Меню

Какие события последовательно изображены в рассказе прыжок

Конспект занятия по развитию речи для детей 4–5 лет «Путаница»

Цель: создать условия для обогащения и закрепления знаний детей о диких животных и их поведении.

Задачи:

Образовательные:

Организовать деятельность детей, направленную на расширение и закрепление знаний о диких животных и их поведении.

Развивать умение согласовывать имена существительные с относительными и притяжательными прилагательными.

Развивающие:

Способствовать развитию связной речи, совершенствование грамматического строя речи.

Воспитательные:

Способствовать воспитанию умений согласовывать свои действия с партнерами.

Материал и оборудование:

Письмо, игрушки сова, заяц, белка, лиса, волк, магнитофон, клубок, разрезные картинки (заяц, лиса, волк, белка, изображения животных, рисунки с контуром животных.

Ход занятия:

Мотивационно — организационный этап:

Воспитатель:

-Здравствуйте, ребята. Сегодня, когда я утром пришла в группу, я открыла окно и в него залетел голубь, а в клюве у него было письмо. Вот оно. Давайте его откроем и посмотрим от кого оно и что в нем написано.

Ребята, это письмо из леса от тетушки Совуньи. У них произошла беда. Звери забыли, как их зовут, что они умеют делать, как разговаривают и где их домик. Совунья просит нас о помощи, т. к. сама она н в силах справиться.

Основная часть.

-Поможем ребята?

(Ответы детей).

Воспитатель.

— А как же мы с вами туда попадем? Тетушка Совунья и об этом позаботилась. Вместе с письмом она прислала волшебный клубок, который и укажет нам дорогу в лес.

(Воспитатель кидает клубок. Дети следуют за клубком. Звучит музыка «Лесные звуки»)

Воспитатель.

— Ну вот мы и оказались в лесу.

Тетушка Совунья (воспитатель говорит от лица Совуньи):

-Здравствуйте ребята, как хорошо, что вы пришли. Я так переживала, что вы не получите мое письмо. Ой, а у нас тут такое…

Звери решили поменяться местами друг с другом. Волк стал лисой, лиса волком. Заяц белкой, белка-зайцем. Медведь с ежиком поменялся. Они решили разыграть сказку К. Чуковского и сами запутались. (Плачет)

Воспитатель.

-Не плачь, Совунья, мы с ребятами поможем.

-Правда ребята (ответы детей)

— Для начала давайте найдем животных. Подготовили девочки бинокли, а мальчики подзорную трубу.

Физкультминутка «Весело в лесу»

Зайцы утром рано встали, (ходьба на месте)

Весело в лесу играли.

По дорожкам прыг-прыг-прыг! (прыжки на месте)

Кто к зарядке не привык?

Вот лиса идет по лесу (имитировать движения лисы).

Кто там скачет интересно? (повороты головы вправо-влево)

Тянет лисонька свой нос (руки на поясе)

Но зайчата быстро скачут (прыжки на месте).

Как же может быть иначе? (рывки руками перед грудью)

Тренировки помогают!

И зайчата убегают (бег на месте).

Вот голодная лиса (поднять голову, посмотреть вверх).

Грустно смотрит в небеса. (Потягивания – руки вверх)

Тяжело вздыхает, (глубокие вдох и выдох)

Садится, отдыхает. (Сесть на корточки)

Воспитатель:

-Ага. Вот они все вместе у елки. Давайте подойдем к ним поближе.

-Здравствуйте, лисичка, белочка, волчок, заинька.

Животные:

-Здравствуйте. Только мы не знаем кто мы. Мы запутались. Помогите нам.

Воспитатель:

-Конечно, мы поможем.

-Давайтеребята сначала соберем разрезные картинки.

Д/и «Разрезные картинки»(см. Приложение 1)

Воспитатель:

-Посмотрите. Это кто?

-Это ты лисичка.

-Ребята, как выглядит лиса? (она рыжая, пушистая, с огромным хвостом, а на кончике белая окраска)

— Где она живет? (нора) Чем питается?

— А вы знаете, зачем лисе такой пушистый, длинный хвост? (хвост служит рулем для быстроты бега и для того, чтобы прыгать точнее, а еще она им заметает следы от собак, чтобы они ее не нашли)

-Давайте покажем, как ходит лиса.

Как выглядит волк? (серый, похож на собаку) Где живет волк (логово)

Д/и «Чей хвост?»(см. Приложение 2)

Воспитатель:

Как выглядит? А заяц всегда такой окраски? А зачем ему такие длинные уши? (чтобы услышать приближающуюся опасность, что где-то рядом ходит лиса)

А какой хвост у зайца? (короткий, маленький)

Чем питается заяц зимой? (корой деревьев, корнями)

Какая у нее шубка? Какой у нее хвост? Чем она питается? Где она живет?

Давайте, ребята, поиграем.

Пальчиковая гимнастика «Дикие животные водятся в лесу…»

Дикие животные водятся в лесу (Последовательно соединяем пальцы правой руки с большим)

Там увидеть можешь ты – волка и лису (Последовательно соединяем пальцы левой руки с большим)

Зайца и медведя. Белку, кабана. (Последовательно соединяем пальцы правой руки с большим).

Прячет всех надежно – лесная тишина. (Последовательно соединяем пальцы левой руки с большим).

Воспитатель:

— Ребята, тетушка Совунья, очень рада, что вы помогли животным разобраться. Они все вспомнили.

— Ребята, давайте оставим нашим лесным жителям их портреты. Для этого я подготовила картинки с их изображением, нам нужно только обвести их по контуру и раскрасить. (Дети рисуют, работы развешиваются на магнитной доске).

Заключительный этап. Рефлексия.

Воспитатель:

-Ребята, а нам с вами пора возвращаться в детский сад.

Давайте встанем в круг и закроем глазки. Раз, два, три, четыре, пять возвращаемся назад.

-Ну вот мы и снова в детском саду.

— Вам понравилось путешествие в лес? Что же мы с вами там сегодня делали (ответы детей)

Спасибо вам ребята за путешествие и помощь.

Приложение 1

Д/и «Разрезные картинки»

Цель: формировать у детей представление о целостном образе предмета, учить соотносить образ представления с целостным образом реального предмета, правильно собирать изображение предмета из отдельных частей.

Ход игры

Перед детьми на столе лежат разрезные картинки с изображением диких животных. Воспитатель предлагает детям внимательно рассмотреть и собрать картинку из отдельных частей. По окончании выполнения задания детям предлагается сравнить полученное изображение с изображением на конверте.

Приложение 2

Д/и «Чей хвост?» (см. Приложение 2)

Цель: развитие познавательного интереса.

Ход игры:

Воспитатель рассматривает с детьми изображения животных. Беседует с детьми, уточняет, каких животных они видят, чего не хватает зверятам (хвоста). Затем предлагает детям подобрать каждому животному свой хвост. После ого как все хвосты положены в соответствии с животными, дети вместе с воспитателем проверяют, нет ли ошибки.

Во время игры педагогу необходимо называть наиболее характерные признаки животного (лиса- рыжая плутовка с большим, пушистым хвостом, заяц- серенький, длинные ушки, маленький хвост и т. д.).

Занятия по
художественно-речевой деятельности на тему:

«Пересказ
рассказа Василия Сухомлинского «Ленивая подушка»

Цель:
развивать связную речь детей; умение анализировать сказки и рассказы, оценивать
поступки героев; учить понимать текст прочитанного рассказа; отвечать на
вопросы воспитателя полным предложением; упражнять в грамматически-правельній
построении предложений; продолжать учить пересказывать рассказ близко к тексту
с опорными картинками, продолжая пересказ других детей; обогащать словарь
словами: ленивый, ленивый, трудолюбивый; воспитывать любовь к труду.

Словарь:
ленивая, ленивая

Материалы:
узелок, скатерть, сюжетные картинки из сказок, цифры, дидактическая игра «
Расшифруй название рассказа» на каждого ребенка, портрет. Сухомлинского, книга
«Цветок солнца», сюжетные картинки к рассказу «Ленивая подушка»

Ход
занятия:

Дети
заходят в группу.

Воспитатель:
Встаньте, дети, все ровненько,

Улыбнитесь
все хорошенько,

Улыбнитесь
все ко мне,

улыбнитесь
и к себе

Поздоровайтесь:
Добрый день!

Пусть
хорошо начнется новый день!

Сегодня к
нам пожаловали гости. Давайте им улыбнемся и поздороваемся.

Все
вместе: Здравствуйте!

Воспитатель:
посмотрите, в нашей группе что-то появилось. Спряталось под скатерть. Что там
может быть? Вам интересно знать что там находится? Так может заглянем под
скатерть? А можно ли это делать, ведь мы не знаем что там? Возможно, там
находится нечто такое, что может навредить нашему здоровью. Можно ли брать в
руки не знакомые нам вещи? Но гляньте вон из под скатерти выглядит какая-то
бумажка, давайте ее прочитаем.

«МАЛЬЧИКАМ
И ДЕВОЧКАМ ГРУППЫ № 10»

Так это же
для нас! Если это действительно для нас, то давайте посмотрим что там. Ой, что
это? Узелок, интересно что там. Вы хотите узнать что в этом узелке? Тогда
садитесь и слушайте!

Рассказ
сказки.

Жила была
на свете лень. Она по свету бродила, себе хозяина искала. Увидела в лесу домик,
где жили трудолюбивые зайчатка, потихоньку забралась в избушку и поселилась
там… И произошло нечто невероятное: заболели наши зайчатка, перестали совсем
работать, целый день лежат в холодке. Когда беленькая хатка стала серая и
неприветливая. Пришли друзья к ним в гости и не узнали трудолюбивых зайчат.
Решили они зайчат спасать, сначала они лень поймали, а потом в платочек
завязали и отнесли далеко от хатки. И стали зайчатка снова веселые и
трудолюбивые. А лень по свету странствует и на новых хозяев караулит.

