экономического роста Польши. В среднем за последние 30 лет Польша развивается в темпе 4% ежегодно, и это первая страна в мире по росту дохода на душу населения с учетом покупательной способности — на 370%.

Когда наш мозг, наши эмоции являются предметом информационной агрессии, нужно просто доверять своему правительству

— Сейчас серьезные события разворачиваются на границе Белоруссии и Польши. Не могу не спросить, как вы оцениваете действия государства в условиях миграционного кризиса такого масштаба?

— Сложно оценивать, поскольку я напрямую не участвую в этих процессах. Очевидно, эта проблема будет объединять Польшу и Украину с другими странами ЕС. Сами по себе ни Украина, ни Польша не являются странами, куда хотят ехать мигранты. Однако как Украина защищает восток Европы, так и Польша защищает границы Евросоюза от агрессии.

Происходящее — это организованная агрессия с применением, к сожалению, беспомощных людей. Им хотелось бы посочувствовать. Но надо понимать, что если допустить поток мигрантов сейчас, то масштаб увеличится в десятки, а то и сотни раз. Допускать такого никак нельзя. И мне нравится, что министр внутренних дел Украины Денис Монастырский активно действует и глубоко вовлечен в решение этого вопроса.

На самом деле может быть так, что вся ситуация с мигрантами является идеальным предметом для создания информационных программ, эксплуатации эмоций, но может прикрывать другие вещи.

Что можно сделать? Когда наш мозг, наши эмоции являются предметом информационной агрессии, нужно просто доверять своему правительству. Этот подход свойственный мне и советую его всем, особенно во время гибридной войны. Ведь основная цель врага — разбить доверие народа к собственному правительству.

— С доверием есть проблемы, независимо от наличия кризисов. По данным опроса, проведенного программой USAID, доверие украинцев к кабмину не превышает 7%.

— Вы сами себе доверяете?

— На 100%.

— Тогда у вас огромный потенциал доверять другим. Человек не в состоянии дать другим то, чего у него нет. Люди, не доверяющие сами себе, не в состоянии доверять никому, включая правительство. И нельзя за это на них обижаться.

Доверие является результатом опыта. Достаточно поменять опыт, чтобы поменять уровень доверия к тому, что происходит. Действительно, если преобразования в Украине будут идти хорошо, то и отношение людей к государству будет быстро меняться.

Когда в Варшаве встречаю украинцев, они говорят, что им там нравится, но они любят Украину и обязательно вернутся, когда поменяются условия. В этом смысле они очень напоминают поляков, которых я встречал в Лондоне. В Польше экономическая ситуация уже достаточно изменилась, и все больше поляков возвращается, чем уезжает. Этот процесс ускоряется. Верю, то же самое будет на Украине.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

2021-12-16T01:12:00+03:00

2021-12-16T13:10:23+03:00

2021-12-16T01:12:00+03:00

2021

https://inosmi.ru/politic/20211216/251134910.html

Запад скрывает правду. Не Россия тут агрессор

Запад скрывает правду. Не Россия тут агрессор

Политика

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/terms/terms_of_use.html

https://россиясегодня.рф

Обложка выпуска New Statesman, вышедшего на прошлой неделе, точно отражает представление западных СМИ о России: Владимир Путин, с близко нарисованными хитрыми глазками, в одной… ИНОСМИ, 16.12.2021

политика, европа, великобритания, английский, россия, сша, владимир путин, нато

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25113/83/251138387.jpg

1200

630

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/25113/83/251138387.jpg

https://cdnn1.inosmi.ru/images/24215/74/242157428.jpg

3072

2048

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/24215/74/242157428.jpg

https://inosmi.ru/military/20211210/251097828.html

https://inosmi.ru/politic/20210527/249810196.html

https://inosmi.ru/politic/20210517/249727011.html

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Обложка выпуска New Statesman, вышедшего на прошлой неделе, точно отражает представление западных СМИ о России: Владимир Путин, с близко нарисованными хитрыми глазками, в одной руке держит земной шар, а другой насылает на него деструктивные силы. Изображение сопровождает заголовок: «Агент хаоса».

Так большинство западных СМИ и политических кругов обычно и представляют Россию: они видят злого демиурга, который пытается перекроить мир в соответствии с собственными злобными замыслами. Вот почему весь прошлый год нам постоянно рассказывали о том, что Россия готовит вторжение на Украину. Почему говорили, что она отправила сто тысяч военнослужащих на границу с Украиной в апреле, и почему сейчас говорят о 175 тысячах. Всё дело в том, что путинская Россия — это дьявольская сила, агент хаоса и войны, экспансионист, агрессивная держава, которая хочет действовать безнаказанно.

The Sunday Times определенно это мнение разделяет. На прошлых выходных на первой странице газеты разместили агрессивный заголовок: «Конечно русские идут на Украину. Они хотят восстановить империю». Редакционная статья Observer, вышедшая на выходных, написана в том же ключе: планы России в отношении соседней страны называют продуктом имперской ностальгии Путина. «Он тоскует по тем временам, когда Советский Союз был великой державой», — утверждают в статье, а потом заявляют, что Путин так и не смирился с потерей СССР. «Это особенно касается Украины». Аналогичным образом New York Times заявляет, что «Путин и его ближайшие соратники» разделяют «общую зацикленность» на теме Украины и других бывших советских республик, потерю которых они считают «исторической несправедливостью, которую нужно исправить».

Западные политики разделяют это мнение. С их точки зрения, Россия — это иррациональная, вечно агрессивная сила, которая тут вмешивается в выборы, а там — в военные действия. А теперь она вознамерилась вторгнуться на Украину, потому что… ну… это просто Россия. Её стремления подкрепляются мечтами об имперской экспансии, родом из XIX века, заявляют они. Россию ведет эмоциональное и нерациональное желание расширяться. А управляет ей, как понятно из рисунка на обложке New Statesman, сам сумасшедший, злой демон — Владимир Путин.

Хуже того, в последние несколько дней западные политики рисовались, отвечая на мнимую российскую угрозу. Министры иностранных дел G7, группы богатых и избалованных государств, заявили, что Россию ждут «серьезные последствия», если она выполнит свое, как считается, яркое желание — вторгнется на Украину. Германия угрожает отменить «Северный поток — 2». США, по словам госсекретаря Энтони Блинкена, «готовы предпринять различные шаги, от которых раньше воздерживались». А Великобритания в лице гоняющего на танке министра иностранных дел Лиз Трасс, обещает «рассмотреть все варианты» в деле любого потенциального возмездия в отношении России.

Вот, похоже, как беззаботно представляют себе мир западные политики и эксперты: есть хорошие миролюбивые страны Запада, а им противостоит разрушительная и сеющая хаос Россия, держава, которая отчаянно хочет возродить какую-то квазицаристскую мечту о своем величии.

Это простодушный манихейский подход к геополитике. И он преднамеренно скрывает, какую роль в разжигании напряженности в Восточной Европе сыграл сам Запад. На самом деле Россия здесь не главный игрок и, уж конечно, не агент хаоса. Наоборот, всё, что происходит на Украине и вокруг нее, — это продукт давнего страха Москвы перед западной экспансией. Если здесь и есть деструктивная дестабилизирующая сила, то это не Кремль, а НАТО.

С точки зрения России, это НАТО тут проворачивает делишки. С середины 90-ых альянс решительно расширялся на восток, откусывая куски от сферы влияния Москвы. В 1997 году в НАТО вступили Венгрия, Польша и Чехия, в 2004 году — бывшие советские сателлиты Литва, Латвия и Эстония, в 2009 — Хорватия и Албания. И, что более важно, в апреле 2008 года на Саммите НАТО в Бухаресте альянс согласился на вступление Грузии и Украины, хотя и не обрисовал конкретных планов, как и когда это случится.

