Меню

Как пишется на чеченском я тебя люблю

Знакомимся с историей создания одной из самых известных песен военных лет и заглядываем в самодельную детскую книжку.

В Государственном музее обороны Москвы открылась выставка «Адресат — наша память. Письмо папе», посвященная семейным перепискам времен Великой Отечественной войны. Более чем из двух с половиной тысяч посланий, хранящихся в фондах музея, куратор Дарья Брунова отобрала 20. Письма, написанные членами пяти московских семей, объединяет одна черта — близким, оказавшимся так далеко друг от друга, хотелось говорить о бытовых мелочах, как будто и нет никакой войны.

Кроме писем и фотографий из семейных архивов, никаких вещей, принадлежавших героям, нет, но каждая витрина дополнена предметами эпохи: здесь можно увидеть небольшого плюшевого медведя, офицерскую планшетную сумку, перьевые ручки, чернильницы. На стенах — плакаты, картины, детские рисунки, созданные в начале 1940-х. За стеклом представлены две маленькие комнаты, составленные также из фондовых предметов: первая (с книгами и граммофоном) рассказывает о незатейливых развлечениях военного времени, а вторая (с собранными чемоданами и коробками) — о подготовке к эвакуации.

1(961722)

Сурковы: стихи о страшном волке и большой любви

В 1941 году поэт и журналист Алексей Александрович Сурков ушел на фронт корреспондентом изданий «Красноармейская правда» и «Красная звезда», оставив дома жену Софью, дочь Наташу и сына Алешу. Где бы он ни оказался, он всегда находил время, чтобы написать родным несколько строк:

«Очень скучаю и очень одиноко. Как бы хорошо было вдруг очутиться во Внукове. <…> Обжился я, видно, дома и теперь трудно отрываться. Как у вас? Тоже чай дожди льют и тоже скучно? А у меня еще не веселая перспектива — не знать о вас ничего суток 15–20 — очень плохо!»

(Здесь и далее тексты писем даны с сохранением авторской орфографии и пунктуации).

Сохранились открытки, которые отправляла отцу Наташа — она рисовала для него членов семьи, цветы, город. А он писал для нее стихи, в которых иногда объяснял, что такое война:

Волк ползет по просторам твоей земли.
Хочет крови твоей добыть,
Чтобы воины наши домой пришли,
Надо злого волка убить.

Эти стихи Алексея Суркова знали только его родные. Другое стихотворение, также написанное им на фронте, позже выучила вся страна. Эти строки, которые он написал осенью 1941-го в землянке под обстрелом авиации, стали песней из репертуара певицы Лидии Руслановой:

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза.
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Рукопись в солдатском письме-треугольнике Сурков отправил жене, которая уехала с детьми в эвакуацию в Чистополь (Татарстан). Стихотворение «В землянке» было опубликовано в одном из изданий и быстро стало популярным — люди переписывали его от руки и пересылали друг другу. Одно из таких писем также нашлось в музее.

Песня «В землянке» стала своего рода символом победы: она прозвучала в освобожденном Берлине — у стен поверженного Рейхстага и у Бранденбургских ворот.

1 PismopoetaAASyrkovajenesfronta 1

PismopoetaAASyrkovajenesfronta 1(1)

Масаиновы: холод и арбуз на именины

На примере семьи Масаиновых на выставке рассказывается, как чувствовали себя в эвакуации дети, как скучали по дому и какие письма отправляли родным, оставшимся в своих городах. 10-летняя школьница Зоя уехала вместе с матерью в город Чембар Пензенской области (ныне — Белинский). Оттуда она писала отцу, писателю-фантасту и критику Борису Алексеевичу Масаинову, известному под псевдонимом Борис Анибал. Он почти забросил литературную деятельность, работал на столичной швейной фабрике «Труд». На момент начала войны ему был 41 год, поэтому под призыв он не попал.

«Я в школу не хожу так — как у меня ангина в очень сильной форме. Вчера были мамины именины. Они выразились в том что мы съели зеленый арбуз и выпили по стакану чаю с таким кусочком сахара. Все отсюда постепенно уезжают. На улице холодно у меня нет зимнего пальто и валюты, а так же рукавиц. <…> Я предпочитаю болеть дома чем здесь все равно тем что я далека от пулеметов это меня не спасает», — писала девочка в сентябре 1941-го.

А 26 декабря отец получил от нее очень тревожное письмо. Дочь рассказала, что маму вызвал пензенский военкомат: она знает немецкий язык, поэтому ее могут отправить на фронт, а саму Зою — в интернат или в Москву. В конце Зоя не забыла поздравить родителя с наступающим Новым годом.

В итоге самое страшное обошло семью стороной: маму на фронт не забрали, а девочка вместе с ней потом вернулась домой в Москву.

KartochkapochtovayaZMasainovoivMoskvysvoemyotcyBAMasainovyizevakyacii 1(1)

Новиковы: сказки про медвежонка Костю

Павел Вениаминович Новиков был командиром 175-го стрелкового полка Первой московской пролетарской мотострелковой дивизии. Разлука с детьми, к которым он был очень привязан, давалась ему тяжело. Старшему сыну Виктору было 11 лет, младшему Герману — всего четыре. До войны отец проводил с ними почти все время, любил брать ребят с собой на рыбалку. По воспоминаниям жены, Новиков был отличным отцом, чутким и заботливым, детям никогда не грубил.

«Здравствуй, дорогой Герочка! Посылаю тебе игру и конфекты. Играй и слушай бабушек», — писал он в сентябре 1941-го. Чтобы подбодрить, отвлечь ребенка от плохих мыслей, он сочинял и отправлял ему сказки про медвежонка Костю. Первую страницу самодельной книжки можно увидеть на выставке.

Старший сын Витя получал совсем взрослые послания с наставлениями хорошо учиться, объяснениями, как отремонтировать при надобности полевую сумку, которую прислал ему отец, а также напоминаниями о том, что нужно обязательно носить теплую шапку. Отдельно папа просил Виктора заботиться о младшем брате: «Играй, но не обижай. Он маленький и любит уступку, а ты по больше и по умнее, а поэтому его не раздражай. Крепко целую тебя. Твой папа».

Любимого папы дети так и не дождались. Павел Новиков погиб в том же году в боях за Наро-Фоминск. Сейчас в его честь названа одна из городских улиц.

1 PVNovikovasinyVitesfronta 1(2)

Мочаловы: последнее письмо сыну

До войны Василий Михайлович Мочалов работал руководителем Наркомата заготовок СССР в Ростокинском районе. Призыву он не подлежал, поскольку считался ценным специалистом, однако в стороне не остался: когда объявили сбор в народное ополчение Москвы, Мочалов подал заявление одним из первых. На фронте он занял должность политрука отдельной самокатной разведывательной роты 13-й Ростокинской дивизии народного ополчения. Письма домой, где остался его сын Гена, он старался писать как можно чаще.