То в этом
узелке лень! Она пришла к нам, потому что наверняка хочет чтобы ее кто-то взял
к себе домой. Кто хочет забрать лень? Данила ты хочешь? Ира, может ты хочешь?
Почему?

А вы
знаете, что перед тем как прийти к нам, лень побывала во многих других сказках,
давайте узнаем в каких именно.

Дидактическое
упражнение » в какой сказке побывала лень»

Давайте
сначала вспомним названия этих сказок. Кто узнал из какой это сказки
иллюстрация? Как называется эта сказка? Герои из какой сказки изображены на
рисунке? Кто еще что узнал? Молодцы, все сказочки припомнили. Так в какой же
сказке побывала лень?

Вот, я
считаю что лень была в сказочке « Петушок и двое мышат», потому что ленивыми
был петушок, он не хотел работать. Нет, не петушок! А кто был ленивым в этой
сказочке? Я возьму узелок и прикреплю под иллюстрацией. Аня, как ты думаешь в
какой еще сказочке побывала лень?

А вы
знаете, я сегодня хотела прочитать рассказ где также побывала лень, но не помню
названия. Но у меня есть подсказка. ( выставить подсказку на доску). Это
закодированное название рассказа. Давайте рассмотрим что здесь изображено. То
видимо что-то будет говориться о подушке, а о чем именно нам подскажут буквы.
Под буквами изображены цифры, нужно соединить цифры по порядку-от цифры 1 до
цифры 2, от 2 до 3 и так далее. Кто мне поможет найти цифру 1? От цифры 1
провести прямую линию до цифры 2, а далее проведет линию Роман. Дети, но это
будет долго, хотите помочь, чтобы было быстрее, тогда садитесь за столы и
сделайте так же.

Дидактическое
упражнение»расшифруй название рассказа».

Из под
подкладки достаньте бумажки, положите их. Возьмите в руки карандаш тремя
пальчиками, указательный пальчик сверху, верхний кончик карандашика смотрит на
правое плечо. И соединяйте цифры по порядку.

Кто уже
расшифровал название рассказа? Давайте прочитаем: ленивая ПОДУШКА. А как можно
сказать ленивая по другому? (Ленивая). На какой звук начинается слово ПОДУШКА?
Молодцы, вы помогли мне вспомнить название рассказа. Хотите его послушать,
тогда давайте сядем на стульчики, что нам было удобнее.

Повествование
в этой книге. А вам знакома эта книга, может вы ее узнали и вспомнили ее
название? Книга называется цветок солнца, автором этой книги является Василий
Сухомлинский. ( Выставить портрет). А кто такой Василий Сухомлинский? Он пишет
только рассказ или еще что-то? А вы знаете что он работал учителем, и поэтому
много наблюдал за детьми и писал рассказы о детях и для детей. Так готовы
слушать рассказы?

Чтение
рассказа.

Беседа по
содержанию рассказа

Почему
Яринка не хотела вставать рано утром?

К кому
девочка обратилась за советом?

Какую же
тайну рассказал дедушка Яринке?

Что
сделала девочка с подушкой на следующее утро?

Дети,
после того как Яринка положила подушку на кровать, что ей еще надо было сделать
чтобы быть бодрой и наконец проснуться? Давайте покажем Яринке несколько
упражнений.

Физкультминутка.

Руки в
стороны и вверх —

 На
носочки поднялись.

 Подними
головку вверх —

 И на
ладошки посмотри.

 Приседать
мы начнем,

 Хорошо
ноги разомнем.

 Раз-присели,
руки прямо.

 Встали-опять
все так же.

 Возвращаемся
ловко,

 Все
выполняем красиво.

 Влево-вправо
повернулись

 И соседу
улыбнулись.

Вот теперь
девочка будет веселой и бодрой целый день!

Посмотрите
у меня есть иллюстрации к этому рассказу, но они размещены не по порядку, а ну
давайте сначала внимательно рассмотрим, определим какая иллюстрация была первая
к этому рассказу, что было потом.

Дидактическая
игра «Что сначала, что потом»

Какое
событие было первым? Возьми картинку и поставь на полочку над цифрой 1.

Что происходило
дальше?

Вот, дети
мы припомнили в какой последовательности происходили события в рассказе, а
теперь давайте попробуем пересказать его. Первой перескажет рассказ София. А
теперь попробует Владик … а продолжит Вероника.

Яринка
вылечила свою подушку от лени, и лень не будет жить в этом рассказе, а пришла
жить к нам, потому что наверняка среди вас есть ленивые детки. Дети, вы ленивы?
Вы трудолюбивы? Так давайте расскажем какие полезные дела вы делаете, чтобы
лень не осталась у нас.

Дидактическое
упражнение»наши добрые дела»

Ой, я вижу
что у нас все детки очень трудолюбивые, и лень некому забрать к себе. А что же
мы с ней будем делать?

Я
предлагаю выбросить ее на помойку, чтобы она больше ни у кого не поселилась.


linked С этим файлом связано 3 файл(ов). Среди них: Практическое задание 2 (2).doc, Практическое задание 2.doc, практическое задание 7 физкультура.docx.
linkedПоказать все связанные файлы


Подборка по базе: _язык и культура речи. Рабочая тетрадь.docx, физическая культура.doc, Физическая культура и спорт тест Синергия 2018.docx, физическая культура пз1.docx, физическая культура.docx, практика русский яз. и культура речи.docx, Практическая работа по дисциплине Общая физическая подготовка.do, Тест Физ культ. Физическая культура и спорт тест.docx, Физическая культура.docx, Физическая культура и спорт.docx


АНО ПО «Открытый социально-экономический колледж»

38.02.01Экономика и бухгалтерский учет (по отраслям)

Практическое задание по

206635 html 49ac0cb03196381

«Физическая культура»

Студент группы 380120/2 Климушкин Максим Викторович

1. Раскройте правила соревнований любого циклического вида спорта.

2. Установите соответствие этапов обучения движениям. Выберите ответы из списка ниже и впишите их в таблицу.

1 этап формирования двигательного умения  
2 этап формирования

двигательного умения

 
3 этап формирования

двигательного умения

 

 

1. Достижение двигательного мастерства. Краткая характеристика этапа: высокая быстрота, стабильный итог, высокая устойчивость, прочное запоминание, автоматизм двигательного действия.

2. Ознакомление, первоначальное объяснение и разучивание движений. Краткая характеристика этапа: очень замедленное и раздельное выполнение, нестабильный итог, очень невысокая устойчивость, не прочное запоминание, осознанный контроль действий, даже в деталях.

3. Формирование двигательного умения. Углублённое детализированное разучивание. Краткая характеристика этапа: невысокая быстрота, нестабильный итог, невысокая устойчивость, непрочное запоминание, осознанный контроль действия.

3. Подготовьте сообщение об истории Олимпийских игр.

1. Раскройте правила соревнований любого циклического вида спорта.

Правила соревнований по лёгкой атлетике

Виды легкой атлетики принято подразделять на пять разделов: ходьбу, бег, прыжки, метания и многоборья. Каждый из них, в свою очередь, подразделяется на разновидности.Лёгкая атлетика относится к весьма консервативным видам спорта. Так программа мужских дисциплин в программе Олимпийских игр (24 вида) не менялась с 1956 года.
В программу женских видов входит 23 вида. Единственная разница — это ходьба на 50 км, которой нет в женском списке. Таким образом лёгкая атлетика является наиболее медалеёмким видом среди всех олимпийских видов спорта.
Программа чемпионатов в помещении состоит из 26 видов (13 мужских и 13 женских).
На официальных соревнованиях мужчины и женщины не участвуют в совместных
стартах.
Бег (беговые дисциплины) лёгкой атлетики

объединяют следующие виды: спринт, бег на средние дистанции, бег на длинные дистанции, барьерный бег, эстафета.
Соревнования по бегу — один из самых старых видов спорта, по которым были утверждены официальные правила соревнований, и были включены в программу с самых первых олимпийских игр 1896 года. Для бегунов важнейшими качествами являются: способность поддерживать высокую скорость на дистанции, выносливость (для средних и длинных), скоростная выносливость (для длинного спринта), реакция и тактическое мышление.
Беговые виды входят как в состав дисциплин лёгкой атлетики, так и во многие популярные виды спорта отдельными этапами (в эстафетах, многоборьях).

Условия
Соревнования по бегу проводятся на специальных легкоатлетических стадионах с оборудованными дорожками. На летних стадионах обычно 8-9 дорожек, на зимних 4-6 дорожек. Ширина дорожки — 1.22 м, линии, разделяющей дорожки — 5 см. На дорожки наносится специальная разметка, указывающая старт и финиш всех дистанций, и коридоры для передачи эстафетной палочки.
Сами соревнования почти не требуют сколько-нибудь особенных условий. Определённое значение имеет покрытие, из которого изготовлена беговая дорожка. Исторически сначала дорожки были земляными, гаревыми, асфальтовыми. В настоящее время дорожки на стадионах изготовлены из синтетических материалов таких как тартан, рекортан, регупол и других. Для крупных международных стартов технический комитет IAAF сертифицирует качество покрытия по нескольким классам.
В качестве обуви спортсмены используют специальные беговые туфли — шиповки, обеспечивающие хорошее сцепление с покрытием. Соревнования по бегу проводятся практически в любую погоду. В жаркую погоду в беге на длинные дистанции могут также организовываться пункты питания.