Россия в любом случае восприняла бы обещание принять Грузию и особенно Украину в НАТО как угрозу. А как иначе? Западные силы, никогда не стеснявшиеся в выражения в адрес Красной угрозы, расширили бы свою сферу влияния вплоть до российских границ. Вот почему, как мы увидели на примере аннексии Крыма в 2014 году, одна из основных геополитических целей России — сопротивление экспансии НАТО.

Именно это стоит за сегодняшними действиями Москвы в отношении Украины, а вовсе не желание оживить Российского медведя или построить новую империю. Она хочет защитить себя и, в случае Украины, Донбасс, живущих там этнических русских.

В страхах Москвы нет ничего иррационального. Начнем с того, что в последние годы Россия наблюдает за тем, как НАТО наращивает собственную военную мощь в Восточной Европе: размещает международные боевые подразделения в странах Балтии, отправляет военные корабли в Черное море, развертывает вооружение и проводит масштабные военные учения в Польше. Кроме того, альянс постоянно заявляет о своих планах принять Украину. Не далее как в октябре во время визита в Европу министр обороны США Ллойд Остин заявил, что для Украины и Грузии «открыта дверь в НАТО».

Для Москвы это провокация. Угроза. Как писала в Spiked Мэри Дежевски (Mary Dejevsky), Россия отвечает на политические и военные маневры Запада у своих границ. Она защищается, а не нападает. Так что есть все причины считать, что Министерство иностранных дел России вполне искренно просило для разрешения текущего кризиса «официально дезавуировать решение Бухарестского саммита НАТО 2008 г. о том, что „Украина и Грузия станут членами НАТО»».

Чтобы разрешить конфликт на Украине и вокруг нее, Западу сначала нужно признать собственную роль в этом кризисе. И вот тогда, возможно, он будет в состоянии понять Россию, а не просто демонизировать её.    

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Вывел солигорский «Партизан» в первую лигу и кайфует от нового этапа карьеры.

Какие понятия ты будешь использовать в рассказе о мире с точки зрения историка

В середине января 2021-го форвард Николая Януш в 36 лет объявил о завершении карьеры. За плечами – 20 лет профессионального футбола. Выйдя на «пенсию», нападающий начал получать удовольствие от жизни: много времени посвящал семье, играл с любителями в хоккей и больших планов не строил.

Януш устал от футбола в 36 и кайфует от новой жизни – постоянные открытия, больше времени на семью, не надо считать калории

Но уже в апреле Николай вернулся в футбол, правда, в новом качестве и не на топ-уровень. Лучший нападающий ЧБ-2015 возглавил солигорский «Партизан» из второй лиги. В начале сезона были разговоры, что Януш в команде – играющий тренер, однако в итоге он так и не сыграл. Тем не менее «Партизан» под руководством экс-футболиста сумел завоевать путевку в первую лигу.

Телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» пообщался с нападающим, а ныне уже тренером о новом этапе карьеры, романтике футбола в Д3, впечатлениях от инфраструктуры и дальнейших планах. «Трибуна» c разрешения канала перепечатала это интервью.

– На днях в твоем инстаграме появилось видео, где «Партизан» играет в зале в мини-футбол. И ты написал, что команда уже начала подготовку к новому сезону. На самом деле?

– У нас клуб любительский, ребята работают на своем производстве, но все равно хотят играть, тренироваться. Нам навстречу пошел наш спонсор – «Шахтаспецстрой» – снял в Солигорске зал. И теперь мы раз в неделю будем собираться, чтобы, как я шучу, не забывать друг друга.

– А тебе самому не хочется отдохнуть после сезона?

– Если честно, ближе к концу сезона появилась усталость, но не такая, как в профессиональном футболе, потому что стопроцентной загруженности не было – мы же встречались в коллективе не так уж и часто. Две недели с ребятами не виделись, сейчас собрались – и оказалось, что пацаны хотят тренироваться, не хотят терять форму. И это замечательно, потому что мы все понимаем, что в следующем году снова играть в чемпионате.

– «Партизан» проведет его в первой лиге?

– Мне этот вопрос довольно часто задают, но у меня нет на него ответа. По спортивному принципу мы вышли, заслужили место в первой лиге, но чтобы туда заявиться, нужно соблюсти все правила лицензирования. А у нас в принципе нет футбольного клуба как такового. Это любительская команда. Да, у нас есть спонсор «Шахтаспецстрой», но первая лига – это совсем другая история. В этом году наше предприятие помогало нам с транспортом, экипировкой, решало какие-то мелкие вопросы. Как будет в следующем году, сказать не могу. Что решат руководители, так и будет.

Но форму ребята терять не хотят, потому что даже если не заявимся в первую лигу, будем играть во второй. Команда у нас хорошая, собранная, и куда-нибудь мы точно заявимся.

– То есть у «Партизана» нет никакого юридического лица, это фактически группа энтузиастов, любителей футбола?

– Абсолютно верно. И я на протяжении всего сезона повторял, что наша команда – это реально группа энтузиастов. Но так случилось, что мы взяли путевку в Д2 :).

– «Партизан» – это пример романтики в футболе, когда неравнодушные к виду спорта люди могут дать результат?

– Я бы даже сказал, что это пример искреннего футбола. Да вообще, на самом деле, во второй лиге везде искренний футбол, здесь соревнуются парни, которые искренне любят вид спорта. Если в «Партизане» в основном игроки, которые имеют какое-то спортивное образование, они прошли футбольную школу, то в некоторых других коллективах Д3, с которыми мы играли, собраны спортсмены, которые футбол до этого пробовали только на любительском уровне. И они играют не для того, чтобы зарабатывать, а просто из-за любви к футболу. Да, вторая лига – это турнир республиканского уровня, но далеко от любительского уровня он не ушел.

– Этого романизма не хватает нынешнему беларусскому футболу?

– Его не хватает не только беларусскому, а вообще всему мировому футболу. Когда я выступал за «Шахтер», у нас на базе в кабинете доктора висела фраза какого-то известного игрока, и смысл той фразы заключался в том, что от прежнего романтичного футбола уже не осталось и следа. Я полностью с этим согласен.

– Сейчас футбол – это, по сути, бизнес?

– В мире – да, на 100 процентов. У нас – вряд ли.

– Можно сказать, что после профессионального футбола во второй лиге с любителями ты отдохнул?

– Больше подходит словосочетание «получил удовольствие», тем более если говорить о моей работе в «Партизане» в 2021 году. Я же пришел в команду в апреле вообще без каких-либо мыслей о тренерской карьере, но ребята уговорили их потренировать. Более того, мы с тобой сейчас разговариваем, а я еду на тренерские курсы категории В. То есть так или иначе карьера начала развиваться, и всё благодаря парням из «Партизана», спасибо им за это.

– В апреле ты себя называл играющим тренером.

– Это больше с подачи СМИ, в прессе меня так называли :). Но там ситуация получилась такая. На первый круг меня не заявляли, потому что у нас в коллективе и так было 35 человек, я – 36-й. А заявлять во вторю лигу можно было только 30. Так что ни меня не было в заявке, ни еще пятерых. А во втором круге я уже попал в ростер, но на поле не выходил.

Какие понятия ты будешь использовать в рассказе о мире с точки зрения историка

– А мог? Было желание поиграть?

