Меню

Как патефон петуха спас рассказ

Рассказ «Как патефон петуха от смерти спас» написал очень талантливый российский писатель Евгений Иванович Носов. Он родился в 1925 году, и биография его не особо отличалась от судеб ровесников. Окончив 8 классов, в 1943 Евгений Носов ушел на фронт, где воевал в армии К. К. Рокоссовского. Был артиллеристом, наводчиком орудия, дошел до Кенигсберга, где получил тяжелое ранение. Победу встретил на больничной койке.

Начало творчества

как патефон петуха от смерти спас

Первые печатные произведения появились в 1947 году (стихи, очерки, рецензии), а в 1957 выходит его первый рассказ для детей – «Радуга». Замечательная, очень милая зарисовка о славном десятилетнем Евсейке, таком «некрасовском» мужичке с лошадкой, о «фетовских» местах (действие происходит в родовом имении поэта) и о том, как мальчик хотел догнать красавицу радугу. Рассказ очень хорош. Уже в 1958 году у Евгения Ивановича выходит в свет первый сборник для детей «На рыбачьей тропе», в котором и была напечатана новелла «Как патефон петуха от смерти спас». У писателя Носова замечательный язык, его прозу читаешь с удовольствием. Происходит это, может быть, потому, что он пишет о хорошо знакомых ему вещах – сельской жизни и войне.

Популярные советские журналы

Деревенская проза вообще вещь замечательная. В разные времена сельскую жизнь описывали И. Тургенев, Н. Лесков, И. Бунин. Ф. Абрамов, В. Астафьев, В. Белов, В. Распутин и другие классики-«деревенщики». Евгений Иванович Носов прекрасно вписался в эту компанию талантливейших писателей. Его произведения очень хорошо знакомы советскому читателю, потому что многие из них выходили в «Роман-газете». На нее, как и на «Новый мир», где Е. Носов тоже публиковался, были подписаны почти все городские жители. Эти журналы плюс «Иностранная литература» и «Юность» были читаемыми, обсуждаемыми, выхода их ждали с нетерпением.

Заслуженная награда

Некоторые произведения писателя были экранизированы, в том числе и вершина его творчества — повесть «Усвятские шлемоносцы» (фильм назывался «Родник»). Евгений Носов — лауреат премии имени Солженицына, которая дается российским писателям, проживающим на территории страны и внесшим значительный вклад в сохранение русской словесности.

рассказ как патефон петуха спас

Рассказ «Как патефон петуха от смерти спас» — зарисовка из деревенской жизни. Талант автора заключается в том, что каждое слово произведения добавляет необходимый штрих к описанию двух дней из жизни крестьянской семьи. У читателя создается полное впечатление, что он своими глазами видел всю эту историю. В сущности, повествование «Как патефон петуха от смерти спас» — рассказ о человеческой доброте и сопереживании. Очень хорошо, что он включен в школьные учебники. Такие произведения делают детей чуткими.

О чем рассказ?

 как патефон петуха от смерти спас носов

В рассказе говорится о том, как в начале весны внезапно ударили морозы, да такие, что и зимой бывают редко. Занятия в школе отменили. У главного героя Витьки выдалась неделя нежданных каникул. И все бы хорошо, но его любимец, краса и гордость всей деревни, петух обморозил голову. Бабушка занесла его в теплую избу, «шелкова бородушка» и «масляна головушка» были абсолютно белыми. Петух обморозился и умирал. Отец велел отрубить ему голову и сварить суп. У Витьки от этих слов похолодела спина и глаза наполнились слезами. Он убежал в другую комнату и со страхом прислушивался к бабушкиным шагам, ожидая, что вот сейчас она пойдет с петухом на улицу, а потом будет готовить обед. В рассказе «Как патефон петуха от смерти спас» Носов очень хорошо описывает быт. Мальчик представляет, как перья красавца петуха будут висеть в мешочке на чердаке. Перед глазами так и стоит фигурка гостя, закутанного поверх зимней одежды пуховой шалью, друга Кольки. Легко можно представить бабушку в валенках, как она гладит героя по голове, говорит ему, что у мальчика доброе сердце — ведь Витька попросил не убивать петуха. Воспоминания героя о лете, о повадках гордой птицы, о ее необыкновенном окрасе тоже очень красочны.