Общие
На старте спортсмены занимают свои позиции согласно жребию или местам, занятым на предыдущих этапах соревнований. При команде «на старт» занимают места у стартовой линии или в колодках (спринт). При команде «внимание» готовятся к старту и должны прекратить всякое движение (команда применяется только в спринте). Команду «марш» даёт стартер выстрелом стартового пистолета, с которым на крупных соревнованиях соединён электронный таймер.
В ходе бега спортсмены не должны мешать друг другу, хотя при беге особенно на длинные и средние дистанции возможны контакты бегунов. На дистанциях от 100 м до 400 м спортсмены бегут каждый по своей дорожке. На дистанциях от 600 м — 800 м начинают на разных дорожках и через 200 м выходят на общую дорожку. 1000 м и более начинают старт общей группой у линии, обозначающей старт.
Выигрывает тот спортсмен, который первым пересекает линию финиша. При этом в случае спорных ситуаций привлекается фотофиниш и первым считается тот легкоатлет, часть туловища которого первой пересекла линию финиша.
Регламент
На крупных соревнованиях при большом количестве участников старты проводятся в несколько кругов отсеивающих проигравших (либо по занятому месту, либо по худшему времени). Так на летних Чемпионатах Мира и Европы и Олимпийских Играх принята следующая практика (количество кругов может меняться в зависимости от числа участников).
100 м и 800 м проводятся в 1-4 круга (забег-четвертьфинал-полуфинал-финал)
от 1500 м до 5000 м в 1-3 круга (забег-полуфинал-финал)
10 000 м — в 1-2 круга (забег-финал)
При этом в финальных забегах участвуют
100 м до 800 м, эстафеты — 8 спортсменов/8 команд
от 1500 м до 10 000 м — 12 спортсменов и более

Изменения правил
Начиная с 2008 года IAAF начала постепенное внедрение новых правил, с целью повышения зрелищности и динамизма соревнований. В беге на средние, длинные дистанции и стипль-чезе снимать 3 худших по времени спортсменов. В гладком беге на 3000 м и стипль-чезе последовательно за 5, 4 и 3 круга до финиша. В беге на 5000 метров также троих за 7, 5 и 3 круга соответственно. Планируется что в 2009 году данные правила вступят силу на командном кубке Европы.
Результаты
Начиная с чемпионата Европы 1966 года и Олимпийских игр 1968 года для регистрации результатов в беге на крупных соревнованиях используется электронный хронометраж, оценивающий результаты с точностью до сотой доли секунды. Но и в современной лёгкой атлетике электроника дублируется судьями с ручным секундомером. Рекорды мира и рекорды более низкого уровня фиксируются в соответствии с правилами IAAF.
Результаты в беговых дисциплинах на стадионе измеряются с точностью до 1/100 сек., в шоссейном беге с точностью до 1/10 сек.

Технические дисциплины лёгкой атлетики

объединяют следующие виды:
вертикальные прыжки прыжок в высоту, прыжок с шестом
горизонтальные прыжки прыжок в длину, тройной прыжок
метания толкание ядра, метание диска, метание копья, метание молота.
Все эти 8 видов (мужская программа) входят в полном составе программу олимпийских игр с 1908 года. С того момента как женское метание молота вошло в программу олимпийских игр (2000 год) — все 8 видов входят и в женскую программу. Технические виды входят также в легкоатлетические многоборья.

Правила
Отборочный тур
В случае если количество спортсменов очень велико проводится два круга: отборочные (квалификационные) и затем основные соревнования. Судейская коллегия устанавливает квалификационный норматив для отборочных соревнований. Если количество спортсменов, выполнивших норматив будет меньше 12 человек, то остальных участников (до 12) основных соревнований доберут согласно занятых ими местам.
Отборочные соревнования могут проводится в нескольких группах по возможности (если условия соревнований и количество секторов позволяют) одновременно.
Порядок выступления спортсменов на всех этапах определяется жребием. Результаты отборочных соревнований не влияют на основные. На любом этапе при выполнении последовательно трёх неудачных (не засчитанных судьями) попыток спортсмен выбывает из дальнейших соревнований.
Попытка
На выполнение попытки в технических видах спортсменам даётся одна минута. Время может быть увеличено до 3-5 минут (в зависимости от дисциплины), в случае если в секторе останется 3 или менее участников. При выполнении успешной попытки судья поднимает белый флаг при неудачной красный.
Регламент основных соревнований
Победителем становится тот, кто достигнет самого высокого результата среди всех засчитанных попыток в основных соревнованиях.

Соревнования в вертикальных прыжках

В начале соревнований определяется последовательность увеличения высоты планки для всех этапов. На преодоление каждой высоты спортсмену даётся три попытки. Если спортсмен удачно взял высоту, то он опять имеет три попытки. Спортсмены имеют право перенести одну или две оставшиеся попытки на следующую высоту.
В случае равенства результатов на очередной высоте и исчерпании всех попыток участниками победитель среди нескольких спортсменов определяется по следующему алгоритму
1. Преимущество получает тот, кто затратил меньше попыток на высоту, где возникло равенство.
2. при равенстве по пункту 1 преимущество у того, у кого наименьшее количество неудачных попыток по ходу всего круга (основного)
3. При равенстве по пункту 2 спортсмены выполняют перепрыжку — дополнительную попытку на следующую по порядку высоте. Если преодоление этой высоты не выявило победителя, то планка опускается на оговорённую величину (2 см в прыжках в высоту и 5 см в прыжках с шестом). Если высоту взяли все спортсмены то планка поднимается на эту величину если не берут то опускается на данную величину и так до тех пор пока не будет определён победитель.
При равенстве результатов для других мест (второе, третье и ниже) перепрыжки не назначается, а место делится между спортсменами.
Регламент в остальных технических видах
В отборочных (квалификационных) соревнованиях каждому спортсмену даётся 3 попытки.
Если в основных соревнованиях участвует более 8 спортсменов то каждому даётся по 3 попытки и лучшим 8 спортсменам по окончании 3 попыток предоставляется (финал) ещё три. Если спортсменов 8 или менее, то каждому предоставляется 6 попыток.
При равенстве результатов в лучших попытках победителя определяет соответственно вторая (третья и так далее до шестой) попытка.

Прыжок в высоту

Прыжок в высоту с разбега — дисциплина лёгкой атлетики, относящаяся к вертикальным прыжкам технических видов. Составляющие прыжка — разбег, подготовка к отталкиванию, отталкивание, переход через планку и приземление.
Требует от спортсменов прыгучести и координации движений. Проводится в летнем и зимнем сезоне. Является олимпийской дисциплиной лёгкой атлетики для мужчин с 1896 года и для женщин с 1928 года.

Правила
Соревнования по прыжкам в высоту происходят в секторе для прыжков, оборудованном планкой на держателях и местом для приземления. Спортсмену на предварительном этапе и в финале даётся по три попытки на каждой высоте. Спортсмен имеет право пропустить высоту, при этом неиспользованные на пропущенной высоте попытки не накапливаются. Если спортсмен совершил неудачную попытку или две на какой-либо высоте и не хочет больше прыгать на этой высоте, он может переносить неиспользованные (соответственно, две или одну) попытки на следующие высоты. Прирост высот в ходе соревнований определяется судьями, но он не может быть менее 2-х сантиметров. Спортсмен может начать прыгать с любой высоты, предварительно оповестив об этом судей.
Расстояние между держателями планки 4 м. Размеры места приземления 3 x 5 метров.
При попытке спортсмен должен отталкиваться одной ногой. Попытка считается неудачной, если:
В результате прыжка планка не удержалась на стойках;
Спортсмен коснулся поверхности сектора, включая место приземления, расположенное за вертикальной проекцией ближнего края планки, или между, или за пределами стоек любой частью своего тела до того, как он преодолел планку.
Удачную попытку судья отмечает поднятием белого флага. Если планка упала со стоек после поднятия белого флага, попытка считается засчитанной. Обычно судья фиксирует взятие высоты не раньше, чем спортсмен покинул место приземления, но окончательное решение о моменте фиксации результата формально остаётся за судьёй.

Прыжок с шестом

Прыжок с шестом — дисциплина, относящаяся к вертикальным прыжкам технических видов легкоатлетической программы. Требует от спортсменов прыгучести, спринтерских качеств, координации движений. Прыжок с шестом среди мужчин является олимпийским видом спорта с Первой летней Олимпиады 1896 года, среди женщин — с Олимпийских игр 2000 года в Сиднее. Входит в состав легкоатлетических многоборий.
Правила
Соревнования по прыжкам в высоту происходят в секторе для прыжков, оборудованном планкой на держателях и местом для приземления. Спортсмену на предварительном этапе и финале даётся по три попытки на каждой высоте. Прирост высот в ходе соревнований определяется судьями, он не может быть менее 5 сантиметров. Обычно на малых высотах планка поднимается с шагом 10-15 см и затем шаг переходит к 5 см.
Расстояние между держателями планки 4 м. Размеры места приземления 5 x 5 метров. Длина дорожки для разбега не менее 40 метров ширина 1.22 метра. Спортсмен имеет право попросить у судей отрегулировать расположение стоек для планки от 40 см перед задней поверхностью ящика для упора шеста, до 80 см по направлению к месту разбега.
Попытка считается неудачной если:
В результате прыжка планка не удержалась на стойках
Спортсмен коснулся поверхности сектора, включая место приземления, расположенное за вертикальной плоскостью проходящей через дальний край ящика для упора, любой частью тела или шестом.
Спортсмен в фазе полёта руками попытался удержать планку от падения.
Удачную попытку судья отмечает поднятием белого флага. Если планка упала со стоек после поднятия белого флага это уже не имеет значения — попытка засчитана. Если при выполнении попытки шест сломается спортсмен имеет право выполнить попытку заново.
Тактика
Возможность пропускать высоты и переносить попытки является основным тактическим приёмом в ходе соревнований. Типичный приём в случае неудачной попытки на очередной высоте это перенести две попытки на следующую высоту. Соревнования в прыжке с шестом одни из самых длительных в легкоатлетических секторах и иногда затягиваются на много часов. В последнее время рассматриваются альтернативные варианты правил, при которых спортсменам (как в тяжёлой атлетике) даётся фиксированное количество попыток на все соревнования.
Соревнования в горизонтальных прыжках