– Глобального желания не было. Да и ребята настолько хорошо играли, что даже когда я был в заявке на матч по причине отсутствия должного количества ребят, то я на поле не выходил.

Помню, была история, когда мы играли с «Крононом». В инстаграме у себя написал, что вот, мол, бегаю, тренируюсь, готовлюсь сыграть в ближайшем матче. Сделал это абсолютно без задней мысли, чисто для привлечения внимания к матчу. Когда мы приехали на игру, я готовился к установке, доставал фишки, а парни на меня смотрели, ждали, что я с ними пойду разминаться. Основатель клуба Игорь Дановский подошел ко мне и спрашивает: «Ну что, какой тебе номер давать? С каким будешь бегать?» Я смотрю на него: «В смысле?» «Так ты же в инстаграме сказал, что готов сыграть, поэтому и майка для тебя есть, и бутсы». Но я тогда в итоге и не играл, хоть и попал в заявку :). Сказал пацанам: «Вы и так хорошо играете. И даже если я захочу сделать какой-то пиар-ход, выйду на поле, люди могут начать говорить, что побеждаем, потому что в составе Януш». Мне хотелось, чтобы все, в том числе игроки «Партизана», понимали, что они – главные творцы успеха, что они сами прошли весь сезон, и потом не слышали каких-то ненужных разговоров.

Или была история, когда мы играли с «Сенно» в 1/8 финала. В первом матче дома выиграли 4:0, а на ответный у нас поехало всего 12 человек. Ну, просто не смогли собрать больше. Плюс на матч я себя внес заявку, но парням сказал, чтобы они даже не думали, что я сыграю вечером. На замене – только один человек, больше не будет. Хотя перед матчем они меня травили, говорили, что то живот болит, то нога, поэтому мне нужно играть :). Но справились без меня, выиграли (8:0). Так я их после матча поблагодарил за то, что не дали мне повода выйти на поле.

– А какие у тебя вообще впечатления от второй лиги?

– Я человек подготовленный, семь лет играл за «Гранит» в первой лиге, поэтому меня ничего в шок не могло повергнуть. Плюс-минус те же районные центры, просто сейчас мы ездили только по Минской области. Но…

Знаешь, я, если честно, оказался не готов к таким плохим стадионам и полям. «Партизан» тренируется на искусственном газоне в Солигорске, и тот стиль игры, который я пытался привить ребятам – отсутствие длинных передач, игра на мяче, доминирование, – все это на синтетике стадиона «Шахтер» работало. А когда мы в Кубке приехали в гости к «Цементнику», на поле в Красносельске трава была чуть ли не по колено. И какой короткий пас может быть на таком поле? Мы выиграли 3:0 только за счет того, что все ребята были предельно мотивированы, поехал сильнейший состав. Мы понимали, что на следующей стадии сыграем с представителем высшей лиги (в 1/16 финала «Партизан» уступил в серии пенальти «Спутнику» – Tribuna.com).

А спустя несколько дней после игры в Красносельске мы поехали в Старые Дороги. Пусть у нас состав был не самый сильный, я собирал коллектив из тех футболистов, кто смог поехать, но мы пытались показывать тот футбол, который отрабатывали в Солигорске – на доминировании и без длинных передач. Система Ташуева, так сказать, в действии. Но моя главная ошибка была в том, что эта система не всегда работает на полях второй лиги. Нужно было упрощать игру, а не стараться играть в наш футбол. В итоге мы сыграли 1:1.

После того матча при подготовке к очередному выезду узнавал информацию, какого качества поле. И чтобы выигрывать, приходилось менять схему, тактику, больше действовать забросами. Потому что, повторюсь, поля второй лиги не способствуют игре в короткий пас.

А еще помню, как мы приехали в Любань. Там стадион с натуральным покрытием, но его за весь год ни разу не полили! Поле реально выгоревшее. Мы обращаемся к руководству клуба: «Что это такое? Неужели нельзя было организовать хотя бы минимальный уход за полем?» Это было бетонное поле, высохшая трава… А раньше как было? У меня бабушка в Любани жила, я к ней приезжал. И тогда был просто идеальнейший газон. У меня в памяти осталось то шикарное покрытие. Сейчас приезжаем – совершенно другая картина.

– И почему за ним не ухаживали?

– Нам сказали, что раньше на стадионе поле поливали, оно было нормальное и пригодное и для второй, и для первой лиг. Но в этом или прошлом году на стадионе поставили счетчик на воду – и все, никто ни разу не полил газон. Просто никто не готов платить за воду. А это, напомню, турнир республиканского уровня.

– Обидно?

– Мне обидно вообще за то, что происходит сейчас с беларусским футболом, особенно на местах.

Какие понятия ты будешь использовать в рассказе о мире с точки зрения историка

– Какое поле во второй лиге тебя поразило больше всего с негативной точки зрения?

– Та же Любань, о которой я говорил. На самом деле одно из самых ужасных полей. Но это не вина команды или клуба. Тут нужно понимать, что во второй лиге много коллективов, которые еще в прошлом году играли на первенстве области, а в марте им сказали: «Ребята, вы будете играть во второй лиге». Естественно, никто к этому не был готов, поэтому и проходят матчи на подобных любаньскому полях. Клубы не думали ни о какой инфраструктуре, а их в приказном порядке отправили в Д3.

Но, справедливости ради, хватает команд, у которых стадионы очень хорошие.

– Лучшая арена – у «Партизана»?

– Абсолютно верно. По крайней мере в нашей подгруппе. Уверен, что всем нашим соперникам, всей Минской области было приятно играть на нашем стадионе.

– Как к тебе, уже тренеру, относились люди в Солигорске?

– Нормально относились. Когда только приходил во вторую лигу, сразу сказал, что моя работа в «Партизане» направлена в том числе на то, чтобы популяризировать футбол, команду. Самое интересное, что когда в начале сезона я встречал в городе людей, в том числе из числа руководителей предприятий, они спрашивали меня, как дела, чем живу. Отвечал, что начал тренировать «Партизан». И никто не мог понять, что это за команда, где она играет. Но по прошествии года встречаю людей и слышу: «Ну, ты молодец, как провел сезон с «Партизаном». Кто увлекается футболом, все до единого в Солигорске знают, что это за клуб. То есть я своей цели фактически добился – мы провели популяризацию команды и любительского футбола в городе.

И еще один интересный момент. Когда только начинали сезон, на первый домашний матч пришло человек 20. А в конце года болельщиков на трибунах было намного больше, потому что люди узнали, что такое «Партизан». Надеюсь, болельщикам нравился тот футбол, который мы показывали.

– А отношение к тебе со стороны руководителей «Шахтера» в свете твоей работы в Д3 не знаешь?

– Честно, не пересекался, поэтому ничего не могу сказать на этот счет.

– У тебя не было ощущения, что часть болельщиков «Шахтера» ты перетянул на «Партизан», в том числе потому, что сам его тренируешь?

– Нет, даже близко нет такого ощущения. Мы просто разделили зрительское внимание с «Шахтером». Те, кто и раньше переживал за команду высшей лиги, продолжили это делать, но в то же время по возможности приходили и на наши матчи. Такого точно не было, чтобы забрали часть аудитории. А вообще получилось так, что мы ни разу с «Шахтером» не играли в один день в Солигорске. Поэтому когда «горняки» играли на выезде, а мы – дома, то люди приходили на стадион и смотрели наши матчи.

Какие понятия ты будешь использовать в рассказе о мире с точки зрения историка

– А зрителей во второй лиге вообще много?