«Геня! Мне сообщили, что ты болел… потому что ты мать не слушал ходил гулять раздетым поэтому и простыл. <…> Я бью фашистских людоедов, как бешеных собак, скоро разобью их тогда я тебе расскажу подробно как их бил», — писал он в сентябре 1941 года.

Буквально через несколько дней после отправки этого письма Мочалов пропал без вести. После войны его семья выяснила, что Василий Михайлович погиб на рубеже реки Днепр в районе поселка городского типа Холм-Жирковский в Смоленской области.

Письмо В. Мочалова сыну Геннадию. Музей обороны Москвы

Кузнецовы: агитационные песни и будущий генерал

Никита Ефимович Кузнецов — старший батальонный комиссар, начальник политотдела 330-й стрелковой дивизии 10-й армии. Сохранилась фотография, на которой под Смоленском он вместе с товарищами раздает бойцам листки с текстом агитационной песни.

На протяжении всей войны Кузнецов вел нежную и трогательную переписку с сыном Борисом, которого время от времени спрашивал: «А поют ли песни дома?» Увлеченный своей деятельностью, Никита Ефимович, вероятно, имел в виду песни, которые пели красноармейцы.

«Ты стал еще лучше писать, — хвалил он ребенка в одном из писем. — Этак через годок ты догонишь и перегонишь меня. <…> Над головами нашими рычат моторы. На переднем крае шумно. Добиваем фашистов. Скоро Борик добьем мы их и тогда я приеду к тебе и буду растить из тебя большого большого инженера. Согласен. А хочешь давай будем расти на генерала танковых войск, чтобы ты командовал этими машинами».

У этой истории счастливый финал. Никита Ефимович закончил войну в Кенигсберге (сейчас — Калининград), вернулся домой и воссоединился с родными.

1 PismoNKyznecovasfrontasinyBorisy

После прочтения вот этого поста от модераторов хабра, я к своему ужасу, увидел, что в мире есть большое количество людей, которые “не знают как правильно написать статью”.

Что может быть проще! Берёшь бумагу и ручку, или пишущую машинку, или что там у вас нынче в моде, и пишешь статью.

Как бы то ни было, для большого количества людей это всё равно считается заоблачным. Некоторые говорили, что для того, чтобы писать, нужен дар божий, а некоторые сидят и ждут, когда прилетит муза и начнёт играть на арфе.

Всё это фигня. Нам, айтишникам, нужны реальные инструкции о том, как что-то сделать. Давайте я вам расскажу о том как научится писать. Причём писать круто и интересно. Ведь профессия эта — древняя и хорошо всем знакомая. Не может же быть так, что вообще никто ничего не знает о том, как писать.

На самом деле знают, но почему-то превращают это знание в кучу эзотерических фактов о жизни фей в райских садах. Почему? Не знаю. Возможно потому, что сами такие люди ничего не знают о том, как что-то написать. А ведь это — достаточно просто. Посему, прошу под кат, я вам дам реальные советы по поводу того, как научиться хорошо писать интересные статьи.

▍ Первый элемент

Рассказывайте.

Вы смотрели Игру Престолов? Помните, почему Тирион Ланнистер решил, что Бран будет лучшим королём? Освежите память.

Рассказывание историй — это умение и навык, который всегда ценился людьми. В стародавние времена у нас были барды и гусляры. Позже их сменили поэты и писатели. Сейчас некоторых из них называют модным словом “инфлюенсеры”. Умение рассказать что-то с интересом всегда ценилось среди народа. Можете посмотреть на топовые видео на любой платформе, и вы найдёте кого-то, кто о чём-то рассказывает.

В древние времена подобные люди занимались исключительно важным делом — они были вашим коммуникационным эфиром. Это ваш ethernet в десятом веке. Всё это происходило по протоколу UDP с жуткими потерями. При этом потерянные данные восстанавливались методом угадывания уже на конечных станциях.

Итак, это — первое, что вам нужно, чтобы начать писать. Вам нужно уметь рассказать историю.

Да иди ты! Я никогда их не рассказывал, не умею и не буду.

А жаль. Мне было бы интересно послушать. Давайте исправлять это.

Для того чтобы исправить своё умение рассказывать что-то, вам не нужно делать какие-то курсы по 60к рублей и напиваться в стельку. Для того чтобы с интересом рассказывать, нужно просто тренироваться рассказывать.

Начните с анекдотов. Люди их слушают. Это достаточно маленькие рассказы, и на них можно тренироваться с лёгкостью тренировки на кошках. Берём анекдот и рассказываем его своим друзьям.

И тут мы встречаем три первых важных элемента вашего умения рассказывать:

1. Чувство такта: По определению википедии — тактичность — это умение вести себя в соответствии с моральными и этическими нормами общества. А для того чтобы правильно себя вести, эти нормы надо знать. Вы знаете, если вы можете впихнуть пошлый анекдот про Вовочку в разговор с родителями. Но это не значит, что на Хабре нормы такие же. Посему, сначала изучите моральные нормы общества, которому вы будете рассказывать историю.

2. Умение рассказывать интересно: Добавлять столько данных, сколько нужно к тому, чтобы рассказ был интересный. Умение не затягивать рассказ.

Почему я рекомендую начать с анекдотов? Потому что вы сможете тренироваться сколько душе угодно. И быстро получите отклик вашей публики.

“Я не душа компании”, “Я не особо мастак рассказывать истории” — это всё просто потому, что вы не тренировались в рассказывании этих историй. Идите и тренируйтесь. Прочитали интересную новость? Разворачиваетесь и говорите жене (маме, девушке, ребёнку, можно даже кошке, если совсем страшно) “Слушай, дорогая, ты знаешь, что цены на морковь упали в два раза?”

Избегайте “новостей” о том, как всё плохо или о том, что кто-то умер. Большинство новостей о том, как всё плохо — это просто утки. А для того чтобы хорошо рассказать страшную историю, вам нужно будет тренироваться достаточно долго.

Увидели новость, которая будет интересна коллегам? Не надо просто скидывать ссылку в слак. В курилке на перерыве скажите: “Кстати, а вы знаете, что Интел начал выпуск новых процессоров для черепах?”

3. Самое главное — делайте это: Мы живём в мире, где ваша способность говорить была сведена до следующего:

Ты: ссылка-на-новость.com
Он: ?

С таким подходом ваше умение рассказывать историю будет сведено на нет. Вы не сможете этого сделать, потому что вы никогда не тренировались рассказывать.

Начинаем с анекдотов, потом переходим на короткие новости, и вот, вы уже в той ситуации, когда вы можете развлечь толпу курильщиков интересным шпилем на пять минут.

Продолжайте тренироваться. С этим к вам придёт самое важное умение хорошего рассказчика — умение удерживать внимание публики. Ведь из всех ваших бесполезных анекдотов и новостей, которые никто не слушает, вы получите представление о том, что такое живая реакция аудитории.