Прыжок в длину

Прыжок в длину — дисциплина, относящаяся к горизонтальным прыжкам технических видов легкоатлетической программы.
Требует от спортсменов прыгучести, спринтерских качеств. Прыжок в длину входил в соревновательную программу античных Олимпийских игр. Является современной олимпийской дисциплиной лёгкой атлетики для мужчин с 1896 года, для женщин с 1948 года. Входит в состав легкоатлетических многоборий.
Правила соревнований
Задача атлета — достигнуть наибольшей горизонтальной длины прыжка с разбега. Прыжки в длину проводятся в секторе для горизонтальных прыжков по общим правилам, установленным для этой разновидности технических видов. При выполнении прыжка атлеты в первой стадии совершают разбег по дорожке, затем отталкиваются одной ногой от специальной доски и прыгают в яму с песком. Дальность прыжка рассчитывается как расстояние от специальной метки на доске отталкивания до начала лунки от приземления в песке.
Расстояние от доски отталкивания до дальнего края ямы для приземления должно быть не менее 10 м. Сама линия отталкивания должна быть расположена на расстоянии до 5 м от ближнего края ямы для приземления.
Техника и стиль
У мужчин атлетов мирового класса, начальная скорость при отталкивании от доски достигает 9.4 — 9.8 м/c. Оптимальным углом вылета центра масс спортсмена к горизонту считается 20-22 градуса и высота центра масс относительно обычного положения при ходьбе — 50-70 см. Наивысшей скорости атлеты обычно достигают на последних трёх-четырёх шагах разбега.
Прыжок состоит из четырёх фаз : разбега, отталкивания, полёта и приземления. Наибольшие различия, с точки зрения техники, затрагивают полётную фазу прыжка.
«В шаге» простейшая техника известная ещё с XIX века и знакомая спортсменам любителям с уроков физкультуры — это прыжок «в шаге» или «согнув ноги». После отталкивания толчковая нога через сторону присоединяется к маховой и плечи отводятся немного назад. Хотя это элементарный вариант прыжка, но им пользуются атлеты высокого уровня и в XXI веке. Так английский легкоатлет Томлинсон, который имеет в активе прыжок на 8.25 м, прыгает «в шаге». Этим же стилем Галина Чистякова установила мировой рекорд 7.52 м.
«Прогнувшись» — более сложный вариант, требующий большей тренированности и координации. Прыгун в полёте прогибает тело в пояснице и как бы делает паузу перед приземлением. В 1920 году эту технику впервые продемонстрировал финский прыгун Туулос. На современном этапе развития лёгкой атлетики это наиболее популярная техника у прыгуний-женщин. Этим стилем, например прыгала Хайке Дрекслер.
«Ножницы» — наиболее сложный вариант, требующий высоких скоростно-силовых качеств спортсмена. Спортсмен в полете словно продолжает бег и делает 1.5, 2.5 или 3.5 шага ногами по воздуху. Это наиболее популярная техника у спортсменов мужчин высокого класса.
Стилем «ножницы», прыгнул на 8.95 в 1991 году Майк Пауэлл. Этим же стилем прыгнул на 8.90 м в Олимпийском Мехико (1968) Боб Бимон.
Многоборья

Легкоатлетические многоборья — совокупность легкоатлетических дисциплин, где спортсмены соревнуются в различных видах, которые позволяют выявить самого разностороннего атлета. Многоборцев мужчин иногда называют рыцарями многих качеств. Соревнования по многоборьям входят в программу Олимпиад и проводятся в летнем и зимнем сезоне.
Дисциплины:
В следующих видах многоборий IAAF фиксирует мировые рекорды
Десятиборье мужчины (летний сезон): 100 м, прыжок в длину, толкание ядра, прыжок в высоту, 400 м, 110 м с барьерами, метание диска, прыжок с шестом, метание копья, 1500 м
Семиборье женщины (летний сезон): 100 м с барьерами, прыжок в высоту, толкание ядра, 200 м, прыжок в длину, метание копья, 800 м.
Семиборье мужчины (зимний сезон): 60 м, прыжок в длину, 60 м с барьерами толкание ядра, прыжок в высоту, прыжок с шестом, 1000 м
Пятиборье женщины (зимний сезон): 60 м с барьерами, прыжок в высоту, толкание ядра, прыжок в длину, 800 м
Существуют также менее распространённые виды, как например, соревнования по программе мужского десятиборья для женщин. Иногда также учредители коммерческих соревнований могут проводить многоборья по нестандартной программе.

Правила
За каждый вид спортсмены получают определённое количество очков, которые начисляются либо по специальным таблицам, либо по эмпирическим формулам. Соревнования по многоборьям на официальных стартах IAAF всегда проводится в два дня. Между видами обязательно определён интервал для отдыха (как правило не менее 30 мин). При проведении отдельных видов существуют поправки характерные для многоборья.
в беговых видах разрешено сделать два фальстарта (вместо одного как в обычных беговых видах).
В прыжке в длину и в метаниях участнику предоставляется только по три попытки
С определёнными условиями разрешено использование ручного хронометража, если стадион не оборудован автоматическим.
Спортивная ходьба

— олимпийская легкоатлетическая дисциплина, в которой в отличие от беговых видов должен быть постоянный контакт ноги с землёй. В олимпийской программе соревнования у мужчин проводятся вне стадиона, на дистанции 20 км и 50 км, у женщин на 20 км. Также проводятся соревнования на 400 м дорожке открытых стадионов (10 000 и 20 000 м) и 200 м дорожке в помещении (5 000 м).
Правила и техника
Спортивная ходьба является чередованием шагов, которые должны выполняться так, чтобы ходок постоянно имел контакт с землёй. При этом должны выполняться следующие два правила:
1. Необходимо, чтобы спортсмен постоянно осуществлял контакт с землей и при этом не происходило видимой для человеческого глаза потери контакта.
2. Вынесенная вперед нога должна быть полностью выпрямлена (т.е. не согнута в колене) с момента первого контакта с землей до прохождения вертикали.
Технику ходьбы спортсмена оценивают судьи на дистанции, которых должно быть от 6 до 9 (включая старшего судью).
Ходьба в легкоатлетической программе является единственным видом, в котором присутствует субъективное судейство. Если в беге спортсменов снимают с дистанции только в исключительных случаях, то в практике ходьбы дисквалификация на дистанции обычное явление. Бывают случаи, когда атлетов дисквалифицируют после финиша.
Судьи могут объявлять предупреждения ходокам при помощи лопаток желтого цвета, чтобы предупредить их от нарушения правил. На одной стороне лопатки нарисована волнистая горизонтальная линия (обозначает потерю контакта с поверхностью), на другой — два отрезка, соединённых примерно под углом 150 градусов (обозначает согнутую ногу). Судья не может предупреждать более одного раза об одном и том же нарушении определённого спортсмена.
Если правило нарушено, судья предъявляет ходоку красную карточку. Спортсмена дисквалифицируют в том случае, если три красные карточки от трёх разных судей на дистанции были направлены старшему судье.
Кроме того, старший судья может дисквалифицировать спортсмена единолично на последнем круге (если соревнования происходят на стадионе) или на последних 100 метрах дистанции (при ходьбе по шоссе).

2. Установите соответствие этапов обучения движениям. Выберите ответы из списка ниже и впишите их в таблицу.

1 этап формирования двигательного умения очень замедленное и раздельное выполнение, нестабильный итог, очень невысокая устойчивость, не прочное запоминание, осознанный контроль действий, даже в деталях.
2 этап формирования

двигательного умения

невысокая быстрота, нестабильный итог, невысокая устойчивость, непрочное запоминание, осознанный контроль действия
3 этап формирования

двигательного умения

высокая быстрота, стабильный итог, высокая устойчивость, прочное запоминание, автоматизм двигательного действия.

 

1. Достижение двигательного мастерства. Краткая характеристика этапа: высокая быстрота, стабильный итог, высокая устойчивость, прочное запоминание, автоматизм двигательного действия.

2. Ознакомление, первоначальное объяснение и разучивание движений. Краткая характеристика этапа: очень замедленное и раздельное выполнение, нестабильный итог, очень невысокая устойчивость, не прочное запоминание, осознанный контроль действий, даже в деталях.

3. Формирование двигательного умения. Углублённое детализированное разучивание. Краткая характеристика этапа: невысокая быстрота, нестабильный итог, невысокая устойчивость, непрочное запоминание, осознанный контроль действия.

3. Подготовьте сообщение об истории Олимпийских игр

Олимпийские игры, которые возникли в Древней Греции целых 3000 лет назад, возродились в конце XIX века и стали выдающимся спортивным соревнованием в мире. Первые современные Олимпийские игры состоялись в 1896 году в Афинах, и в нем приняли участие 280 участников из 13 стран, участвующих в 43 мероприятиях. С 1994 года летние и зимние Олимпийские игры проводятся отдельно и чередуются каждые два года.

Первые письменные записи о древних Олимпийских играх датируются 776 годом до нашей эры, когда повар по имени Коребус выиграл единственное событие, чтобы стать первым олимпийским чемпионом. Однако, считается, что Игры к этому времени продолжались много лет. Легенда гласит, что Геракл (римский Геркулес), сын Зевса и смертная женщина Алкмен, основали Игры, которые к концу VI в. до н.э. стали самыми известными из всех греческих спортивных фестивалей. Игры были названы по месту их нахождения в Олимпии, священном месте, расположенном недалеко от западного побережья полуострова Пелопоннес на юге Греции. Их влияние было настолько велико, что древние историки начали измерять время между Олимпийскими играми, которые были известны как олимпиады.

После 13 олимпиад еще две гонки присоединились к стадиону как олимпийские события: диалусы (примерно равные сегодняшней 400-метровой гонке) и долихос (дальняя гонка, возможно, сопоставимая с 1500-метровым или 5000-метровым событием), Пятиборье (состоящее из пяти событий: гонка, длинный прыжок, дискус, метание копья и борьба) было введено в 708 году до нашей эры, бокс в 688 году до н.э. и колесница в 680 году до н.э. В 648 году до н.э. панкратион сочетал бокс и борьбу практически без правил. Участие в древних Олимпийских играх первоначально было ограничено фрирольдами мужских граждан Греции; женщин не было, и замужним женщинам было запрещено участвовать в соревнованиях.