– Если честно, я был очень расстроен, потому что в маленьких городах люди на свои команды практически не приходили, то есть стадионы были почти пустыми. При том что развлечений в районных центрах практически нет. Думал, что интерес к футболу будет немного иным. Но его не было от слова совсем. Наверное, людям просто не до футбола.

– Ты ждешь солигорского дерби, чтобы во главе «Партизана» что-то доказать «Шахтеру»?

– Я и в бытность игроком к дерби относился снисходительно, в любом матче просто делал свою работу. А сейчас… «Партизан» – это своя история, любительский футбол. «Шахтер» – это флагман, чемпион страны. И не нужно проводить какие-то параллели, сравнения, не стоит размышлять о каком-то солигорском противостоянии. У нас – свое первенство, у них – свое. Мы просто команда энтузиастов, мы играем так, как умеем, и получаем удовольствие от футбола, не думая о результате.

Да и доказывать кому-то что-то мне тоже не надо. Тем более я еще не тренер, а всего лишь бывший игрок, который только-только закончил карьеру.

– Ты уже обмолвился, что в своей работе с командой применял наработки Сергея Ташуева. Почему именно его?

– В очередной раз скажу так: я очень счастлив, что смог целый год поиграть под руководством Ташуева. У меня сознание просто перевернулось. Я 18 лет был в футболе до встречи с этим тренером, но, поработав с ним год, понял, что все полученные ранее знания нужно просто забыть. На самом деле я полностью пропитан футбольной философией Ташуева. Да, от каждого из тренеров, с которыми работал, взял что-то свое, но именно футбольная идея, то, что нужно делать на поле, – тут огромный вклад внес именно Сергей Абуезидович. Система этого специалиста работала на профессионалах, и я вижу, что она работает и на любителях. О философии говорит не буду, это долгий разговор, но даже пацаны под моим руководством смогли ее понять и показать результат.

– Тебе интересно заниматься тренерством?

– Сейчас – да. Если бы мне год назад сказали, что буду тренировать команду, то ответил бы, что это не ко мне, потому что наигрался, побыл уже в футболе. Но сейчас год прошел, и я хочу сказать спасибо «Партизану» за то, что благодаря этой команде у меня проснулась тяга к тренерству. Сейчас буду ходить на курсы, получать новые знания – мне это действительно интересно.

– Насколько высоки твои тренерские амбиции?

– Скажем, на данный момент тренерских амбиций у меня нет абсолютно никаких. Но мне, конечно, хочется тренировать, со временем попасть в структуру профессионального клуба, стать главным тренером. Я бы сказал, что это не амбиции, а желание совершенствоваться, попробовать свои силы в профессиональном футболе. Другой вопрос, когда поступит мне такое предложение, поступит ли вообще. Об этом рассуждать не хочу. Время покажет.

– И в конце хочу вспомнить о твоем телеграм-канале, который немного затих – последний пост датирован концом октября.

– Главная причина молчания – банально не хватает времени. На каждый пост нужно потратить пару часов, а помимо работы в «Партизане» у меня же есть и личная жизнь, нужно решать другие вопросы. И все требует времени. Когда не было «Партизана», хотелось выражать свои мысли, было желание и возможность. Сейчас с этим тяжелее. Но я это дело не забросил, будут еще посты.

Фото: esoligorsk.by, sportarena.by

Когда вы думаете о Франции, что приходит в первую очередь на ум: великолепные духи со шлейфом, дома высокой моды, бархатные голоса талантливых исполнителей? Конечно, у многих Франция ассоциируется с Эйфелевой башней либо с собором Парижской Богоматери, который так красочно описал в своей книге Виктор Гюго, но не будем забывать и то, что это страна подарила миру великих философов, писателей, артистов. В общем Францией можно восхищаться бесконечно.

В сегодняшнем материале мы будем говорить про эту прекрасную страну, но в контексте отношений с Кыргызстаном. Насколько они продвинулись и в каком направлении могут развиваться? Об этом и другом в интервью с чрезвычайным и полномочным послом Франции в Кыргызстане Франсуа Делаусом.

Досье французского посла

Имеет ранг старшего советника иностранных дел. Начинал свой дипломатический путь вторым секретарем в Варшаве, работал в Гааге, Бухаресте, Киеве, в Кавказском регионе и странах Центральной Азии. Имеет пять дипломов о высшем образовании, владеет русским, английским, польским, немецким и румынским языками.

У вас пять дипломов о высшем образовании, какие знания чаще используйте в дипломатической работе?

— У меня действительно пять дипломов о высшем образовании, так как я потратил много лет на обучение, почти 10 лет, но я должен сказать, что в моей работе дипломата самыми важными являются знания в области международных отношений и международного права. Вы знаете, профессия дипломата постигается на практике. Сложно себе представить, что только что окончивший учебу молодой человек становится профессиональным дипломатом. Ему предстоит многому научиться у послов и пройти практику в центральной администрации в первые годы своей профессиональной карьеры. Но я хочу подчеркнуть, что, с моей точки зрения, мое историческое образование мне хорошо помогает, потому что, для того, чтобы понимать настоящее и влиять в позитивном русле на будущее — в чем заключается работа дипломата, — знать прошлое очень важно, и профессия историка помогает мне понять, почему мы оказались в такой-то ситуации сегодня, почему сложилась та или иная ситуация в той или иной стране. Мои знания историка помогают мне и в повседневной жизни дипломата.

Вы работали в Европе, на Кавказе, в странах Центральной Азии, чем отличаются эти страны и что их объединяет?

— В течение 28 лет моей профессиональной карьеры я работал и в Европе, и в Центральной Азии, так как занимал посты в Польше, Украине, Румынии и Нидерландах, а в Центральной Азии я работал послом в Туркменистане и на протяжении одного года послом в Кыргызстане. Я также работал по теме стран Кавказа в Центральном управлении парижского МИД. В течение пяти лет, с 2011 по 2016 год работал заместителем директора по Южному Кавказу и Центральной Азии. По работе бывал с краткосрочными визитами в Армении, Грузии и Азербайджане, но я никогда не жил в этих странах и знаю их больше с внешней стороны. Каждая страна, каждый регион имеет свою собственную геополитику. Слово «геополитика» включает в себя географию и политическую историю, и именно в этой связи нельзя сравнивать Центральную Азию с Кавказом или Европой. Это три разных региона со своей спецификой. Я вам приведу пример: Центральная Азия соседствует с Китаем, Россией и на юге соседствует с Южной Азией, Афганистаном, Ираном, недалеко находится Индия и Пакистан, и, конечно, этот регион сильно отличается от стран Кавказа, которые граничат с Россией, Ираном и Турцией. История этих регионов отличается, к примеру, роль России для Южного Кавказа и Центральной Азии имеет общие схожие черты. На Европу же нет такого влияния, так как Россия для нас является партнером, иногда трудным, но в Европе не было колониального присутствия России. Русские войска дошли до Парижа в 1814 году после поражения Наполеона, но они не остались, так как в 1815 году царь отдал приказ вернуть войска в Российскую империю, в то время как Южный Кавказ и Центральная Азия были оккупированы русскими на протяжении десятилетий. Разницы между этими регионами намного больше, нежели общих черт.

Как часто граждане Кыргызстана уезжают во Францию?