Вы сможете увидеть, когда кому-то не интересно, и когда кто-то опускает глаза. Но тренироваться надо постоянно. И обязательно учитесь на основе данных, которые вы собрали сами. Тут прикол в том, что я вам не смогу сказать, что такое хорошо и что такое плохо. Вы должны будете испытать это на собственной шкуре.

Если вы идёте в правильном направлении, то в следующий раз в курилке кто-то скажет: “Слышь, Петя, ну что там нового у Nvidia?” Если вы идёте в неправильном направлении, то, как ожидается, вы услышите “Да достал ты своими новостями, замолчи!”

Замолчите. Но только не надо молчать до конца жизни. Откатываемся на предыдущую ступень в рассказе анекдотов и продолжаем тренироваться.

Туда — обратно, повторяем и тренируемся. Улучшаем три важных качества ваших коротких рассказов, описанных выше, повторяем… И через некоторое время вы находите себя в курилке, окружённым четырьмя коллегами, которые от вас не могут отвести глаз уже час, хотя рабочий день кончился. А вы стоите и рассказываете о том, как правильно играть на фондовой бирже. (Реальная история. Мне потом за это даже заплатили.)

Ок, теперь вы потренировались, и у вас есть идея о том, как что-то рассказать.

▍ Элемент второй

Умей слушать и читать.

И слушать надо будет много. Я не могу сказать, что прослушал всю Модель для Сборки, но как минимум, львиную долю всех рассказов. Начиная с 2000-го года я постоянно ходил с затычками в ушах, слушая Влада Коппа. МДС слушаю до сих пор. Но одним только МДСом дело не ограничивалось. В своё время я умудрился достать полную коллекцию издательства МИР. А совсем недавно дорвался до http://librivox.org. Когда меня спросили, сколько книг я прочитал в жизни, то после достаточно долгих вычислений я сказал что примерно 3000. Сюда входило многое. Начиная от “Золотого Осла” Апулея (2 век нашей эры), заканчивая серией “Ушёл, учусь на волшебника” (последняя книга вышла недавно)

Я слушал лекции и читал всё подряд всю жизнь. Ничего, мозгу от этого хуже не будет, кажется место у вас там не закончится. А вот стилю написания будет только лучше.

Слушайте то, что интересно и замечайте то, как и что интересно. Вам это понадобится. Но пожалуйста, выносите своё суждение о том, что интересно. Не надо читать критиков и отзывы. Фиг с ними. Читайте тексты. И читайте разные жанры. Не значит, что вам нужно будет читать все произведения российских авторов 18-го века, но хоть что-то да прочитайте. Если единственное, что вы прочитали в жизни — это всё что написал Толкиен, то с написанием своих рассказов может быть туго.

И, я хочу ещё раз сделать на этом ударение — выносите собственное суждение о прочитанных книгах. Оно не обязательно должно соответствовать вашей школьной программе или мнению общества. Я, например, считаю, что Толстой был страшным занудой. Ничего более занудного, чем “Война и Мир” я себе представить не могу. А Достоевский был просто замороченным индивидуумом. Я это “Преступление и Наказание” еле осилил.

А вот, Орсон Скотт Кард и Пол Андерсон зашли мне намного лучше. Хотя, тот же Апулей писал очень задорно и интересно. А после прослушивания Тома Сойера в оригинале, я пропитался любовью к Марку Твену. Хотя книга “Старик и Море” вызвала у меня спорные чувства. А самая весёлая книга, когда-либо написанная на этой планете называется “Благие знамения” и принадлежит перу Нила Геймана и Терри Праттчета. Это — мои мнения. У меня таких мнений вагон и маленькая тележка.

Прочтение чудовищного количества разной литературы даст вам идею о том, как выглядели стили разных людей. Во все века существовали зануды и хорошие писатели. Определение того, кто является кем — это работа для вас.

На основании этого вы получите идеи о том, что можно делать с текстом. (А чего делать не следует).

Фильмы, стихи и музыка тоже подойдут. Главное, чтобы вы читали рассказы, которые читаются больше чем за пять минут. Собирайте данные и анализируйте сами. На это надо потратить время.

▍ Элемент третий

nm7k6a 7ewcaf728mfpszliwla4

Пишите.

Тут нас постигает всё та же напасть современного общества. “Но я никогда ничего не писал! Я не умею писать!”.

Враки. Во-первых, вы, как минимум, писали диктанты и сочинения в школе. Да и в день вы пишите тучи комментов, email, сообщений и постов.

Но у вас никогда в жизни не было потребности писать что-то более развёрнутое. А сочинения и диктанты из школы вы в гробу видали. Тут ничего не поделаешь, надо тренироваться.

Ничего, вам понравится. Не всё так жутко.

Садитесь и записывайте эти анекдоты и рассказы. В старые добрые времена был такой ЖЖ. Там было прикольно до какого-то момента. А потом его забросили и все перевалили в инсту и вконтактик. А жаль. В ЖЖ писать надо было больше. В инсте дело простое — снапай фотки, получай лайки, учитывая что большинство этих бездарных фоток пропущено через тысячи фильтров, цены этому — чуть.

Вам надо тренироваться в написании текста, содержащем в себе определённую мысль, которая тянется больше чем на 2 абзаца.

В нашем замечательном мире, где вашим вниманием управляют большие дядьки из гугла и амазона, нам ненамеренно убивают умение концентрироваться. Куда ни смотри — всё очень быстро и коротко, только для того, чтобы клиент правильно монетизировался и у нас был высокий процент удержания клиентов. Тикток и Твиттер — это не те сервисы, в которых кто-то поощряет внимательность и способность “оставаться на той же мысле”.

Для написания статьи вам потребуется умение не отвлекаться на что-то. У вас должна быть идея, и вы должны её излагать. Поэтому, когда мы садимся и пишем о том, как правильно чесать котям пузо, то мы продолжаем писать о котях и пузе, а не уходим в разговор о собаках.

После того как вам удалось что-то написать, садитесь и работайте над стилем. Можете попробовать переписывать уже существующие тексты, или придумывать новые. Вам пригодятся знания из предыдущего пункта. Вы будете знать, как “звучат” тексты из средневековья, и как люди пишут сегодня. Различные обороты, фразы, сравнения, шутки и тому подобные вещи — всё это приходит к вам с опытом и знаниями в какой-то определённой области.

После примерно 750000 символов, у вас появится идея о том, что такое ваш собственный стиль. Вы сами его выберите. 750000 символов, это примерно 100000 слов или 500 страниц текста.

Много, скажете вы? Выглядит как будто много, но на самом деле это не так уж и много.