После того, как Римская империя завоевала Грецию в середине II века до нашей эры, Игры продолжались, но их стандарты и качество сократились. В одном печально известном примере с 67 года нашей эры декадентский император Нерон вошел в олимпийскую гонку колесниц, только чтобы позорить себя, объявив себя победителем даже после того, как он упал со своей колесницы во время мероприятия. В 393 г. н.э. император Феодосий I, христианин, призывал к запрету на все «языческие» фестивали, оканчивая древнюю олимпийскую традицию почти через 12 веков.

02 декабря 2021

Эпидемический конфликт последних лет, поссоривший и разделивший людей ничуть не меньше, а даже и намного больше, чем события в Киеве, Крыму и на Донбассе семь лет назад – то была драма большая, но всё же локальная, а это явление мировое и касается всех, – выявил, помимо прочего, и удивительные противоречия в поведении людей, вдруг избравших совсем не ту позицию, какую, казалось бы, они могли бы занять.

Наши либералы всегда утверждали, что свобода – это абсолютная ценность, которая стоит риска, и даже – во многих случаях – стоит жертв, в том числе и человеческих. Вперёд, говорили они, вперёд на баррикады, и пусть полыхнёт буря, сметая ненавистные власти, пусть случится прыжок в неизвестность, опасную чем угодно и как угодно – бунты окраинных националистов и террористов, региональные войны, подавление «реакционеров», территориальный распад, страдания неудачников, по которым катком проехали очередные реформы, – согласны, всё это прискорбно, но зато у нас появится выбор, появится шанс выиграть или погибнуть, а не терпеть эту бесконечную скучную инерцию жизни под чьим-то вечным руководством.

И вдруг всё поменялось. Выяснилось, что когда речь идёт не о политике, но о повседневной жизни – о медицине, вакцинах, локдаунах, масках, о санитарных распоряжениях чиновников и врачей, – те же самые люди, что только что защищали бескрайнюю свободу перед лицом любых рисков, оказались сторонниками безопасности, пусть даже ценой некоторых ограничений. Потерпим, зато будем здоровы. И когда государство – то самое государство, которое в либеральных глазах во всём виновато, – выпустило свой «Спутник», – именно его, государства, враги дисциплинированно выстроились в очередь на прививку, словно бы советские дети в школе. А потом, разумеется, продолжили ругать власть – но за то, что она недостаточно жёстко, не слишком последовательно вбивает новые санитарные нормы в непослушные головы.

С консерваторами случилось аналогичное преображение, но противоположного рода.

Они, консерваторы, всегда считали, что если надо, то можно и потерпеть. Лишь бы не было революции, гражданской войны, хаоса и распада, лишь бы сохранялись мир, тишина и порядок, и если ценой этого охранительства будет дефицит каких-то прав и возможностей – митингов, выборов, громких выступлений и разного рода публичной конкуренции, – что ж, это досадно, но, значит, придётся без всего этого базарного великолепия обойтись. Консерваторы легко жертвовали политическим выбором во имя политической же безопасности и с удовольствием напоминали про 1917 и 1991 год, когда этот неосторожный выбор привёл страну к катастрофе.

И вдруг всё поменялось. Выяснилось, что когда речь идёт не о политике, но о повседневной жизни – о медицине, вакцинах, локдаунах, масках, о санитарных распоряжениях чиновников и врачей, – те же самые люди, что только что защищали государственную строгость, полезное принуждение и скромное терпение во имя общего блага, оказались неистовыми анархистами, эгоистами и либертинами, защитниками неприкосновенности частной жизни и личных решений, сторонниками той самой свободы, которую они ещё вчера так высмеивали и разоблачали, имея дело со своими либеральными оппонентами. Пусть мы заболеем, пусть даже умрём, но это наше дело, не лезьте, мы не хотим вкалывать себе то, что вы нам дадите, и носить на лице ваши тряпки, и слушаться ваших запретов по части того, куда нам ходить и что делать.

Вот так и оказалось, что прогрессивная публика, страстно мечтавшая про журавля идеальной России, сжала в руках карантинную синицу, – а ретрограды и лоялисты, почвенники и охранители, предпочитавшие синицу стабильности, внезапно восстали и погнались за безмасочным журавлём.

Конечно, это превращение только внешне выглядит парадоксальным, а на самом деле логически связано с чем-то намного большим, чем отношение к государству, к начальству, – с общим взглядом на мир.

Для наших антивакцинных консерваторов их традиционно терпеливое, понимающее отношение к властям, готовность обойтись без демонстраций и выборов это просто мелочь на фоне их главных ценностей: «естественности» жизни, её закрытого от посторонних, розановского «тепла», и даже если не тепла, а строгости и послушания, то всё равно натуральности, незыблемости привычек и суеверий, семейных ролей и бытовых представлений. С их точки зрения, этот телесный, домашний, повседневный космос не место для правительственных приказов, и уж тем более общемировых, а значит, вдвойне подозрительных. Словно бы за их забор, в их квартиру пришёл чиновник – да ещё иностранный чиновник, как они думают, – и начал, размахивая шприцом, ими командовать.

В нынешних условиях этот взгляд кажется таким нелепым, опасным, таким устаревшим, но, прежде чем опровергать, его полезно понять.

И, наоборот, жизненный интерес либерала – это не протест как таковой, а прогресс.

Если консерватор видит мир как семью – где-то суровую, а где-то и нежную семью, спрятанную от лишних глаз за железной дверью, – то либерал видит мир как научно-исследовательский институт, этакую утопию из ранних Стругацких, где блестящие молодые кандидаты наук, ярко споря о своих теориях, соревнуясь и опровергая друг друга, ведут человечество к счастливому завтра. Главное – не быть «за» или «против», главное – искать тот горизонт, к которому прогресс нас ведёт. И если в политике, глядя с либеральной колокольни, для этого нужно бегать по улицам и кричать «долой!», стремясь к максимальной открытости, к максимальному единению с заграницей, то в повседневности – коль скоро мы в эпидемии – прогресс велит нам вакцинироваться, закрыть лица и держать антитела на высоте.

Семьёй нельзя управлять холодно и рационально, откуда-то извне, из казённых роспотребнадзоров. Она, семья, держится своей интимностью и подозрительностью к уличной жизни. Напротив, атмосфера хорошего НИИ предполагает постоянный контроль, измерение каждого вздоха, стекло защитного шлема и перчатку на руке. Вы работаете, чтобы менять реальность, а не защищать ее от чужих.

Эти два взгляда на мир – трудносовместимы. Мы видим, что пока одни ищут способы, чтобы в едином потоке направить миллионы людей от реанимаций и кладбищ – к тем самым антителам, другие – пытаются как-то скрыться от этой направляющей бюрократической воли, пусть и рискуя здоровьем, но отстоять своё упрямое «не хочу» и «это не ваше, это моё».

В их небе – разные журавли. Кому-то нужно всех вылечить, а там и освободить, пусть даже насильно, неважно, – а кому-то нужно, чтоб от него все отстали, хоть бы он и помер от этого, но лишь бы отстали.

Читатель может спросить: а за кого автор?

Автор – уныло и нехотя – за синицу. Причём любую.

Подобно тому, как я думаю, что лучше воздержаться от государственного землетрясения во имя мира и тишины, – я думаю, что можно и согласиться на маски с прививками, чтобы сохранить лёгкие. Я в каждом случае ставлю безопасность, здоровье, контроль и стабильность – намного выше свободы. Свобода прекрасна, но я не готов оплачивать её ни политическим разрушением, ни лежанием под ИВЛ.

Но это непопулярная точка зрения.

Так что война обречена продолжаться.

Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Библиографическая запись:
Сюжет и фабула. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//137/siuzhet-i-fabula/ (дата обращения: 11.01.2022)

Сюжет

Сюжет  — в литературе, драматургии, театре, кино и играх — ряд событий (последовательность сцен, актов), происходящих в художественном произведении (на сцене театра) и выстроенных для читателя (зрителя, игрока) по определённым правилам демонстрации. Сюжет — основа формы произведения.

Согласно словарю Ожегова, сюжет — это последовательность и связь описания событий в литературном или сценическом произведении; в произведении изобразительного искусства — предмет изображения.

Сюжет и фабула

Понятие сюжета тесно связано с понятием фабулы произведения. В современной русской литературной критике (равно как и в практике школьного преподавания литературы) термином «сюжет» обычно называют сам ход событий в произведении, а под фабулой понимают основной художественный конфликт, который по ходу этих событий развивается. Исторически существовали и продолжают существовать и другие, отличные от указанного, взгляды на соотношение фабулы и сюжета. Например:

  • Толковый словарь Ушакова определяет сюжет как «совокупность действий, событий, в которых раскрывается основное содержание художественного произведения», а фабулу как «содержание событий, изображаемых в литературном произведении, в их последовательной связи». Таким образом фабуле, в отличие от сюжета, приписывается обязательное изложение событий произведения в их временной последовательности.
  •  
  • Предыдущее толкование было поддержано в 1920-х годах представителями ОПОЯЗа, которые предложили различать две стороны повествования: само по себе развитие событий в мире произведения они называли «фабулой», а то, как эти события изображены автором — «сюжетом».
  •  
  • Другое толкование идёт от русских критиков середины XIX века и поддерживалось также А. Н. Веселовским и М. Горьким: они называли сюжетом само развитие действия произведения, добавляя к этому взаимоотношения персонажей, а под фабулой понимали композиционную сторону произведения, то есть то, как именно автор сообщает содержание сюжета. Легко видеть, что значения терминов «сюжет» и «фабула» в данном толковании, по сравнению с предыдущим, меняются местами.