— Конечно, нельзя в данном вопросе лицемерить, так как нет широких отношений между французским и кыргызским народами. Кыргызское сообщество во Франции немногочисленное и, конечно, их численность нельзя, к примеру, сравнивать с численностью кыргызов в России или Турции. На самом деле большой поток наблюдается наоборот в Кыргызстан французских туристов. Правда, наше французское сообщество в Кыргызстане небольшое, число проживающих в вашей красивой стране французов составляет чуть менее 100 человек. До появления коронавируса число французских туристов в Кыргызстане только за 2019 год достигало девяти тысяч человек. И, если бы не пандемия, мы уверены, что в 2020-м году цифра достигла бы десяти тысяч французских туристов. И это, конечно, имеет большое значение для экономики и для отношений между двумя нашими странами, так как чем больше французов узнают про Кыргызстан, тем лучше, и мы надеемся, что количество французских туристов увеличится в новом в 2022 году, что будет выгодно для экономики Кыргызстана.

В этом году исполняется год, как вы находитесь на посту чрезвычайного и полномочного посла Франции в Кыргызской Республике. Что сделано за это время, ваши впечатления о Кыргызстане, что вам понравилось, что нет? Какие на сегодня существуют взаимовыгодные экономические сотрудничества между нашими странами?

— В конце этого года исполняется ровно год, как я нахожусь на посту чрезвычайного и полномочного посла Франции в Кыргызской Республике, и мы ежедневно работаем над развитием французско-кыргызских отношений во всех областях: политической, экономической и культурной. Я хотел бы привести в пример совместную работу Франции и Германии в области культуры, а именно создание французско-немецкого культурного института в Бишкеке. Этой осенью было образовано бюро по запуску проекта данного института, где работает одна француженка и одна сотрудница института имени Гёте в Алматы.

Что касается экономики, посольство Франции оказало содействие в организации встреч для различных миссий французских предприятий из Франции. К примеру, приезд представителя группы SUEZ в марте этого года и на той неделе делегации Airbus Hélicoptères. В этой связи вызывает интерес тот факт, что товарооборот между нашими странами в 2021 году начал увеличиваться. И это после сильного снижения в 2020 году в связи с пандемией, которая составила менее 34 процентов, чем в 2019 году.

Что касается моих впечатлений о Кыргызстане, то они самые положительные. Я очень полюбил вашу страну, ваш народ гостеприимный, который гордится своими традициями, всегда открыт к современному и новому. Народ Кыргызстана является многонациональным, толерантным, с двумя языками, государственным кыргызским и официальным русским, с динамичной культурной жизнью. Я бы сказал, что в Кыргызстане сочетаются современность и экзотика: доступ к Интернету, что в 21 веке очень важно, а также великолепная природа с величием гор, прекрасными озерами и чудесными пейзажами, что делает туризм важным экономическим сектором и который стремительно развивался, но на который, к сожалению, сильно повлияла пандемия.

Мне отрадно было видеть открытие одного из новейших отелей Бишкека — символ восстановления туризма в Кыргызстане. Вы знаете, что отель «Новотель» появился благодаря кыргызским инвестициям, но выбор кыргызского инвестора пал именно на франшизу, которая является французской маркой. У входа в отель французский флаг вывешен рядом с кыргызским флагом, и я, как посол Франции, очень горжусь данным выбором и для меня это значимый символ туристического потенциала между Францией и Кыргызстаном.

Что касается моих разочарований, то я достаточно хорошо знаю Центральную Азию, так как работал по теме данного региона в течение 5 лет. Вначале в Париже с 2011 по 2016 год, а затем 4 года в Туркменистане, и вот уже год я работаю в Кыргызстане, что в общем составляет 10 лет. Я могу сказать, что меня в Кыргызстане ничто не разочаровало, чего мне не хватает в вашей стране, так это французских сыров. Это не упрек, но это то, чего не хватает французам в Кыргызстане.

Если говорить об экономическом двустороннем сотрудничестве между Францией и Кыргызстаном, я упомянул туристический сектор, который пережил сильный удар в прошлом году, но он потихоньку набирает обороты в 2021 году. Я надеюсь, что 2022 год благодаря вакцинации против ковида будет годом оживления туризма. Но для наших экономических отношений большой потенциал таит в себе также гидроэнергетический сектор. Я думаю, что такие крупные французские предприятия, специализирующиеся на производстве электроэнергии, как EDF (Electricité de France) или RTE (Réseau de transport d»électricité), проявили бы большой интерес к инвестициям в данном секторе вашей страны при благоприятных условиях. И, наконец, я хотел бы отметить компанию «Эйр Манас», которая приобрела в этом году новое воздушное судно А220, прибывшее в апреле месяце и которая также намеревается приобрести второе воздушное судно.

Французский язык считается одним из красивых языков в мире. Какие имеются на сегодняшний день французские государственные программы для изучения языка?

— Мне трудно рассуждать, является ли французский язык самым красивым языком в мире, скорее кыргызы должны дать подобную оценку. Но, конечно, я очень люблю мой родной язык, и для меня он является очень красивым. И я очень надеюсь, что мои кыргызские друзья согласятся со мной. Я не буду скромничать, если скажу, что французский язык является мелодичным, романтичным, имеет репутацию языка любви и, я думаю, что он имеет притягательную силу. С ним связана французская культура: кино, литература, музыка, опера, к примеру, знаменитая Кармен и другое. Но вместе с этим надо признать, что французский язык является сложным, в нем много грамматических правил и очень много исключений из правил. Для кыргызскоязычного человека сложно выучить французский язык также, как и для франкофона выучить кыргызский язык. Но когда это тебе нравится, ты готов приложить для этого все усилия, и я очень счастлив, что число слушателей, изучающих французский язык во французском альянсе в Бишкеке, начало расти с сентября.

Для продвижения нашего языка в Кыргызстане посольство Франции поддерживает Французский альянс в Бишкеке, который является кыргызской некоммерческой организацией и которая была создана любителями французского языка и французской культуры. Мы поддерживаем данную организацию небольшими субсидиями и проводим совместные культурные мероприятия.

Я также хотел добавить, что от имени министерства иностранных дел Франции наше посольство поддерживает также и школу-гимназию № 26, единственную школу с углубленным изучением французского языка. И в начале октября этого года посольство Франции подарило этой школе учебники французского языка и компьютер на сумму 500 000 сом, чтобы оказать поддержку в преподавании французского языка. Посольство также оказывает символическую и моральную поддержку Ассоциации преподавателей французского языка Кыргызстана, членами которой являются преподаватели вузов и школ Кыргызстана.

Есть ли возможность у молодежи Кыргызстана обучаться в вузах Франции?

-У молодых кыргызстанцев есть возможность обучаться в вузах Франции. В 2020-2021 году 117 студентов из Кыргызстана проходят обучение во Франции, и эта цифра продолжает расти. Несмотря на пандемию, Франция осталась открытой для иностранных студентов, и с сентября месяца во Франции возобновилось офлайн-обучение и, конечно же, условия обучения сравнительно улучшились по сравнению с 2020-м годом, когда была пандемия и учащиеся были вынуждены обучаться онлайн. Молодежь имеет возможность получить учебную визу во Францию, и я хотел бы подчеркнуть, что французские университеты предлагают обучение на английском языке с целью принимать на обучение студентов, которые не владеют нашим языком. К примеру, месяц назад нас посетила кыргызстанка, которая работает в Бургундской бизнес-школе (BSB). Данная школа предлагает англоязычным студентам от Европы до Центральной Азии обучение на английском языке. Я призываю кыргызских студентов ознакомиться в интернете с возможностями получения образования во Франции и воспользоваться предлагаемой европейской программой «Эразмус» и получить европейскую стипендию в странах Европейского Союза, в том числе во Франции.