Счастливый конец

Мальчику было очень грустно наблюдать за тем, как петух ничего не ел и не пил и как распухала его обмороженная голова. Отвлек его только приход Кольки. Дети поиграли во все возможные игры и решили завести патефон и послушать новую пластинку с баснями Крылова. Когда еще не появились телевизоры, для детей выпускалось очень много пластинок с песнями и различными произведениями, которые исполнялись самыми известными и талантливыми актерами. Вот и на этой пластинке с басней о взаимных комплиментах петуха и кукушки артист до того похоже кукарекал, что Витькин петух, который вообще не выносил никакой конкуренции, ожил и пошел усмирять наглый патефон. К радости домочадцев и гостей, после победы над аппаратом петух поел и попил.

В 1981 году С. Никоненко по мотивам лирических произведений Е. Носова поставил фильм «Цыганское счастье», в который отдельной новеллой вошел рассказ «Как патефон петуха спас».

Умер писатель в 2002 году. На его родине в городе Курске ему поставлен замечательный памятник.

Рассказ «Как патефон петуха от смерти спас» написал очень талантливый российский писатель Евгений Иванович Носов. Он родился в 1925 году, и биография его не особо отличалась от судеб ровесников. Окончив 8 классов, в 1943 Евгений Носов ушел на фронт, где воевал в армии К. К. Рокоссовского. Был артиллеристом, наводчиком орудия, дошел до Кенигсберга, где получил тяжелое ранение. Победу встретил на больничной койке.

Начало творчества

как патефон петуха от смерти спас

Первые печатные произведения появились в 1947 году (стихи, очерки, рецензии), а в 1957 выходит его первый рассказ для детей – «Радуга». Замечательная, очень милая зарисовка о славном десятилетнем Евсейке, таком «некрасовском» мужичке с лошадкой, о «фетовских» местах (действие происходит в родовом имении поэта) и о том, как мальчик хотел догнать красавицу радугу. Рассказ очень хорош. Уже в 1958 году у Евгения Ивановича выходит в свет первый сборник для детей «На рыбачьей тропе», в котором и была напечатана новелла «Как патефон петуха от смерти спас». У писателя Носова замечательный язык, его прозу читаешь с удовольствием. Происходит это, может быть, потому, что он пишет о хорошо знакомых ему вещах – сельской жизни и войне.

Популярные советские журналы

Деревенская проза вообще вещь замечательная. В разные времена сельскую жизнь описывали И. Тургенев, Н. Лесков, И. Бунин. Ф. Абрамов, В. Астафьев, В. Белов, В. Распутин и другие классики-«деревенщики». Евгений Иванович Носов прекрасно вписался в эту компанию талантливейших писателей. Его произведения очень хорошо знакомы советскому читателю, потому что многие из них выходили в «Роман-газете». На нее, как и на «Новый мир», где Е. Носов тоже публиковался, были подписаны почти все городские жители. Эти журналы плюс «Иностранная литература» и «Юность» были читаемыми, обсуждаемыми, выхода их ждали с нетерпением.

Заслуженная награда

Некоторые произведения писателя были экранизированы, в том числе и вершина его творчества — повесть «Усвятские шлемоносцы» (фильм назывался «Родник»). Евгений Носов — лауреат премии имени Солженицына, которая дается российским писателям, проживающим на территории страны и внесшим значительный вклад в сохранение русской словесности.

рассказ как патефон петуха спас

Рассказ «Как патефон петуха от смерти спас» — зарисовка из деревенской жизни. Талант автора заключается в том, что каждое слово произведения добавляет необходимый штрих к описанию двух дней из жизни крестьянской семьи. У читателя создается полное впечатление, что он своими глазами видел всю эту историю. В сущности, повествование «Как патефон петуха от смерти спас» — рассказ о человеческой доброте и сопереживании. Очень хорошо, что он включен в школьные учебники. Такие произведения делают детей чуткими.

О чем рассказ?