Наконец, существует также точка зрения, что понятие «фабула» самостоятельного значения не имеет, и для анализа произведения вполне достаточно оперировать понятиями «сюжет», «схема сюжета» (то есть фабула в смысле первых двух из вышеперечисленных вариантов), «композиция сюжета» (то, как события из схемы сюжета излагает автор).

Сюжет (от фр. sujet) в литературе —цепь событий, изображенная в литератур­ном произведении, г. е. жизнь персонажей в ее пространственно-вре­менных изменениях, в сменяющих друг друга положениях и обстоятельствах. Воссоздаваемые писателями события составляют (на­ряду с персонажами) основу предметного мира произведения и тем самым неотъемлемое «звено» его формы. Сюжет является организую­щим началом большинства произведений драматических и эпических (повествовательных). Он может быть значимым и в лирическом роде литературы (хотя, как правило, здесь он скупо детализирован и предельно компактен): «Я помню чудное мгновенье…» Пушкина, некрасовские «Размышления у парадного подъезда», стихотворение В. Ходасевича «Обезьяна».

Понимание сюжета как совокупности событий, воссоздаваемых в произведении, восходит к отечественному литературоведению XIX в. (работа А.Н. Веселовского «Поэтика сюжетов»). Но в 1920-е годы В. Б. Шкловский и другие представители формальной школы резко изменили привычную терминологию. Б. В. Томашевский писал: «Со­вокупность событий в их взаимной внутренней связи <…> назовем фабулой (лат.: сказание, миф, басня.— BJC). Художественно постро­енное распределение событий в произведении именуется сюжетом». Тем не менее в современном литературоведении преобладает значение термина «сюжет», восходящее к XIX в.

Сюжеты нередко берутся писателями из мифологии, исторического предания, из литературы прошлых эпох и при этом как-то обрабаты­ваются, видоизменяются, дополняются. Большинство произведений Шекспира основано на сюжетах, хорошо знакомых средневековой литературе. Традиционные сюжеты (не в последнюю очередь антич­ные) широко использовались драматургами-классицистами. О боль­шой роли сюжетных заимствований говорил Гёте: «Я советую <…> браться за уже обработанные темы. Сколько раз, например, изображали Ифигению,— и все же все Ифигении разные, потому что каждый видит и изображает вещи <…> по-своему». Основу ряда произведений составляют события исторические («Борис Годунов» Пушкина) либо происходившие в близкой писателю реальности (многие рассказы Н.С. Лескова, имеющие жизненные прототипы) и его собственной жизни (автобиографические повести СТ. Аксакова, Л.Н. Толстого, М. Горького, И. С. Шмелева). Широко распространены (особенно в литературе нового времени) сюжеты, являющиеся плодом воображения автора («Путешествия Гулливера» Дж. Свифта, «Hoc» H.B. Гоголя).

Сюжет, как правило, выдвигается в тексте произведения на первый план, определяет собою его построение (композицию) и всецело сосредоточивает на себе внимание читателя. Но бывает (особенно характерно это для литературы нашего столетия), что событийный ряд как бы уходит в подтекст, изображение событий уступает место вос­созданию впечатлений, раздумий и переживаний героев, описаниям внешнего мира и природы. Так, в рассказе ИЛ. Бунина «Сны Чанга» горестная история спившегося капитана (измена жены и покушение на ее жизнь, отчуждение любимой дочери, кораблекрушение по его вине, вынужденная отставка и, наконец, внезапная смерть) дается как бы между делом, прочерчивается пунктиром, отдельными разбросан­ными в тексте фразами, на первом же плане рассказа — сновидения-воспоминания собаки капитана, ее прозябание с хозяином среди одесской бедноты. Но даже в тех случаях, когда «событийные ряды» нивелируются в художественном тексте, сюжет сохраняет свое значе­ние в качестве некоего стержня изображаемого, ключа к пониманию судьбы, облика, умонастроений героев, а потому требует к себе при­стального внимания читателя.

Сюжет обладает уникальным диапазоном содержательных функ­ций. Во-первых, он (наряду с системой персонажей) выявляет и характеризует связи человека с его окружением, тем самым — его место в реальности и судьбу, а потому запечатлевает картину мира: видение писателем бытия как исполненного смысла, дающего пищу надеждам, душевной просветленности и радости, как отмеченного упорядоченностью и гармоничностью, либо, напротив, как устрашающего, безысходного, хаотического, располагающего к душевному мраку и отчаянию. Первый (классический) тип видения мира запечат­лен в большей части сюжетов литературы прошлых столетий (в том числе в трагедиях). Второй род (неклассический) видения мира лежит в основе многих литературных сюжетов нашего века. Таково творчество Ф. Кафки, А. Камю, Ж.-П. Сартра, взгляды которых отмечены тоталь­ным пессимизмом.

Во-вторых, сюжеты обнаруживают и впрямую воссоздают жизнен­ные противоречия. Без какого-то конфликта в жизни героев (длитель­ного или кратковременного) трудно представить достаточно выраженный сюжет. Персонажи в процессе протекания событий, как правило, взволнованны и напряжены, испытывают неудовлетворен­ность чем-то, желание что-то получить, чего-то добиться, терпят поражения или одерживают победы и т. п. Иначе говоря, по своей сути сюжет не идилличен, так или иначе причастен тому, что называют драматизмом. Даже в произведениях безмятежного «звучания» равно­весие в жизни героев нарушается (роман Лонга «Дафнис и Хлоя»).

В-третьих, событийные ряды создают для персонажей поле дейст­вия, позволяют им разнопланово и полно раскрыться перед читателем в поступках, а также в эмоциональных и умственных откликах на происходящее. Сюжетная форма особенно благоприятна для яркого, детализированного воссоздания волевого начала в человеке. Многие произведения с богатым событийным рядом посвящены личностям героическим (вспомним гомеровскую «Илиаду» или гоголевского «Та­раса Буяьбу»). Остросюжетными обычно являются произведения, в центре которых герой, склонный к авантюрам, способный умело и ловко достигать поставленной цели (многие возрожденческие новеллы типа «Декамерона» Боккаччо, плутовские романы, комедии Бомарше, где блистательно и успешно действует Фигаро, а если обратиться к литературе нашего зека — Феликс Круль в романе Т. Манна, Остап Бендер у И. Ильфа и Б. Петрова). Эта грань сюжета ярко сказывается и в произведениях детективного жанра.

Сюжеты организуются по-разному. В одних случаях на первый план выдвигается какая-то одна событийная ситуация, произведение стро­ится на одной сюжетной линии. Таковы в своем большинстве малые эпические, а главное — драматические жанры, для которых характерно единство действия. Такого рода сюжетам (их называют концентриче­скими) отдавалось предпочтение и в античности, и в эстетике класси­цизма. Так, Аристотель полагал, что в трагедии и эпопее должно даваться изображение «одного и притом цельного действия, и части событий должны быть так составлены, чтобы при перемене или отнятии какой-нибудь части изменялось и приходило в движение целое».

Вместе с тем в литературе широко распространены сюжеты, где события рассредоточены и «на равных правах» развертываются неза­висимые один от другого событийные узлы, имеющие свои «начала» и «концы». Это, в терминологии Аристотеля, эписодические фабулы, а в современном словоупотреблении — сюжеты хроникальные (где со­бытия не имеют между собой причинно-следственных связей и соот­несены друг с другом лишь во времени, как это имеет место, к примеру, в «Одиссее» Гомера, «Дон Кихоте» Сервантеса, «Дон-Жуане» Байрона) и многолинейные (в которых, как, например, в «Анне Карениной» Л. Толстого, параллельно друг другу развертывается несколько само­стоятельных, лишь время от времени соприкасающихся сюжетных линий).

Наиболее глубоко укоренены в многовековой истории всемирной литературы сюжеты, где события, во-первых, находятся в причинно-следственной связи между собой и, во-вторых, выявляют конфликт в его устремленности к разрешению и исчезновению: от завязки действия к развязке. Например, в знаменитой шекспировской трагедии душевная драма Отелло порождена дьявольской интригой Яго. Злой умысел завистника — единственная причина горестного заблуждения и стра­даний главного героя. Конфликт трагедии «Отелло», при всей его напряженности и глубине, локален, ограничен во времени. Основы­ваясь на подобного рода сюжетах, Гегель писал: «В основе коллизии (т. е. конфликта.— В.Х.) лежит нарушение, которое не может сохра­няться в качестве нарушения, а должно быть устранено. Коллизия является таким изменением гармонического состояния, которое в свою очередь должно быть изменено». И далее: коллизия «нуждается в разрешении, следующем за борьбой противоположностей» .

Подобные сюжеты изучены в литературоведении весьма тщательно. Пальма первенства здесь принадлежит В.Я. Проппу. В книге «Морфо­логия сказки» (1928) ученый в качестве опорного использовал понятие функции действующих лиц, под которой разумел поступок персонажа в его значимости для дальнейшего хода событий. В сказках функции персонажей (т. е. их поступки), по Проппу, определенным образом «выстраиваются». Течение событий связано с изначальной «недоста­чей» — с желанием и намерением героя обрести нечто (во многих сказках это невеста), чем он не располагает. Впоследствии возникает противоборство героя и его антагониста, в результате которого он (герой) получает искомое: вступает в брак, при этом «воцаряется». Счастливая развязка —необходимый компонент сюжета сказки.