Тренируйтесь в написании email-ов. Нам надо достаточно часто писать, и вместо того, чтобы писать:

“Пожалуйста, пришлите инвойс №21991”

можете поразвлекаться и написать что-то в стиле:

“Дорогая Анна Андреевна,

Я с ужасом для себя заметил, что в отчётной ведомости за шестое июля отсутствует инвойс с номером 21991. Не могли бы вы, пожалуйста, предоставить его нам, путём залива на FTP сервер по адресу 127.0.0.12

С уважением,
И так далее”

А если вы работаете с клиентами, то тут вообще ограничение — это ваша фантазия. Людям на самом деле занудно читать “правильно составленные” “машинные ответы”, которые мы зачастую получаем от компаний:

“Здравствуйте, пользователь!

Сообщаем вам, что ваш запрос получен, пожалуйста, ожидайте в очереди 10 дней”.

Садитесь и переделывайте это. Если ваши ответы будут не машинными, то и читать вас будут больше.

Есть ещё более интересные методы. Можно, например, завести себе перьевую ручку, или вообще обзавестись пером и чернильницей и писать письма на бумаге. Что самое прикольное, если вы напишете красивое письмо, то в современном мире его могут и в рамку повесить. Ибо такие вещи — редкость.

Но ладно, хватит извращаться. Всё-таки написание статей и каллиграфия — это две разные вещи.

Вместо того чтобы скинуть запрос в слак вашему саппорту, напишите им на мыло.

Подробно изложите ситуацию и попросите посодействовать. Напишите развёрнуто и так, чтобы им не нужно было задавать никаких вопросов.

Или вот, например, лучший способ сэкономить себе время:

Каждый раз, когда вам задают вопрос, отвечайте на него в письменной форме и публикуйте в своём блоге.

“Вась, тыжпрограммист, какой компьютер купить?”

Не стоит сразу же пыжится, по поводу того, что вы — программист и подобные вопросы — это не ваш удел. Просто напишите статью на пару страниц. Расскажите в ней о том, что есть разные компьютеры и покупать лучше такие-то и такие-то.

И ответьте человеку ссылкой.

Вам и жить станет лучше, и народ вас зауважает больше. Вот, например, блог Скотта Хансельмана. Он его ведёт с Апреля 2002 года. Он бережно хранит все старые статьи и постоянно на них ссылается в общении с программистами и обычными людьми. Десятки миллионов символов. Десять книг. Некоторые посты можно просто брать и переделывать в главы.

Почитайте, кстати, его первые посты, которые были в стиле “привет, я завёл FTP” и пост, который он опубликовал буквально через два года после этого. Это пост, в котором он рассказывает как он “раздебажил” свою тёщу и научил её параллельной парковке. Это уже весело читать.

▍ Элемент четвёртый

bf jncg q46ka 5uvqazqfttq3e

Тема повествования.

Этим элементом нужно заниматься после того, как вы разобрались со всеми предыдущими моментами. То, о чём вы собираетесь писать.

Я не пишу о том, что не трогал собственными руками. Я не люблю “второсортных данных”. Когда я писал про powershell, ASP.NET, Rust, WinAPI, Телестудии и сети — всё что я писал, было написано на основе моего опыта. Я знаю с чего начать, как рассказать и чем закончить повествование.

И это умение частенько отсутствует у некоторых писателей. Статья (книга, повесть) начинается с одного, а заканчивается совсем другим.

Яркий пример, который я не положил в черновики — “Cказка — ложь”. Этот рассказ я написал наобум, и вышло достаточно криво. Я начал писать об одном, а закончил совсем другим. Результат — позорные 2.4к просмотров и куча минусов.

С другой стороны, у меня есть другой пример. Вот другая сказка под названием “Как он учился писать статьи на Хабре”. Всего лишь 1к просмотров, но 68 плюсов. Это — самый высокий показатель просмотров/плюсов среди всех моих статей. Статья — сказка про Васю, который хотел написать статью на Хабре, НЛО и котэ.

Так, погоди! Что за чушь? Ты говоришь, что писать надо про реальные вещи, которые ты испытал на собственной шкуре, а сам пишешь про НЛО и скатерти-самобранки.

А кто вам сказал, что испытанные вами эмоции не являются чем-то, что вы пережили? Возможно, вы видели что-то, а возможно, вы видели что-то во сне. Вы же знаете как Джеймс Кэмерон придумал “Терминатора”? Ему приснилось, что за ним гонится жуткий робот с красными глазами.

Никто не сказал, что ВСЁ что вы пишете, должно быть реальным. Вы могли испытать сильные эмоции по поводу чего-то и изложить эти эмоции в другой истории, нежели той, что была в реальности. Именно для этого у вас есть Пункт 2: “Много Читайте”. У вас будет много идей о том, в каком формате вы можете рассказать историю.

Можете играться. Брать историю из жизни и выдумывать персонажа, например, старого деда. И рассказывать историю о том, как старый дед делал то, {что делали вы}.

Как бы то ни было, помните вот о чём. У истории есть начало и конец. Если вы начинаете писать и у вас есть идея о начале и конце, то всё будет прекрасно. Если вы пока ещё не знаете, чем всё закончится — нууу… Я бы как минимум такие вещи называл второсортными. Почему?

Ну, посмотрите на те истории, которые мы считаем крутыми или гениальными. Все читали “Гарри Поттера”. Нравится вам книга? Нет? Неважно. Книга ещё как продавалась. Но, как мы знаем, в первых книгах были описаны герои и события, которые проявили себя только в середине серии. У Роулинг была идея о том, что будет происходить в будущем с крысами. Так же, как и Толкиен не сидел и не мучался идеей о том, должен ли Фродо разрушить кольцо. Начало и конец были.

Ещё один пример — Футурама. Мы все были в шоке, когда пересматривали первый эпизод и видели, таки, тень Зубастика, который подтолкнул Фрая в криогенную камеру. Начало и конец были. Между этими началом и концом была куча эпизодов, но у нас была гигантская история о том, как пацан из 2000-го года влюбился в девочку-мутанта из 3000-го года. И она закончилась тем, что в конце концов они поцеловались. А всё что было после — вызывает тяжёлые вздохи у фанатов и посты на реддите, где люди просят не возвращать Футураму к жизни, потому что мы и так её любим и менять её не нужно.

По поводу сериалов

Сериалы и серии книг, созданные для «дойки франшизы» на мой взгляд являются самым недостойным видом творчества. Звездные войны я перестал смотреть с Эпизода 7 и жалею, что видел его. А вот тот же Inception можно пересматривать 20 раз и получать от этого удовольствие. Или вышеупомянутая книга «Благие Знамения». Я её перечитал раз 10, и всё равно получаю удовольствие.

Но как бы то ни было, в сериале без конца есть две линии — основная, большая линия, и по одной на каждую серию.

То, что находится между началом и концом — это то, насколько круто вы пишите. У вас может быть прямой и неинтересный сюжет, а может быть целый шпионский боевик. Всё может быть грустно или весело, интересно, поучительно или повествовательно. Или занудно, если вы хотите испортить всем настроение. Как бы то ни было, середина — для вас.