 как патефон петуха от смерти спас носовВ рассказе говорится о том, как в начале весны внезапно ударили морозы, да такие, что и зимой бывают редко. Занятия в школе отменили. У главного героя Витьки выдалась неделя нежданных каникул. И все бы хорошо, но его любимец, краса и гордость всей деревни, петух обморозил голову. Бабушка занесла его в теплую избу, «шелкова бородушка» и «масляна головушка» были абсолютно белыми. Петух обморозился и умирал. Отец велел отрубить ему голову и сварить суп. У Витьки от этих слов похолодела спина и глаза наполнились слезами. Он убежал в другую комнату и со страхом прислушивался к бабушкиным шагам, ожидая, что вот сейчас она пойдет с петухом на улицу, а потом будет готовить обед. В рассказе «Как патефон петуха от смерти спас» Носов очень хорошо описывает быт. Мальчик представляет, как перья красавца петуха будут висеть в мешочке на чердаке. Перед глазами так и стоит фигурка гостя, закутанного поверх зимней одежды пуховой шалью, друга Кольки. Легко можно представить бабушку в валенках, как она гладит героя по голове, говорит ему, что у мальчика доброе сердце — ведь Витька попросил не убивать петуха. Воспоминания героя о лете, о повадках гордой птицы, о ее необыкновенном окрасе тоже очень красочны.

Счастливый конец

Мальчику было очень грустно наблюдать за тем, как петух ничего не ел и не пил и как распухала его обмороженная голова. Отвлек его только приход Кольки. Дети поиграли во все возможные игры и решили завести патефон и послушать новую пластинку с баснями Крылова. Когда еще не появились телевизоры, для детей выпускалось очень много пластинок с песнями и различными произведениями, которые исполнялись самыми известными и талантливыми актерами. Вот и на этой пластинке с басней о взаимных комплиментах петуха и кукушки артист до того похоже кукарекал, что Витькин петух, который вообще не выносил никакой конкуренции, ожил и пошел усмирять наглый патефон. К радости домочадцев и гостей, после победы над аппаратом петух поел и попил.

В 1981 году С. Никоненко по мотивам лирических произведений Е. Носова поставил фильм «Цыганское счастье», в который отдельной новеллой вошел рассказ «Как патефон петуха спас».

Умер писатель в 2002 году. На его родине в городе Курске ему поставлен замечательный памятник.

Дело уже двигалось к весне. Замаслилась дорога, снег во дворе осел и потемнел, а в полдень на солнцепеке все настойчивее барабанила капель. Витька вытер насухо лыжи и спрятал их на чердак до будущей зимы.

И вдруг как-то ночью трахнул морозище. Да такой лютый, что и среди зимы не часто случается. К утру деревья, телефонные провода, заборы покрылись лохматой изморозью. Солнце встало в каком-то зловещем ореоле. Прилетевший на кормушку воробей зябко поджимал под себя то одну, то другую лапку, будто пританцовывал, стараясь согреться.

По радио объявили, что по случаю мороза занятий в школе не будет, и Витька засел дома на целую неделю.

Однажды утром бабушка принесла из курятника петуха, и все ахнули. Его широкий, короноподобный гребень, большие, до самого зоба бурды и не покрытые перьями щеки были белы от инея.

— Пропал петух! — заахала бабушка. Все домашние собрались вокруг пострадавшего и с озабоченностью смотрели на его обмороженную голову. — Надо зарезать, — сказал наконец отец. — Все равно сдохнет…

У Витьки при этих словах похолодела спина. Ему стало очень жаль петуха. Он был такой красивый и смелый. На шее — огненное ожерелье, спина серая, в мелких белых пестринках, а в пышном хвосте длинные, серпообразные иссяня-черные перья. Держался он гордо, выступал вперед широкой, отливающей бронзой грудью, высоко, будто на параде, приподнимая лапы, увенчанные загнутыми кверху острыми шпорами, и был храбр, как истинный гвардеец. На улице не было петуха, который смел бы подойти к нему близко. Он делал навстречу противнику два-три неторопливых шага, будто предоставляя ему возможность еще раз подумать, на что идет, и, если тот не убирался восвояси, стремительно обрушивался на него. При этом он зонтиком растопыривал на шее медно-красные перья, низко пригибал голову, а его длинный хвост волочился по земле, как плащ.

Обычно петухи поспешно ныряли в ближайшую подворотню. И тогда Витька, заложив пальцы в рот, неистово свистел вслед удиравшему. А Витькин петух, великодушно отказавшись от преследования, хлопал крыльями и, изогнув шею вопросительным знаком, горланил на всю улицу свое «ку-ка-ре-ку!», что в данный момент означало: «Я тебе покажу, как забываться!..»