Трехчленная сюжетная схема, о которой говорил применительно к сказкам Пропп, в литературоведении 1960—1970-х годов была рассмотрена как наджанровая: в качестве характеристики сюжета как такового. Эту ветвь науки о литературе нередко называют нарратоло-гией (лат. narratio—повествование). Опираясь на работу Проппа, французские ученые структуралистской ориентации (К. Бремон, А.Ж. Греймас) предприняли опыты построения универсальной модели событийных рядов в фольклоре и литературе. Они высказали ряд соображений о содержательности сюжета, о философском смысле, который воплощается в произведениях, где действие устремлено от завязки к развязке. Так, по мысли Греймаса, в сюжетной структуре, исследованной Проппом, событийные ряды содержат «все признаки деятельности человека —необратимой, свободной и ответственной»; здесь имеет место «одновременно утверждение неизменности и воз­можности перемен <…> обязательного порядка и свободы, разрушаю­щей или восстанавливающей этот порядок». Событийные ряды, по Греймасу, осуществляют медиацию (обретение меры, середины, цент­ральной позиции): «Медиация повествования состоит в «гуманизации мира», в придании ему личностного и событийного измерения. Мир оправдан существованием человека, человек включен в мир».

Универсальная модель сюжета проявляется по-разному. В новеллах и сродных ей жанрах (сюда относится и сказка) действия героев позитивно значимы и успешны. Так, в финалах большей части новелл Возрождения (в частности, у Боккаччо) торжествуют люди ловкие и хитрые, активные и энергичные —те, кто хочет и умеет добиваться своей цели, брать верх, одолевать соперников и противников.

Иначе дело обстоит в баснях (и подобных им произведениях, где присутствуют дидактизм и морализирование). Здесь решительные дей­ствия героя освещаются критически, порой насмешливо, главное же — завершаются его поражением, которое предстает как своего рода возмездие. Исходная ситуация новеллистических и басенных произве­дений одинакова (герой предпринял нечто, чтобы ему стало лучше), но итог совершенно различный, даже противоположный: в первом случае действующее лицо достигает желаемого, во втором остается у разбитого корыта, как это случилось со старухой из пушкинской «Сказки о рыбаке и рыбке».

В традиционных сюжетах (их можно назвать классическими), где действие движется от завязки к развязке, немалую роль играют пери­петии. Этим термином со времени Аристотеля обозначаются внезап­ные и резкие сдвиги в судьбах персонажей — всевозможные повороты от счастья к несчастью, от удачи к неудаче либо в обратном направ­лении. Перипетии имели огромное значение в героических сказаниях древности и в волшебных сказках, в комедиях и трагедиях античности и Возрождения, в ранних новеллах и романах (любовно-рыцарских и авантюрно-плутовских), позже —в прозе приключенческой и детек­тивной.

Раскрывая противоборство между персонажами (которому обычно сопутствуют всяческие уловки, ухищрения, интриги), перипетии име­ют и непосредственно содержательную функцию. Они несут в себе некий философский смысл. Благодаря перипетиям жизнь вырисовы­вается как арена счастливых и несчастливых стечений обстоятельств, которые капризно и прихотливо сменяют друг друга. Герои при этом изображались во власти судьбы, все время готовящей им нежданные перемены. «О, исполненная всяких поворотов и непостоянств измен­чивость человеческой участи!» —восклицает повествователь в романе древнегреческого прозаика Гелиодора «Эфиопика». Подобные выска­зывания являют собой «общее место» литературы античности и Воз­рождения. Они повторяются и всячески варьируются у Софокла, Боккаччо, Шекспира: еще и еще раз заходит речь о «превратностях» и «кознях», о «непрочных милостях» судьбы, которая является «врагом всех счастливых» и «единственной надеждой несчастных». В сюжетах с обильными перипетиями, как видно, широко воплощается представ­ление о власти над человеческими судьбами всевозможных случайно­стей.

Случайностями изобилуют сюжеты не только авантюрных новелл и романов, комедий и фарсов, веселых, легких, призванных развлечь и потешить читателей и зрителей, но и многих трагедий. Так, в шекспировских творениях, предельно насыщенных поворотами в раз­вертывании событий, настойчиво звучит мотив случайного опоздания героя, который в состоянии предотвратить приблизившуюся катастро­фу. Лоренцо на несколько минут опоздал прийти в склеп, и Ромео с Джульеттой погибли. Нечто подобное —в последних актах «Отелло», «Короля Лира», «Гамлета». Насыщены случайностями и исполненные трагизма романы Ф.М. Достоевского.

Но случай в традационных сюжетах (как бы ни были обильны перипетии действия) все-таки не господствует безраздельно. Необхо­димый в них финальный эпизод, если и не счастливый, то во всяком случае успокаивающий и примиряющий, как бы обуздывает хаос событийных хитросплетений и вводит течение событий в надлежащее русло: над разного рода отклонениями и нарушениями, над бушева­нием страстей, своевольными порывами и всяческими недоразумениями «берет верх» благой миропорядок. Так, в шекспировской тра­гедии, о которой шла речь, Монтекки и Капулетти, испытав скорбь и чувство собственной вины, наконец, мирятся. Подобным образом завершаются и другие трагедии Шекспира, где за катастрофической развязкой следует умиротворяющий финал-эпилог, восстанавливаю­щий нарушенную гармонию.

В традиционных сюжетах, о которых шла речь, упорядоченная и благая в своих первоосновах реальность, как видно, временами (кото­рые и запечатлеваются цепью событий) «атакуется» силами зла и устремленных к хаосу случайностей, но подобные «атаки» в конечном счете тщетны: их результат — восстановление и новое торжество по­пранных на какой-то период гармонии и порядка. Человеческое бытие в процессе изображаемых событий претерпевает нечто подобное тому, что происходит с рельсами и шпалами, когда по ним проходит поезд: напряженная вибрация временна, в ее результате видимых изменений не происходит. Сюжеты с обильными перипетиями и умиротворяющей развязкой воплощают представление о мире как о чем-то устойчивом, надежном, определенно-твердом, но вместе с тем не окаменевшем, исполненном движения (более колебательного, нежели поступатель­ного), как о надежной почве, подспудно и глухо сотрясаемой, испы­туемой вулканическими силами хаоса.

У перипетий (наряду с содержательной функцией, о которой шла речь) есть и иное назначение: придать произведению занимательность. Поворотные события в жизни героев, порой чисто случайные (наряду с (юпутствующими им умолчаниями о происшедшем ранее и эффект­ными «узнаваниями»), вызывают у читателя повышенный интерес к дальнейшему развитию действия, а тем самым — и к процессу чтения.

Установка на занимательные событийные хитросплетения присуща как литературе чисто развлекательного характера (детективы, большая часть «низовой», массовой литературы), так и литературе серьезной, «вершинной», классической. Таковы рассказы Лескова с их неожидан­но и непредсказуемо завершающимися историями (например, «Одно­дум»), повести и романы Достоевского, который по поводу своих «Бесов» говорил, что иногда склонен ставить «занимательность… выше художественности». Напряженная и интенсивная динамика событий, делающая чтение увлекательным, часто присуща произведениям, пред­назначенным для юношества («Два капитана» В.А. Каверина).

Наряду с рассмотренными сюжетами, где преобладают противо­борства межцу персонажами, случайные стечения обстоятельств и перипетии, а также присутствует развязка, свидетельствующая о сня­тии, устранении конфликта, в литературе на протяжении многих веков (но в особенности XIX и XX столетий) имеют место «событийные ряды» совсем иного рода. Авторов многих произведений интересуют не столько «недостачи» и приобретения героев, их удачи и неудачи, не столько их сосредоточенность на неких частных, локальных целях, сколько само состояние человеческого мира в его сложности, много­плановости и неизбывной, устойчивой конфликтности. При этом герой не только жаждет достижения какой-то личной цели, но и соотносит себя с окружающей его дисгармоничной реальностью как ее звено и участник, сосредоточен на задачах познания мира и своего места в нем, стремится обрести согласие с самим собой, приблизиться к нравственному совершенству. Герой, защищающий собственные, ча­стные интересы, борющийся только за подобающее ему самому «место под солнцем», от эпохи к эпохе все более отходил на второй план и в значительной мере уступал место духовно встревоженной личности, ответственной за собственный облик и участь окружающих. Литера­тура с течением времени все настойчивее противопоставляла свои позиции «наивному, еще не одухотворенному мироотношению», в свете которого «удача и беда однозначно размежеваны между собой».

Героям, которые более взыскуют истины и гармонии с миром, нежели сосредоточены на достижении некой локальной цели, рамки сюжета, «спешащего» через обильные перипетии к развязке, часто оказывались тесными. Это ощутимо даже в таком острособьшшном произведении, как «Гамлет» Шекспира, где действие в его глубинной сути совершается в сознании героя, лишь время от времени прорываясь наружу в его же словах («Быть или не быть» и другие монологи). В «Братьях Карамазовых» Достоевского нечто подобное имеет место в «самообнаружениях» Ивана, более рассуждающего, чем действующего, и Алеши, который ничего не добивается для себя, но чутко откликается на происходящее вокруг. При всей напряженности внешнего действия романа оно нередко уступает место обсуждениям происшедшего ранее, раздумьям и спорам героев на общие, философические темы.

В большинстве произведений, где авантюрно-героическое начало в облике персонажей нивелируется либо отсутствует вовсе, внешняя событийная динамика ослабляется и перипетии оказываются излиш­ними, ненужными. Таковы средневековые жития и наследующие им произведения нового времени (например, рассказы Н.С. Лескова о праведниках и его хроника «Соборяне»). Таковы многие автобиогра­фические произведения и жизнеописания — от «Исповеди Блаженно­го Августина», до повестей Гёте о Вильгельме Мейстере, семейных хроник СТ. Аксакова, Л.Н. Толстого и других русских писателей.