Но хорошая середина существует только если есть начало и конец:

  • Как научиться работать с Powershell? Замечательно!
    Начало: Мы ничего не знаем о Powershell
    Конец: Программист знает основы Powershell и может самостоятельно его изучить.
    Результат: Плюс 180 в карму и какие-то невероятные 300к+ просмотров.
  • Что на самом деле таит в себе страшная цифра восемь?
    Начало: Вы ничего не знаете про Windows 8
    Конец: Вы понимаете что такое Windows 8 и что она нам принесёт.
    Результат: +291 в карму.
  • Сказка — Ложь
    Начало: сайфай в стиле средневековой Руси
    Конец: Какие-то сумбурные мысли о текущем регулировании интернета.
    Результат: минусы в карму.

▍ Пятый элемент

Не верьте критикам.

Самое простое в написании любой статьи/поста/email или книги — это то, что результат — налицо. У вас либо есть статья, либо её нет. Я давал примерные оценки того, сколько вам нужно написать, чтобы у вас появился свой стиль. Но я не говорил, что вам надо писать от восьми до десяти или по пять статей в день. Садитесь и пишите. Вот, например, недавно Нил Гейман сказал, что писал повесть Коралайн по 50 слов в день.

У меня нет строгого режима написания статей. Я, например, лучше всего работаю, когда кто-то просит материалы “прямо сейчас”. (Чем обычно довожу моего главреда до состояния панического ужаса. Все сроки горят, статей нет, а я за час-два, выдаю текст.) Я обычно пишу пять страниц текста за 1-2 часа. Я не люблю писать кусками. Но я — это я. Вы — это совершенно другое дело. Может быть, вас устраивает только написание с двух ночи до шести утра. А может быть вы вообще берётесь за него раз в месяц, но выдаёте 50 страниц в день. Как вам угодно.

Не надо вдаваться во всяческие поверья о том, как к вам должна приходить муза, и как вас должно ополаскивать манной небесной, чтобы вы могли писать. Если у вас есть идея о том, как что-то начнётся и как оно закончится, то садитесь и пишите. Если идеи нету — идите и собирайте данные. Если вы хотите писать для Хабра, то пойдите поковыряйтесь в кишках какой-нибудь системы, и у вас может появиться идея. Если у вас вдруг появилась идея в неподходящий момент, возьмите и запишите её. Напишите об этом потом.

Что касается оценок и механизма Хабра. Мы не раз видели эпические походы испанской инквизиции по поводу того, что система кармы работает хорошо или плохо. И да, тут всё может быть капризно, но у кармы есть свой прикол.

Если вы пишете нейтральную статью о том, как научиться что-то делать в области компьютеров для Хабра — то вам не стоит бояться. (Только прошу вас, не врите и действительно разберитесь с тем, что вы пишете. Не стоит обижаться за жутко заминусованные статьи, в которых вы рассказываете как поднимать кластер на кубере с помощью Microsoft Teams.)

Если вы пишете двоякую статью, в которой выражаете своё мнение на определённую проблему в обществе, то дела могут пойти по-разному, и тут только великий рандом может вам сказать, куда потянется ваша карма.

Так что, особенно для начала, рекомендую выбрать полезную обучающую тему, которая позволит другим лучше осваиваться с компьютерами. За это вы получите плюсы.

Но, сколько бы плюсов вам не выдали за статью, обязательно найдётся кто-то, кто придёт и скажет своё “бе” по поводу того, как ужасна ваша статья и по поводу того, как вам следует перестать писать прямо сейчас же.

Решение подобной проблемы только одно — просто игнорируйте это. Это — не проблема. Если ваша статья получила +40 рейтинга, и вас прочитали 7к человек, ну что же, поздравляю! Это очень хорош и вы вышли в топ Хабра на денёк. Молодцы. Если при этом первым комментом вам заявляют, что вам нужно было бы завязать с писательством, то просто игнорируйте это. Как бы то ни было, у вас рейтинг в +40. И большинство читателей оценило вашу статью по достоинству. А в разборки им лезть лень. И вы не суйтесь.

Когда к вам приходят с критикой, убедитесь что критикуют по делу и предлагают что-то взамен. Например, есть такой интересный пользователь berez, который обильно комментирует мой стиль. Причём, комментирует хорошо и по делу. Казалось бы, можно было бы и взбеситься по этому поводу, поскольку практически о каждой моей статье berez отписался мне в личку. Но, его советы на самом деле попадают в точку и позволяют мне что-то исправить или улучшить. Посему они надёжно хранятся.

А критика в стиле “ты унылое какашко” может быть отпущена в /dev/null гигабайтами.

▍ Заключение

Писать — это прикольно. Писать можно много, и это вам ничего не стоит. Более того, вы можете начать писать уже прямо сейчас.

  • Научитесь рассказывать. Повествовать. Увлекательно говорить. Это приходит с практикой пересказов историй. Простой шаг, но в современном мире вам редко дают потренировать это умение.
  • Читайте много литературы. Не важно чего, главное много и разнообразно. Это даст вам представление о том, как писали в разные времена и как пишут сейчас.
  • Садитесь и пишите. Простое написание всего чего угодно, начиная от email, заканчивая статьями на блог, позволят вам создать свой собственный стиль.
  • Уделите внимание идее. Идея начинается с чего-то определённого и заканчивается чем-то определённым. Убедитесь что у вас есть это начало и конец, тогда вам будет что излагать.
  • Не парьтесь, если вас критикуют уж очень зело. Мнения рьяных критиков, рассказывающих о том, что вам надо себя убить, не стоят ничего. Хороший критик всегда скажет, что в вашем тексте не так и поможет вам его исправить.

Садитесь и тренируйтесь. Мне будет очень интересно прочитать ваши статьи!

Е. Бунтман Добрый день! Это программа «Персонально ваш». 15 часов и 7 минут в Москве. Лиза Аникина и Евгений Бутман ведут для вас эту программу. Добрый день!

Л. Аникина Добрый день!

Е. Бунтман И у нас в студии Нина Хрущева, политолог, профессор университета New School в Нью-Йорке. Нина Львовна, здравствуйте!

Н. Хрущева Здравствуйте! Добрый день!

Е. Бунтман Мы хотели начать со встречи Путина с Советом по правам человека при президенте Российской Федерации. Но пока, наверное, не будем с этого начинать, потому что важные вопросы еще не затронули. Только-только началась эта встреча, с 2-часовым опозданием. Поэтому давайте, наверное, начнем с Украины.
Опять скапливаются войска. Об этом говорят независимые наблюдатели. Можно ли подвести какие-то итоги встречи Путина и Байдена в связи с этим? Вроде бы поговорили. И многие говорили, что войска там стоят только для того, чтобы Путин встретился с Байденом, то есть для самой встречи, и никуда дальше не собираются идти.