А как голосисто кукарекал он зарю! Сначала за стенкой в сарайчике раздавались короткие удары крыльями. Потом, сразу забирая в головокружительную высоту, петух уверенно брал первое колено песни. Он никогда не торопился переходить ко второму колену и, словно стараясь показать всем соседним петухам свое мастерство, забирал все выше и выше. Голос его звенел чистым, прозрачным звуком меди, и Витьке казалось, что вот сейчас в горле петуха что-то лопнет от натуги и песня оборвется. Витька даже съеживался от этой звонкости петушиной песни, от напряженного ожидания конца знаменитого «р», составляющего венец победного клича. Но петух не осекался. Он платно переходил на более спокойное «ку», тянул его не менее долго и громко и благополучно завершал все свое «ку-ка-ре-ку!»

И вот теперь отец велел отрубить ему голову. Бабушка ощиплет с него золотистый мундир, завяжет перья в сумочку и подвесит их в чулане рядом с пучком мороженой калины, а из петуха сварит суп.

В горле у Витьки заскребло, глаза часто-часто замигали Он быстро юркнул в другую комнату и забился в угол.

Мать и отец ушли на работу. Дома остались только он да бабушка. Витька слышал, как тихо шаркали ее валенки, и со страхом ожидал, когда она выйдет во двор, чтобы отрубить голову петуху. Но бабушка что-то не торопилась, и Витька, успокоившись, вышел в кухню.

— Бабушка, а бабушка, — тихо позвал он. — Ты не будешь петуха резать? Пусть еще поживет немножко, а? Может, ничего… оттает?

— Ишь ты какой! — погладила бабушка Витьку по стриженой голове. — Сердчишко у тебя, видать, жалостливое. Ну что ж… Пусть побудет! Авось отойдет. Мы его сейчас гусиным жиром смажем. Это от морозу помогает.

Витька просиял. Он подбежал к петуху, который сидел под стулом нахохленный, с полузакрытыми глазами, и дружески погладил по сутулой спине.

— Больно, а? Я тоже раз нос поморозил. И ничего. Поболело немножко, а потом зажило. Ты терпи, не поддавайся. А то башку отрубят.

Бабушка смазала петуху уже успевшие посинеть в тепле гребень и бороду и насыпала на пол пшена. Но петух даже и не взглянул на корм. Голова его с каждой минутой распухала, наливалась какой-то прозрачной жижей, петух все больше сутулился и гнулся.

Бабушка принесла сена, постлала под печкой, поставила туда баночки с зерном и водой, посадила петуха и прикрыла железной заслонкой. Витька снова забеспокоился: «Зарубят. Придет отец — и конец!»

Отец пришел с работы поздно и, видно, забыл о петухе. Не заговорил о нем и утром.

А когда все опять разошлись, Витька отодвинул заслонку и осторожно вытащил из-под печки петуха. Он был по-прежнему плох: голова слилась в какой-то красно-синий шар, глаза затекли и смотрели тускло и безразлично. К корму он, как и вчера, не притронулся. Витька поднес банку с водой и насильно макнул в нее клюв петуха. Петух раза два глотнул и заковылял под печку.

Между тем мороз не сдавался. Он трещал в старых бревнах дома, проступал колючей солью на оконных ручках и шляпках дверных гвоздей. Витька давно не казал нос на улицу и уже порядком соскучился по своим друзьям, как вдруг заявился одноклассник Колька. Повязанный поверх ушанки пуховой шалью, концы которой крест-накрест охватывали спину, он неуклюже перевалился через порог.

— Ух, какой морозище! — сказал Колька. — За нос так и щиплется. Даже слезы текут.

— А у нас петух поморозился, — поделился новостью Витька.

— Петух — это что! Петух — птица, — серьезным тоном возразил Колька. — У нас от мороза водопроводная труба лопнула. Железо и то не выдержало. А петух — раз плюнуть…

Бабушка напоила приятелей чаем с вареньем, и они пошли играть. Посмотрели книжки, новые почтовые марки, поиграли в «Конструктор». Когда все это наскучило, Витька сказал:

— Я тебе сейчас новую пластинку заведу. Хочешь?