Как получить визу во Францию?

— Все зависит от того, какой тип визы вы хотите получить, краткосрочные туристические визы сроком до 3-х месяцев для граждан КР можно получить в посольстве Швейцарии в Кыргызстане, а долгосрочные визы — студенческая, рабочая либо для заключения брака — выдаются визовым отделом посольства Франции в Нур-Султане.

В любом случае, в период пандемии были сложности с получением туристической визы, потому что для поездки во Францию необходимо получить одну из вакцин, признанную на территории Европейского Союза. А именно AstraZeneca, Moderna, Pfizer, Johnson & Johnson. Хорошая новость: в Кыргызстане с осени этого года можно получить вакцины Moderna и Pfizer.

Какие французские проекты вы хотели бы запустить в Кыргызстане?

— Моим приоритетным направлением во французско-кыргызских отношениях считаю развитие экономического и торгового сотрудничества между нашими странами, так как экономика является крепкой основой для строительства всего остального: политического диалога, человеческих отношений, культурного и университетского сотрудничества. Я желаю, чтобы двусторонние торговые отношения между нашими странами развивались, и надеюсь, что французские инвестиции придут в Кыргызстан.

Планируете ли вы устроить дни недели Франции, чтобы кыргызстанцы могли ознакомиться с культурой и традициями французского народа?

— Ежегодно в марте месяце совместно с нашими партнерами — посольствами франкоязычных стран, такими как Швейцария, Бельгия и Канада, находящимися в Нур-Султане, мы организуем неделю франкофонии — фестиваль французского языка и культуры франкоязычных стран, который празднуется ежегодно в середине марта во всем мире. К сожалению, в 2021 году она прошла в онлайн-формате. В 2020 году она была полностью отменена по причине пандемии, и мы надеемся, что в 2022 году она пройдет в традиционном формате. В то же время я уверен, что не нужно ограничиваться одной неделей и лучше организовывать мероприятия в течение года.

В этом году мы совместно с институтом Гёте запустили новый проект по созданию французско-немецкого культурного института, который будет заниматься организацией различных культурных мероприятий. Подобные институты были открыты только в пяти странах мира, и Кыргызстан входит в их число. Наш проект стартовал в Бишкеке с 22 по 26 ноября организацией детского кинофестиваля, который прошел в кинотеатре «Ала-Тоо». В 2022 году мы планируем реализовать много французских либо французско-немецких проектов, которые будут включать в себя не только кино, но также музыку, фотографию и интеллектуальные дебаты.

Чего, по-вашему, нельзя найти в Кыргызстане?

— В целом, в Кыргызстане можно найти практически все: одежду, технику, лекарства, различные продукты питания. Как я уже ранее говорил, больше всего мне не хватает французских сыров, но, к примеру, практически во всех магазинах города Бишкек можно легко найти французские вина, не говоря уже об основных импортерах французских вин в Кыргызстане — компании «Шапутье» и «Декомб».

Можно ли в Кыргызстане найти настоящую французскою кухню?

— В Кыргызстане немало ресторанов, где предлагают европейскую кухню, но можно ли сказать, что среди них есть французская кухня — скорее нет. Нет ни одного ресторана в Кыргызстане, который назывался бы французским. В основном, в ресторанах встречается европейская кухня, которая достаточно хорошо соответствует французскому вкусу, но они не предлагают типично французские блюда, такие как бланкет из телятины, сырный фондю, петух в винном соусе, улитки в чесночном соусе или лягушачьи лапки. Честно скажу, я не могу сказать, что скучаю по французской кухне, я могу насладиться ей, когда бываю во Франции. Я приверженец античной пословицы: «В Риме будь как римлянин», и я адаптируюсь ко вкусам той страны, где нахожусь, и глубоко убежден, что в любой стране мира есть вкусные блюда, приготовленные по интересным местным рецептам. Что касается кыргызской кухни, я с удовольствием ем конину и бешбармак, включая знаменитый чучук, традиционный десерт чак-чак.

Вы хотели бы, чтобы заработал авиарейс Бишкек — Париж?

— Каждый посол мечтает, чтобы открылся прямой воздушный рейс между столицей, где он работает и столицей его родины. Для меня это рейс Бишкек — Париж, так как это намного облегчило бы нам работу. Но, конечно, нужно быть реалистом, ни одна авиакомпания не станет открывать убыточные рейсы. Прямые воздушные рейсы приобретают смысл только в том случае, когда они приносят прибыль авиакомпании. Здесь срабатывает закон спроса и предложения, и, честно сказать, если до сегодняшнего дня не было прямых воздушных рейсов между Парижем и Бишкеком, то это потому, что в течение года пассажирский поток не может обеспечить рентабельность данных рейсов. Но будем надеяться, что однажды появится такой рейс.

Редакция издания VB.KG выражает благодарность пресс-атташе посольства Франции в КР Гузель Ишеновой за организацию данного интервью.

Приближается праздник, основные признаки которого — елка, мандарины, шампанское, оливье и, конечно же, планы на будущее. Именно на первый день января приходится большинство обещаний начать новую жизнь и распрощаться со старой, к этой дате спешат завершить многие проекты, а старт других, наоборот, до нее откладывают. Так устроена наша природа.

Можно смело предположить, что лишь единицы строят планы с нового года сотворить величайшее зло. Как правило, цели, которые рождаются под аккомпанемент петард и фейерверков, добрые, правильные и конструктивные. Жаль только, что большинство из них так и остаются нереализованными проектами. Потому что «не так сильно хотелось», потому что «обстоятельства», потому что «не хватило сил» — причин может быть множество.

Мы решили рассмотреть актуальную для многих тему грамотного планирования сразу с нескольких сторон, пригласив к разговору психолога и бизнес-консультанта. Попробуем понять, что такое планы, как они меняют нашу жизнь и что делать для того, чтобы напротив каждого пункта в наших ежедневниках стояла галочка «Выполнено».

Что путает наши планы

Вначале разберемся с теоретической частью вопроса. Для этого мы обратились к психотерапевту Константину Минкевичу.


— Часто ли вы сталкивались с людьми, которые живут вообще без планов?

— Представить себе человека без грубой патологии, который совершенно не строит планов на свою жизнь, сложно. В той или иной мере мы все планируем, но, если говорить о том, в какой степени и каким образом, здесь все может быть по-разному. Планирование может быть краткосрочным и долгосрочным, продуманным и поверхностным, интуитивным и системным. Человек, который говорит «Я собираюсь заработать миллиард», скорее всего, планирует получить эти деньги. Но можно ли считать это полноценным планом?

То есть людей, которые не заглядывают в будущее, я не встречал. А вот людей, которые, представляя это будущее, как правило, не видят его в подробных деталях, достаточно много.

— Часто ли люди, которые обращаются к вам за помощью, жалуются на проблемы с планированием? О чем говорят такие жалобы?

— Проблема с планированием крайне редко становится некой самостоятельной проблемой, запросом, ради которого идут к психотерапевту. Это скорее одна из граней другой, более обширной проблемы.

Здесь мы не будем рассматривать случаи, которые можно назвать клиническими, потому что единственным верным ответом на вопрос, что с ними делать, станет «Немедленно обратитесь к специалисту». Это касается тяжелых форм депрессивных и тревожных расстройств и так далее. Но давайте поговорим об отклонениях, которые не так далеко отошли от условной «нормы».

Неспособность планировать — это точно не диагноз.