Н. Хрущева Я вообще-то тоже так думаю — что они там стояли. Причем их начали скапливать позже, чем американцы начали об этом говорить. Это было подтверждено. Думаю, они за этим и стояли. Значит, недостаточно поговорили. Значит, мы ждем еще — нам же Байден обещал. Путин сказал, что его услышали, обещал, что завтра они будут каким-то образом собираться с НАТО и говорить о том, что нужна безопасность Европы, и как Россия в этом может участвовать. Может быть, это знак.
С другой стороны, Владимир Путин, с одной стороны, предсказуем, а с другой стороны, любит неожиданности. Поэтому кто знает? С третьей стороны, Владимир Зеленский тоже, между прочим, не отдыхает и тоже хочет показать, что он важная составляющая…

Е. Бунтман Сегодня они, по-моему, должны разговаривать с Байденом.

Н. Хрущева Да, важная составляющая в этом разговоре. Они же там тоже стягивают. То есть нельзя так сказать, что Россия одна стягивает, а всё остальное не происходит. То есть когда Владимир Путин говорит, что там тоже накапливается, он тоже не совсем в этом неправ.

Е. Бунтман Но когда с одной стороны накапливается, то и с другой стороны обычно тоже накапливается. Это происходит по законам войны.

Н.Хрущева: Бойкот обиден всегда. Было обидно Путину в Сочи — как вы помните, было очень неприятно

Н. Хрущева Абсолютно. В принципе, тут «ты мне, я тебе». То есть Запад накапливает туда, и Зеленский говорит, что мы ведем себя нагло, а Кремль говорит: «Ах, какой ужас, значит, мы сейчас тоже начнем накапливать». Тут уже Россия страна-агрессор, но сейчас якобы они теперь в паритете, кто кого первый зашибет.
И американская риторика — у них, правда, танков пока в Украине точно нет — то есть они есть, но они не принадлежат американской армии. А риторика тоже ведь не упала. Виктория Нуланд вышла и сказала, что мы будем санкционировать Россию, если она нападет. Энтони Блинкен продолжает говорить. То есть как бы Россия стоит танками, а Америка говорит представителями Госдепартамента. Что тут страшнее? Понятно, что танки. Но с другой стороны, представители Госдепартамента тоже слов на ветер часто не бросают.

Л. Аникина Получается, что это довольно эффективный способ коммуникации. Вот Путин выстроил войска, с ним поговорили, с ним еще будут говорить. Это хороший метод?

Н. Хрущева Нет, это ужасный метод. Но это такой путинский метод.

Л. Аникина Действенный?

Н. Хрущева Он действенный. Именно потому, что он же всё время держит эти совершенно непрозрачные глаза, всё время держит людей в напряжении: вдруг да, вдруг нет. То есть я, с одной стороны, конечно, была в большом ужасе от этой дикой американской истерики — она действительно истерика. Я преподаю пропаганду — я в этой студии уже не раз это говорила, поэтому я знаю, что кому… То есть я всегда смотрю, что кому выгодно, когда и зачем.
Но при этом это тоже, в общем, был довольно действенный способ: мы не знаем, что вы думаете, но мы уже сейчас начнем об этом кричать, потому что если вы что-то думаете и как-то хотите этого избежать, то у вас этого не получится. То есть, в принципе, действенный метод показывания мускулов, оскорблений, заявлений и так далее — к сожалению, такая совершенно истерическая риторика того, что что-то должно взорваться — она теперь всё больше и больше присутствует.

Л. Аникина Но разве вообще возможно, что Россия действительно нападет на Украину? Мне кажется, это настолько очевидная угроза как метод давления, что, наверное, разумно было бы Соединенным Штатам просто сказать: «Вы всё равно ничего не сделаете. Мы не будем с вами разговаривать. О чем тут говорить?».

Н. Хрущева Так Путин и думает. Помните — конечно, вы помните — 2008 год. Михаилу Саакашвили, про которого мы только что сейчас слышали, тоже обещали помощь — и летальную помощь, и танки. Я даже разговаривала тогда с вице-президентом Соединенных Штатов Диком Чейни, который говорил: «Да, да». Потом Саакашвили решил, что так и надо. Он пошел в Цхинвали. Потом Америка сказала: «А, ну вы тут сами по себе». И Путину это всё сошло с рук. То есть у него есть очевидное ощущение, что он может пугать, и ему сходит с рук.

Е. Бунтман И что там опять будет какой-нибудь «план Саркози».

Н. Хрущева И потом будет какой-нибудь «план Саркози», «план Макрона», «план пост-Ангелы Меркель» — всё, что угодно. «План Байдена» в определенной степени. Поэтому он, в общем, думает, что он может. И поэтому Госдепартамент тоже, в общем, кричит и вырывает волосы у себя на голове — потому что думает, что если уж точно сказать Путину, как будет…
Кстати, не знаю, вы наверняка видели: сын госсекретаря — когда-то такого очень антирусского госсекретаря Збигнева Бжезинского выступил и сказал, что вообще нечего с Россией разговаривать, нужно сейчас отключить ей Swift, и чтобы она знала, что мы это имеем в виду. Потом в Сенате вышел человек — он правда, из очень далеких «красных» штатов, а они Россию в принципе не любят. Он сказал: «Давайте мы…».

Н.Хрущева: У Путина есть очевидное ощущение, что он может пугать, и ему сходит с рук

Е. Бунтман «Красные» — я поясню: это республиканские, а не то, что все подумали. Наоборот.

Н. Хрущева Я думаю, что сейчас это уже все знают, поскольку столько об этом было разговоров. Он сказал: «Давайте мы вообще Россию ньюкнем, и она тогда сразу успокоится». То есть, в принципе, угрозы идут. И вот это меня очень страшит — что каждый разбрасывается этими словами, как будто у нас сейчас 1962 год, и просто приближается Карибский кризис.

Е. Бунтман На Карибский кризис это прямо похоже по риторике, безусловно. Но вот эта, как вы назвали, истерика — это же оправданная реакция. Когда какой-то человек в подворотне стоит с палкой, утыканной гвоздями, лучше сразу закричать «Караул!». А там уже палка с гвоздями-то вполне есть.

Н. Хрущева Да, но вы знаете, я вообще, честно говоря, против истерики. Я всегда считаю, что in the long run, что называется, то есть в далеком плане она, в общем, никогда не работает. Особенно если он не пойдет, то кричат «Волк!» — а почему кричат? С другой стороны, Америке тоже — кому это выгодно? Вообще, в принципе, то, что сейчас происходит, к сожалению, выгодно всем, включая даже… не даже, а включая Украину.

Е. Бунтман Власти Украины, вы имеете в виду.