— Ну, давай…

Пластинка и верно оказалась хорошей. Рассказывали басню Крылова «Лягушка и Вол». Лягушка, стараясь раздуться до размеров Вола, напрягалась и квакала. Потом, после особенно усердного кваканья, в патефоне вдруг что-то страшно зашипело, будто из его нутра прорвался воздух. Колька испуганно взглянул на Витьку, а тот в ответ расхохотался.

— Ты думал, патефон испортился, да? Это лягушка от натуги лопнула. Надувалась, надувалась — и «п-ш-ш»… Интересно?

— Угу! А что на другой стороне?

Витька накрутил пружину, перевернул пластинку и пустил диск. Заиграла музыка, из патефона выпорхнули слова другой знакомой басни:
— Как, милый Петушок, поешь ты
громко, важно!
— А ты, Кукушечка, мой свет, как тянешь
плавно и протяжно.

Умиляясь друг другом, Петух и Кукушка поочередно раздавали похвалы. Но вот, не находя больше слов, они перешли на песни. Из трубы вылетало то звонкое петушиное «ку-ка-ре-ку!», то вкрадчивое, разнеженное кукованье. Обе птицы хвалили друг дружку с таким усердием, что Петух вдруг охрип и начал орать каким-то кошачьим голосом. Витька и Колька покатились со смеху.

— Дохвалился! Даже охрип, бедняга! — сказал Колька. — А ну, давай сначала заведем.

Пластинку завели снова, и птицы с новыми силами принялись состязаться в безудержных похвалах. И вот, когда Кукушкин друг собирался охрипнуть во второй раз, Витька и Колька услыхали, как откуда-то издалека, будто из-под земли, донесся настоящий, живой петушиный голос.

Ребята переглянулись.

— Слыхал? — спросил Витька.

— Слыхал…

— Да ведь это же наш, обмороженный, запел! Бабушка! — вскочил со стула Витька. — Бабушка!..

Из сеней с охапкой дров вошла бабушка.

— Бабушка, наш петух запел! Не веришь?

С этими словами Витька вернулся в комнату, схватил патефон, поставил его в кухне на пол и вытащил из-под печки петуха. Бабушка недоверчиво смотрела на все эти странные приготовления.

— Вот слушайте! — сказал он, накручивая патефонную ручку.

Сначала петух подозрительно косился опухшим глазом на вращающийся и поблескивающий никелем диск. Но когда из глубины патефона раздался первый петушиный выкрик, он вдруг вытянул настороженно шею и издал то самое вопросительное «ко-ко-ко?», которое обычно означало: «Что там еще такое?»

— Слышите? Кокочет! — ликовал Витька.

Между тем спела свою партию Кукушка и подошла очередь ее партнера. И как только послышалось особенно отчаянное «ку-ка-ре-ку», Витькин петух вдруг выпятил грудь и сделал навстречу патефону свои два предупреждающих шага. Вот ведь воинственная птица! Даже с распухшей головой и заплывшими глазами петух не мог стерпеть, чтобы противник нагло горланил, спрятавшись в этом ящике.

Сделав еще два шага, петух пригнул голову, распустил на шее перья и сердито долбнул в пол клювом.

Раздайся в эту минуту из патефона еще хоть один петушиный клич, и Витькин петух, наверное, налетел бы на патефон, ударил бы по нему крыльями и дернул шпорами. Но этого не случилось.

Как раз в это время Петух из басни допелся до того места, где полагалось потерять голос, и он сбился, зафальшивил и задерябил драной кошкой.

Готовый ринуться в бой, петух остановился, приподнял голову и снова скороговоркой проговорил свое «ко-ко-ко?». Мол, что ж это ты, братец, осип? Эх, ты!.. Потом он вытянулся на голенастых ногах, будто привстал на цыпочках, замахал крыльями, развевая по полу пшено, и вдруг закукарекал, да так, что у ребятишек заложило уши, а в железном нутре патефона что-то задребезжало. Кончив победную песню, петух важно отошел в сторонку и как ни в чем не бывало стал собирать раскатившееся по полу зерно.

Витька ликовал. Он с гордостью посмотрел на своего золотоперого друга и радостно воскликнул:

— Вот черт! Оттаял-таки!

После этого он уже не сомневался, что никто не посягнет на петушиную голову.

Adblock
detector