Но у человека может не быть планов потому, что у него депрессия. Если картина мира безнадежна, то планирование с точки зрения находящегося в депрессии не имеет смысла. Логика примерно такая: «Я живу плохо и буду жить плохо дальше. Зачем строить планы о том, как именно плохо жить?»

Депрессивная безнадежность, на самом деле, сама по себе ни на чем не основана. Но многие свои действия, в том числе и планирование, человек будет пропускать через призму этой безнадежности, которая все обесцвечивает и обесценивает.

При тревожных расстройствах картина в чем-то похожая, а в чем-то обратная. С одной стороны, тревожный человек очень много думает о будущем: что с ним произойдет, что может пойти не так, как подумают люди, по каким причинам все может рухнуть. При этом, предвосхищая наступление разнообразных неприятностей, они живут не в полной безнадеге (как депрессивные люди), но в ожидании надвигающейся катастрофы.

Планирование при этом очень подчинено тревожным переживаниям, большая его часть направлена на упреждение разнообразных неприятностей. При таком подходе планирование очень осторожное, многие достижения, возможность которых очевидна для нетревожного человека, уходят в «серую зону», их не принимают в расчет, заранее предвосхищая провал. При этом все, что вне фокуса тревожного внимания человека, может планироваться и реализовываться вполне нормально.

Хочу рассказать еще об одном интересном феномене. При прокрастинации у человека нередко искажается фокус внимания. То есть события и перспективы, которые находятся в ближайшем будущем, затмевают видение более отдаленных перспектив. У таких людей укорачивается горизонт планирования, и они фокусируются на последствиях и ощущениях, которые могут случиться в ближайшее время.

Это ярко проявляется при зависимом поведении, когда человек понимает, что фундаментально употреблять алкоголь вредно, но не может отказать себе в удовольствии выпить прямо сейчас: потому что хорошо будет сейчас, а вред будет нанесен «когда-то».

То же самое с прокрастинацией. Многим проще сейчас позалипать в соцсети, потому что это принесет мгновенное удовольствие, а недоделанный проект — это неприятность, находящаяся в трудно осознаваемом «через полгода».

— Есть ли какие-то инструменты или способы абстрагироваться от такого искаженного взгляда на будущее?

— На самом деле, нет никакого волшебного рецепта, который вас удивит. Здесь реально очень помогает банальное составление плана — в любом удобном виде. Облеките его в «физическую форму». Составляя план и решая, что делать, а что — нет, опишите для себя долгосрочные и краткосрочные перспективы «делания» и «неделания». Например: «Когда через полгода я закончу большой проект, который мне только поручили, я получу премию, уважение, возможное продвижение по службе, прибавку к зарплате».

И наоборот: «„Забив“ на проект, я получу сегодня возможность потусоваться друзьями, посмотреть ролики в TikTok, выпить пива и так далее». Возможно, это позволит перераспределить для себя ценности и перспективы. Причем это не означает, что надо полностью отказаться от мелких удовольствий, их просто надо подчинить плану, сделать его частью.

При депрессивных настроениях мы всегда найдем десяток-другой подтверждений, почему действительно браться за любое дело не имеет смысла. Это свойство нашей психики. Поэтому полезно задуматься о том, есть ли какие-то причины полагать, что задуманное все-таки будет реализовано. Возможно, ты делал это раньше и получалось, или получилось у кого-то другого. Возможно, это дело вообще вполне обыденное, и уже множество людей вокруг (не умнее тебя!) его успешно реализовали.

В случае тревожности полезно помнить, что, планируя мы думаем о будущем. Знать его точно мы не можем, только предполагаем, но это точно не значит, что оно обязательно плохое. Так пугающие нас «неожиданности», которые не получается контролировать, в равной степени случаются как отрицательные, так и положительные.

А еще важно понимать, что сколько бы мы ни думали о вероятностях успеха или неуспеха, понять наверняка, что произойдет, сможем, только когда начнем делать.

Помимо всего прочего, важно помнить, что план — это всего лишь предположение, намеченный маршрут. И совершенно нормально корректировать его в зависимости от возникающих обстоятельств. Для людей в тревожном состоянии планы, которые не исполнены идеально, — это провальные планы. Их даже составлять не хочется.

Мозг ленится заглядывать в будущее

— Услышал недавно интересную мысль о том, что люди сильно переоценивают то, что могут сделать за несколько недель, но крайне недооценивают, что можно достигнуть за несколько лет. Почему людям свойственно с большей готовностью планировать на короткий срок, чем на длительный?

— Краткосрочное планирование более комфортное для нашей психики, поэтому проблема прокрастинации широко распространена, а истории про то, что человек живет долгосрочными планами, не обращая внимания на «здесь и сейчас», встречаются намного реже.

Несмотря на все могучие возможности нашей психики, все вещи, связанные с долгосрочным планированием, подсчетами, оценками, коррекцией ошибок, даются не так легко, потому что требуют целенаправленной работы, физических и ментальных усилий мозга. Они контринтуитивны и неавтоматичны.

Между тем мы не замечаем, что большое количество вещей делаем на «автомате» — таким образом мозг сохраняет энергию, и он, в принципе, намерен при такой возможности жить в таком режиме как можно больше. Он стремиться использовать простые, заготовленные решения, интерпретацию, не занимаясь поиском альтернатив.

Мы хорошо представляем обозримое будущее — от дней до недель вперед. А вот будущий год мы видим, как правило, достаточно абстрактно. Если не намечается каких-то серьезных потрясений, мы скажем, что все будет примерно так же, как и сейчас. Для того чтобы манипулировать вероятностями развития событий, требуется приложить усилия: оценить перспективы, себя в этой перспективе и так далее.

— Долгосрочное планирование — это врожденный скил человека или его можно развить?

— Я думаю, и то и другое. Предрасположенность к долгосрочному планированию имеет наследственную обусловленность. С другой стороны, это не отменяет того, что мы можем эти врожденные особенности изменять в нужную нам сторону. Возможно, для этого потребуется больше усилий, чем для тех, кого «природа наградила», но это возможно. Приобретать эти навыки очень просто: надо пробовать. Навык — это то, что «прокачивается».

— Почему так важно все записывать?

— Здесь стоит отметить два аспекта. Первый — процесс нашего мышления не так строен, как мы его себе воображаем. Оно довольно аморфное, нечеткое, в нем не так много продуманности и структуры. Когда мы переходим к устной речи, она становится более четкой, потому что нам надо формулировать слова, помещать их в законченные мысли. Но если просто стенографировать то, как говорит обычный человек (за исключением выдающихся ораторов), мы увидим, что все же остаемся достаточно косноязычными. Мы говорим неполными фразами, соскакиваем с мысли на мысль и так далее.

Самая систематизированная мысль — облеченная в письменную форму. Потому что тут уже не забалуешь — приходится создавать предложения (существуют в рамках определенных логичных правил). То есть, когда человек пишет, он наиболее четко структурирует свои мысли.

Второй аспект — записанное не забывается. Например, я сидел у окна, ковырялся в носу и придумал отличную идею. Прошло два часа, помню окно, нос, что был инсайт, а вот саму мысль не помню. Если мысль записана, я всегда могу к ней вернуться. Может быть, она окажется бредом. А может быть, и нет.

Не цель, а средство его достижения

А теперь что такое планирование с точки зрения бизнесмена-практика. Поможет нам в этом управляющий партнер Международной академии человеческого капитала IHCA Сергей Колесников. Он уже 20 лет руководит крупными компаниями в России и Беларуси, а последние годы помогает бизнесам разного масштаба реализовать свои планы в жизнь.


— Почему, на ваш взгляд, планирование так важно?