Н. Хрущева Власти Украины, конечно, не людей. Никаким людям это всё невыгодно. Это выгодно только властям. Но уже идет информация в разных американских СМИ, что вот, Байден поговорил с Путиным и остановил войну. То есть это же тоже очень удобная пропагандистская форма, потому что Байден нам много раз сказал, что он возвращается лидером мира. Вот сейчас на примере России он показывает — ну да, в Афганистане плохо пошло, но на примере России он показывает, что так можно. Но от Путина мы можем ожидать всего, что угодно.

Е. Бунтман Меня не устает удивлять этот способ коммуникации, конечно. Вместо «алло» или «барышня, Белый дом, пожалуйста» стягивать танки к границе. Это так всегда теперь будет?

Н. Хрущева Пока да. Кстати, вы употребили «барышня» — когда Дмитрий Медведев был президентом, как вы помните (короткое время, сейчас уже никто не помнит)…

Е. Бунтман Старожилы помнят.

Н. Хрущева «Если будем долго жить, мы узнаем, чем это кончится». Старожилы помнят. Всё-таки он тогда вышел, и было такое ощущение, что Россия такая патриархальная страна, что у нас даже первая леди — это мужчина. То есть Медведев — именно такую декоративную формулу: у нас модернизация, мы сделаем 9 часовых поясов, а не какие-то страшные 11. «Вот вам, пожалуйста, салфетки, вот вам cookies» и так далее. А Путин говорил: «Да, мы сейчас, броня крепка». То есть это его способ поведения. И, в общем, конечно, Владимир Зеленский как бы принимает такую формулу, и многие другие теперь уже понимают такую формулу тоже. Так что вполне может быть, что это теперь наша формула общения.

Л. Аникина Политолог Нина Хрущева у нас в гостях. Я напомню, что вы можете задавать свои вопросы в чате YouTube под трансляцией и писать сообщения на номер +7-985-970-45-45. Вот мы говорили про палки с гвоздями. Чья палка с гвоздями мощнее — наша в виде танков или Соединенных Штатов в виде санкций? Кто имеет больше шансов продавить свою точку зрения и свою позицию?

Н. Хрущева Вообще, конечно, Соединенные Штаты. Тут, конечно, Владимир Владимирович может не обольщаться. Соединенные Штаты, потому что у них есть и Swift, и всё остальное. То есть такая как бы более мягкая, не удушающая формула. У них, между прочим, тоже броня крепка и танки быстры, и еще быстрее и крепче. На самом деле, в общем, Америка всегда довлеет или ведет за собой мир именно этим carrot and stick, то есть и морковкой, и палкой тоже.
Но ужас, с моей точки зрения, Владимира Владимировича и его палки — что против лома нет приема. Потому что он действительно считает, что если нет другого лома, то так и будет. То есть они отключат Swift, а он потом скажет: «А нам нравится Молдавия». Или Белоруссия сейчас — «Как хорошо, замечательно, мы сейчас там тоже танки поставим». То есть это всё делает один и делает другой. Вот это самое страшное — что они от этой черты своих «красных линий» не отходят или могут в какой-то момент действительно не отойти.

Е. Бунтман Нина Хрущева, политолог прогноз в эфире. Сейчас прервемся на минуту рекламы, после этого вернемся к разговору.

РЕКЛАМА.

Е. Бунтман Это программа «Персонально ваш». У нас в гостях политолог Нина Хрущева. Другие санкции. Вот передо мной лента новостей, и всё время разные сообщения валятся про бойкот Олимпийских игр в Китайской народной республике. Но бойкот такой достаточно…

Н. Хрущева Дипломатический.

Е. Бунтман Да, достаточно странный для тех, кто помнит о бойкоте 1980 и 1984 года и других — там были и другие бойкоты. Спортсмены все поедут, не поедут дипломаты. Почему это вообще важно?

Н. Хрущева Заявить, что мы против того, что китайцы давят уйгуров. И что китайцы, возможно, захотят взять Тайвань силой. Что они не отдают Гонконг. То есть они не дают Гонконгу быть свободным городом.

Е. Бунтман А эта акция обидная для Китая — дипломатический бойкот?

Н. Хрущева Очень обидная. Они потом, как вы видели, сразу заявили: «Нам это всё равно. Это всё дружба народов во время Олимпийских игр».

Н.Хрущева: Америка всегда довлеет или ведет за собой мир именно морковкой, и палкой тоже

Е. Бунтман «Есть много других хороших стран, — говорят они, — не только Канада и Австралия, США и Великобритания».

Н. Хрущева Абсолютно, англосаксонские страны. «Много стран, хороших и разных, поэтому нам это всё равно». Но вообще для них это обида. Вообще бойкот обиден всегда. Было обидно Путину в Сочи — как вы помните, было очень неприятно.

Е. Бунтман Но Путин вообще обидчивый. Настолько же обидчивы китайцы, китайское руководство?

Н. Хрущева Вообще авторитарные страны, скажу вам честно (то есть честно говорить нечего, поскольку это и так понятно), вообще авторитарные лидеры очень обидчивые. Причем раньше можно было думать, что это наполеоновский комплекс, и они обижаются, потому что невысокие. Но потом я изучала этих людей — обижаются все. Иди Амин был где-то под 2 метра.

Е. Бунтман Да, он был внушительного роста.

Н. Хрущева Внушительного. Тем не менее, его ткнешь пальцем — он сразу думает, что это просто оскорбление величества. Так что я думаю, что чем больше власти, тем ощущение, что тебе без конца обижают. Китайцы обижаются… Для них еще, помните, первая Олимпиада когда у них была — это же была первая Олимпиада. Вдруг эта страна в Азии вышла на уровень всех тех стран, в которых это всё уже было. То есть для них это очень важно. Это знак уважения и престижа.
Но я думаю, так это и будет. Спортсмены придут, все будут говорить параллельные риторики. Особенно англосаксонского мира — я, конечно, понимаю, что другие миры тоже неправы, но он правда очень любит поучить и очень раздражает. Они их поучат, а китайцы скажут: «Нам всё равно. Вот мы сейчас медалями победим, а вы попробуйте… Какая-то Австралия — сколько у вас там медалей будет?». Так это и будет, конечно.

Е. Бунтман Но Олимпиада ведь лучшая площадка как раз для выражения всевозможных политических воззрений. Хотя всё время руководители олимпийских комитетов говорят: «Спорт вне политики», как раз наоборот.

Н. Хрущева Вообще Олимпиада — известно: спорт заменяет войну. То есть если вы не можете драться на поле, вы будете драться как раз потому, что это то же самое nation state, то есть государство представляет.

Е. Бунтман Но во время прошлой Олимпиады в Китае как раз Россия прекрасно совмещала эти два процесса. Как раз была Грузия в тот момент. Сейчас идет встреча СПЧ. Но тех вопросов, на которые мы хотели бы получить ответы от Владимира Путина, пока нет. Он говорит о ситуации с мигрантами, он говорит о мошенниках, которые обманывают людей, и о персональных данных. Это всё очень важные вопросы, но наверное, три вопроса (два с половиной), которые были бы интересны — это, во-первых, пытки, во-вторых, «Мемориал*», признанный иностранным агентом и почти разгромленный…

Н. Хрущева Уже практически экстремистом — больше чем.