Такова и знаменитая «Божественная Комедия» Данте. В начале поэмы ее герой (одновременно и сам автор) предстает как человек, утративший правый путь и идущий дурными стезями. Это оборачива­ется его недовольством собой и сомнениями в миропорядке, растерян­ностью и ужасом, от чего позднее он переходит к очищению, познанию примиряющей истины и радостной вере. Воспринимаемая героем реальность (ее «потусторонний облик» воссоздан в первой части поэмы под названием «Ад») предстает как неизбывно конфликтная. Проти­воречие, которое легло в основу «Божественной Комедии», не является преходящим казусом, чем-то устранимым посредством действий чело­века. Бытие неотвратимо заключает в себе нечто страшное и зловещее. Здесь перед нами отнюдь не коллизия в гегелевском смысле, не временное нарушение гармонии, которая должна восстановиться. В духе католической догматики Данте (устами Беатриче) говорит, что в наказаниях, на которые Бог обрек грешников, поместив их в ад, больше щедрости, чем в «милости простого оправданья» («Рай». Песнь VII). Конфликт вырисовывается как всеобщий и при этом напряженно, остро переживаемый героем. Он подается не в качестве некоего нарушения, а как неотъемлемая часть самого миропорядка.

Сюжет поэмы Данте отнюдь не складывается из цепи случайностей, которые выступали бы в качестве перипетий. Он строится на обнару­жении и эмоциональном освоении героем первооснов бытия и его противоречий, существующих независимо от воли и намерений героя, ему не подвластных. В ходе событий претерпевает изменения не сам» конфликт, а отношение к нему героя: меняется степень познанности бытия, и в результате оказывается, что даже исполненный глубочайших противоречий мир упорядочен: в нем неизменно находится место как справедливому возмездию (муки грешников в аду), так и милосердию и воздаянию (участь героя). Здесь, как и в житиях, тоже сформировав­шихся и упрочившихся в русле христианской традиции, последова­тельно разграничиваются устойчиво-конфликтная реальность, мир несовершенный и греховный (конфликт общий, выступающий как неразрешимый в рамках земного существования) и напряженное ста­новление гармонии и порядка в индивидуальном сознании и судьбе героя, вершащего свою духовную свободу (конфликт частный, нахо­дящий завершение в финале произведения).

Устойчиво-конфликтное состояние мира стало активно осваиваться литературой XVII в. Так, в «Дон Кихоте» Сервантеса перелицовывается концепция авантюрного сюжета: над рыцарем, верящим в свою побед­ную волю, неизменно берет верх враждебная ему «сила вещей». Зна­менательны и покаянные настроения героя в конце романа — мотив, близкий житиям. Принципиально неразрешимыми даже в самых ши­роких масштабах исторического времени (в соответствии с христиан­ским миропониманием) вырисовываются жизненные противоречия и в «Потерянном рае» Мильтона, финал которого составляет прозрение Адамом трудного будущего рода людского. Разлад героя с окружающим постоянен и неизбывен в «Житии протопопа Аввакума». «Плакать мне подобает о себе» — этими словами завершает свое повествование Авва­кум, отягощенный как собственными грехами и выпавшими на его долю жестокими испытаниями, так и царящей вокруг неправдой. Здесь (в отличие от «Божественной Комедии») финальный эпизод не имеет ничего общего с привычной развязкой, примиряющей и умиротворяющей. В этом прославленном произведении древнерусской словесности едва ли не впервые отвергнута традиционная житийная композиция, основу которой составляетмысль, что заслугивсегдавознаграждаются. Пословам специалиста, в «Житии протопопа Аввакума» слабеют «идеи средневеко­вого агиографического оптимизма, не допускавшие возможности траги­ческой ситуации для «истинного» подвижника».

Тревожным и горестным многоточием завершается действие ряда произведений XIX в. Таков пушкинский «Евгений Онегин», по поводу которого Белинский писал: «Мы думаем, что есть романы, мысль которых в том и заключается, что в них нет конца, потому что в самой действительности бывают события без развязки…». Таковы гоголев­ская «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» и чеховская «Дама с собачкой».

Опыт теоретического осмысления сюжетов, в которых конфликт не исчерпывается в изображенной цепи событий, предпринял в начале нашего века Б. Шоу, говоря о драматургии, в частности о пьесах Г. Ибсена (работа «Квинтэссенция ибсенизма»). Драмы, отвечающие гегелевской концепции действия и коллизии, он считал устаревшими и иронически называл их «хорошо сделанными пьесами». Всем подобным произве­дениям (имея в виду и Шекспира, и Скриба) Шоу противопоставил драму современную, основанную не на перипетиях действия, а на дискуссии между персонажами, т. е. на конфликтах, связанных с разностью идеалов людей: «Пьеса без предмета спора… уже не коти­руется как серьезная драма. Сегодня наши пьесы <…> начинаются с дискуссии». По мысли Шоу, последовательное раскрытие драматургом «пластов жизни» не вяжется с обилием в пьесе случайностей и нали­чием в ней традиционной развязки. Драматург, стремящийся проник­нуть в глубины человеческой жизни, утверждал английский писатель, «тем самым обязуется писать пьесы, у которых нет развязки».

Однако «неканоническое» сюжетосложение, упрочившееся в лите­ратуре последних двух столетий, не совсем устранило прежние, тради­ционные начала организации «событийных рядов». Здесь финальные эпизоды нередко намечают путь к разрешению развернувшихся ранее конфликтов в жизни героев: равновесие и гармония восстанавливают­ся. Так обстоит дело в «Метели», «Барышне-крестьянке», «Капитан­ской дочке» Пушкина, в романах Диккенса, в «Преступлении и наказании» Достоевского, «Войне и мире» Л. Толстого. История героя романа «Воскресение» построена по правилам жития: от духовной чистоты к загрязнению и дальнейшему просветлению. Да и развязки романов, повестей и поэм о потере человечности («Утраченные иллю­зии» Бальзака, «Обыкновенная история» Гончарова, «Горе старого Наума» Некрасова, «Ионыч» Чехова) правомерно рассмотреть как художественное воплощение укорененной как в античном, так и в христианском сознании идеи возмездия за нарушение глубинных законов бытия—пусть это возмездие приходит здесь не в облике трагически острого страдания, а в виде душевной опустошенности и обезличенности.

Сюжеты, выявляющие устойчивые конфликтные положения, не­редко основываются не на каком-либо одном «событийном узле», а на цепи событий, между которыми нет прямых причинно-следственных связей. Так, некрасовская поэма «Кому на Руси жить хорошо» строится как ряд не связанных между собой встреч и разговоров путешествую­щих крестьян-правдоискателей. Аналогично организована поэма А.Т. Твардовского «Василий Теркин», чтение которой, по словам автора, можно начинать с любого места. События в произведениях подобного рода децентрализуются, так что сюжет лишается строгой завершенности, предстает как ряд фрагментов, но зато автором обре­тается неограниченная свобода освоения реальности.

В литературе XIX—XX вв. (наиболее явственно просматривается это у русских писателей) преобладают сюжеты, как бы уклоняющиеся от событийных хитросплетений (романы Достоевского в этом отноше­нии составляют исключение): то, что происходит с персонажами, как бы органически вырастает из привычного течения жизни, из бытовой повседневности. Таковы, к примеру, встречи Онегина с Татьяной в усадьбе Лариных и в Петербурге. Писатели и критики на протяжении двух последних столетий неоднократно высказывались скептически о нагнетании в произведении событий исключительных и внешне эф­фектных. Так, АН. Островский полагал, что «интрига есть ложь» и что вообще «»фабула» в драматическом произведении —дело неважное». «Многие условные правила,—отмечал он,— исчезли, исчезнут и еще некоторые. Теперь драматическое произведение есть не что иное, как драматизированная жизнь&raqu»

Сюжеты присутствуют и за пределами литературы как таковой: в театральных и кинематографических произведениях, включая и те, где отсутствует слово (пантомимы, немые фильмы). И живопись в ряде случаев сюжетна (» Последний день Помпеи» К.П. Брюллова, » Явление Христа народу» А.А. Иванова), хотя у художника и нет возможности впрямую развернуть показанное событие во времени.

Типология сюжетов

По мнению А. Е. Нямцу, из всего многообразия традиционных сюжетов можно выделить четыре основные генетические группы: мифологические, фольклорные, исторические и литературные.

Известно несколько попыток свести всё многообразие сюжетов к небольшому, но при этом исчерпывающему набору сюжетных схем. В известной новелле » Четыре цикла» Борхес утверждает, что все сюжеты сводятся всего к четырём вариантам:

  • О штурме и обороне укреплённого города (Троя)
  • О долгом возвращении (Одиссей)
  • О поиске (Ясон)
  • О самоубийстве бога (Один, Аттис)

Фабула

Фабула — это система связанных между собой мотивов в произведении, охватывает все происшествия, соединенные в причинно-следственные ряды. В организованном комплексе мотивов, складывающихся в фабулу, большинство имеет динамический характер, но некоторые статичные (описательные) могут быть также для него существенными. Фабула «fabel» (лат. fabula — рассказ, повествование), тематически-фактический (унаследованный, пережитый или придуманный) предмет изображения, основной план протекания действия эпич. или драматич. произведения, который уже художественно организован и в котором уже выявлены расстановка персонажей и центральные мотивы.

Виды фабулы

Изучая образное отражение динамики жизни, следует отличать:

  1. » фактическую» основу произведения, события, о которых в нём рассказывается, как продукт предварительного отбора художником явлений действительности или вымысла, что и можно назвать фабулой, то есть повествовательной темой, подлежащей дальнейшей обработке в сюжете
  2. саму разработку повествовательной темы, что связано с разрешением какой-либо проблемы на материале данных событий (то есть сюжет).

В зависимости от характера понимания действительности и характера самого объекта фабулы могут быть мифологического порядка, сказочного, романического, утопического, реалистического и т. д. Тематическое многообразие фабул неисчерпаемо. Каждый исторический период, каждый этап в развитии художественного творчества, каждое литературное направление создают свои характерные фабулы, которые в первую очередь и определяют конкретно-исторические особенности сюжетов.

Элементы фабулы:

  • коллизия
  • интрига
  • перипетия
  • экспозиция
  • завязка
  • кульминация
  • развязка
  • пролог
  • эпилог

calendar12.03.2016, 61424 просмотра.

Adblock
detector