— Достаточно распространенная ошибка видеть в планах нечто законченное, самодостаточное. Хотя на самом деле это лишь первая стадия процесса. Важно не планирование, а то, что мы хотим с его помощью достичь. Сам по себе план, без четкого понимания цели — фактически пустой звук. Но, с другой стороны, любая сложная, многоступенчатая цель будет реализована быстрее, качественнее и осознаннее только при наличии хорошего плана. Можете относить эту обоюдную закономерность как к рабочим проектам, так и к бытовым.

Кто-то считает: хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах. Люди уверены, что движутся к цели интуитивно, короткими шагами. Но это тоже план. К примеру, в технологии Scrum используется гибкое планирование и пошагово определяются только спринты, и в ситуации частых изменений это оправдано. А кто-то определяет конечную цель, дедлайн которой может быть достаточно далеко по времени (например, полгода), и расписывает, что сделать помесячно. Как видите, подходы совершенно разные, но все они про то, что к цели мы идем осознанно.

— А если не планировать вообще?

— В корпоративной жизни это невозможно. К цели ты идешь не один, а командой. И вся команда должна понимать и куда идти, и как. Иначе функциональный рассинхрон, который потом приходится склеивать.

Но могу представить себе подобную ситуацию в личной жизни. Ведь у некоторых людей действительно, кажется, нет ни целей, ни планов. Как правило, выглядит это печально. Поэтому, наверное, жить без планов можно, но стоит ли оно того?

— Почему планы, которые мы строим на новый год, в большинстве случаев не срабатывают?

— А вы уверены, что мы строим планы? Или на самом деле просто мечтаем? Прекрасная традиция — написать на бумажке цель, потом сжечь и пепел выпить с шампанским. Это такая древняя управленческая технология «Авось сбудется». Работает то, чем мы управляем. Если мы отдаем управление «судьбе», то я не могу за это ответить. Нужно спросить у «судьбы», почему что-то не срабатывает из загаданного под новогодней елкой.

— Постановка целей и планирование — почему они взаимосвязаны?

— Я как раз сегодня провожу стратегическую сессию у клиента. Это делается для того, чтобы связать цель бизнеса (собственника, CEO компании, сотрудников) с тем, как эту цель команда будет достигать. На сессию мы собрались уже третий раз в узком составе — только первые лица компании. Почему так часто? Потому что руководство должно для себя точно определить, чего хотят от бизнеса. Это про видение и финансовые стратегические цели.

После того как руководство обоснует (прежде всего для себя), насколько цель реалистична, можно включать технологию планирования, когда сотрудники начинают расписывать, что они должны сделать на рынке (как будут работать, с какими товарами, услугами), как они должны отстроить внутренние процессы, чтобы клиенты были довольны, чему обучать персонал и так далее. Таким образом, успешная команда работает, плотно связывая цели и планирование, постоянно задавая себе вопрос: «Для чего я это буду делать и как это повлияет на мою конечную цель?»

— Распространенная ситуация: я все запланировал, но никогда не успеваю. Что происходит, если работа регулярно занимает больше отведенного времени?

— Надо разобраться с причинами. Если вы «оптимист» планирования, то, разрабатывая план, нужно сознательно закладывать больше времени на каждую операцию. Я обычно советую добавлять «майонез» в план. Это по 15—30 минут к каждой задаче, которые будут страховать в случае, если вы будете не успевать. Это на самом деле не шуточный вопрос, ведь обязательные люди часто оказываются вот из-за такого планирования впритык в постоянном стрессе. Это плохо.

Второй вариант — когда не успевает человек из-за внутренней неорганизованности. Тогда — хронометраж рабочего дня. Смотреть — на что тратишь время и методично убирать «убийц» времени. «Не успеваю» — это симптом плохого тайм-менеджмента. И если ты думаешь о качестве своей жизни, то имеет смысл провести самодиагностику и выстроить себя таким образом, чтобы успевать все, что запланировано.

— Какую часть запланированного времени на завтра надо выделять на цейтноты и неожиданности?

— 25%. Это мой управленческий опыт. Наша команда, когда планирует неделю, никогда не забивает календарь на 40 рабочих часов. В плане задач у наших сотрудников должно быть максимум 30. Если больше, то мы не снижаем нормы на выполнение работ, а переносим часть работ в бэклог (лист ожидания).

10 часов — это «майонез», который мы используем на то, что может прилететь со стороны, на форс-мажоры и прочее. Более того, когда у сотрудника так планируется неделя и он сам расставляет приоритеты. Согласись, бывают ситуации, когда категорически не хочется что-то делать. А есть задача, которую выполнишь с удовольствием.

Когда тайминг по проектам позволяет, почему бы не делать то, что в этот момент нравится? Но опять-таки, это возможно, если в принципе распланированы задачи. Иначе ты будешь подсознательно выбирать то, что нравится делать, а не то, что приведет к желаемой стратегической цели.

— Какие самые эффективные приложения для составления планов вы бы порекомендовали?

— Самая эффективная программа для планирования — ваш мозг. Если человек понимает важность этого процесса и готов выделить на такую работу время, то, поверьте, он найдет в современном многообразии IT-инструментов удобные для себя. И для каждого это будет что-то отдельное, в зависимости от привычек и образа мышления. Идеальных инструментов, подходящих всем, нет. Списки задач можно составлять в «Битрикс24», «Google-календаре», Any.Do. Планирование задач — в проектах Trello, To Do List и так далее.

К примеру, мы запускали планирование проектов в «Битриксе». В какой-то момент показалось слишком сложно, и теперь мы используем банальные Google-таблицы с допусками для всех участников проекта. Повторю, что вообще не важно, какой инструмент. Вы его найдете точно, если захотите упорядочить свою личную жизнь или работу. Если вы работаете в ERP-системе, которую компания разрабатывает «под себя», то моя рекомендация: обязательно включайте блок планирования задач в разработку и запускайте. Это существенно повышает эффективность работы команды.

— Концепция «моделирования будущего» — это ерунда или одно из последствий грамотного планирования?

— Сегодня много информации про то, что мы можем программировать свое будущее: кто только об этом не говорит, и даже ученые, несмотря на то что каких-то достоверных исследований на эту тему я не встречал. При этом если такие установки помогают на самом деле выстроить мое поведение таким образом, что в итоге я достигну своих целей, то почему нет.

Да, я думаю о будущем, я его визуализирую, картинку, возникающую в голове, переношу на бумагу. И надеюсь, что я запускаю при этом программу поэтапного движения к своей цели. При этом я подстрахуюсь планом, который составлю в Google-таблице, и обязательно буду рассчитывать не на какую-то магию, а на свои силы и силы своей команды.

Поэтому перед новым годом я хотел бы порекомендовать вам завести новую традицию: 31 декабря в 23:45 вместо того, чтобы писать свои пожелания и сжигать их, раздайте гостям листы бумаги и фломастеры. Пусть каждый нарисует себя через год (какой он, в чем изменился, в чем прокачался, каких результатов достиг, как выглядит… и так далее). Не показывайте этот рисунок никому, но обязательно 1 января потратьте время на то, чтобы написать свой личный тайный план, что вы сделаете, чтобы ваша картинка-цель стала реально достижимой. И считайте это первым грамотным шагом к достижению цели. К чему это приведет? Все зависит только от вас.

Читайте также:

  • «Скоро все поймут, что я ни на что не гожусь!» Разговор о синдроме самозванца, который многим портит жизнь
  • «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Почему люди редко просят прибавки к зарплате и как это делать правильно

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Adblock
detector