Е. Бунтман Да, и иностранные агенты в целом. Что он на это может сказать? Вот ему зададут эти вопросы, определенно.

Н. Хрущева Он же сказал уже про иностранных агентов. Что иностранные агенты — это очень важная тема, но ущемлять права людей, он сказал, нельзя. То есть что конкретно он имеет в виду под неущемлением прав людей? Песков нам сказал, что «Мемориал*» — это не на высшей части его расписания. То есть мы к истории относимся по-своему, и «Мемориал*» к этому не имеет никакого отношения. Я не знаю. Я думаю, что он будет отвечать то же самое, как бы в менее таких…

Е. Бунтман В менее расплывчатых формулировках?

Н. Хрущева В более расплывчатых формулировках, чем с картой в Кремле.

Е. Бунтман Судьба «Мемориала*» уже решилась или решится сегодня, после каких-то слов Путина — каких-то, которых мы ждем, наверное?

Н. Хрущева Я не знаю, я не думаю. Вот вы ждете, а я как-то особенно не жду каких-то особых размещающих слов. Потому что даже про инагентов всё-таки это было как-то так: «Да, мы посмотрим, да, надо будет рассмотреть», но дальше всё это идет и идет. 15-го мы больше увидим.

Е. Бунтман: 14го, по-моему.

Н. Хрущева: 14го или 12-го.

Е. Бунтман Нет, 14.-го, как восстание декабристов.

Н. Хрущева Как восстание, совершенно верно.

Е. Бунтман Легко запомнить.

Н. Хрущева Тогда мы и узнаем что-нибудь. Я, честно говоря, всё-таки думаю, что пока не закроют именно потому, что большая история. Но, в общем, Путин же человек хитрый, со школой КГБ. Потому что если они не могут что-нибудь убрать сразу и задушить сразу, они потом тихой сапой к этому придут.
Это, кстати, возвращаясь к началу нашего разговора — про танки. Нет, ничего, потому что Навальный был громкой историей, «Мемориал*». Всё-таки, может быть, он не захочет пойти против памяти Андрея Сахарова. Но с другой стороны, а что ему память Андрея Сахарова? Ну, память.

Е. Бунтман Ее можно подменить. Сказать: «Сахаров — ученый, создатель бомбы».

Н. Хрущева Абсолютно. Это помните, как у Сталина было? Когда Крупская начала делать Сталину замечания, он ей сказал: «Вдовой Ленина сделаем Стасову».

Н.Хрущева: Представители Госдепартамента тоже слов на ветер часто не бросают

Е. Бунтман Знаете, в этом году Банк России выпустил юбилейную монету с Сахаровым. Там только Сахаров как ученый и атом.

Н. Хрущева Потому что вот таким образом «Мемориал*» и закрывается. То есть она громкая, но уже столько кричать, сколько кричали про Навального… Ну закроют «Мемориал*». То есть будет еще одна ступень к абсолютной несвободе.

Л. Аникина Но Навальный всё-таки, мне кажется, отдельная история. Потому что это человек, которого Путин даже не называет по имени. C «Мемориалом*» он как-то вроде бы в более спокойных отношениях был.

Н. Хрущева Был.

Л. Аникина Теперь он и «Мемориал*» тоже будет называть «эта организация, признанная иностранным агентом»?

Н. Хрущева Да, «эта организация иностранный агент», которая говорит про вертухаев, а мы вертухаев любим, поскольку они наше всё и нас спасают.

Е. Бунтман Мы еще поговорим во второй части, может быть, подробнее как раз про фактический запрет. Верховный суд запретил изыскивать сведения о палачах НКВД.

Л. Аникина Вот это мы более детально обсудим, а пока сделаем небольшой перерыв на новости. Напомню: у нас в гостях Нина Хрущева, политолог. Здесь Евгений Бунтман и Лиза Аникина. И вы пишите свои сообщения на номер +7-985-970-45-45 и в чате YouTube — за ним я тоже слежу. Оставайтесь с нами!

НОВОСТИ.
РЕКЛАМА.

Е. Бунтман Это программа «Персонально ваш». Лиза Аникина и Евгений Бунтман. И в студии у нас Нина Хрущева, политолог, профессор университета New School в Нью-Йорке. Мы прервали разговор на вот этой новости про Верховный суд, который принял, наверное, довольно ожидаемое решение про засекречивание личных данных сотрудников НКВД. Рассекречивания, соответственно, добивался Сергей Прудовский, историк и член «Мемориала*» (иностранного агента). Зачем? Это какая-то сакрализация сотрудников НКВД, прямых предшественников ФСБ, преемственность — что это? Как это трактуется?

Н. Хрущева Ну, и это тоже. Потому что лес рубят — щепки летят, как известно. Они строили великую страну. Конечно, были перегибы и проблемы. И теперь нечего таким людям, как мы с вами, всяким там журналистам-исследователям, узнавать их данные и говорить, что они были бандиты и преступники. Так что нет, это, в общем, совершенно понятно.
Сколько-то лет назад (я уже не помню, сколько, боюсь ошибиться), помните, был замечательный музей в Перми «Пермь-36»? Прекрасный, который был построен на одном из Гулагов, уже поздних. Там были прекрасные мероприятия — пилорамы и всё остальное. А потом его не закрыли — его просто перепрофилировали.

Е. Бунтман Музей, только наоборот.

Н. Хрущева То есть там оставили все те же экспонаты, все те же экспозиции, практические выставки, но убрали вертухаев, убрали этих охранников. И когда я там была года 3 назад, был человек, и я сказала: «Как хорошо, как вам повезло — сейчас здесь есть человек, который там был». Мы все были уверены, что это человек, который там сидел, и вот он случайно оказался здесь, или он просто пришел. Он сказал: «Нет, я охранял». То есть охранник рассказывал нам, как он охранял. Я говорю: «А приходят, наоборот, зеки?». — «Нет, у нас теперь только охранники». То есть они перепрофилировали.

Е. Бунтман Это как в Освенциме бы охранник водил экскурсии — какой-нибудь Иван Демьянюк вел бы экскурсии.

Н. Хрущева Абсолютно. То есть они сказали: «Это больше не современность — это наша история». И «Мемориал*» им мешает, потому что он делает из истории современность. А они хотят это всё оставить так, как будто это было так, это было надо.

Е. Бунтман Законсервировать.

Н. Хрущева Законсервировать. Вот Сталин был менеджер — как вы помните, очень успешный, удачный.

Е. Бунтман Эффективный, да.

Н. Хрущева Эффективный. Сейчас же сделали исследование: он 3-е место занимает в антигероях, и 3-е место он занимает в героях. Это просто двуглавый орел — он куда хочет, туда и смотрит.

Л. Аникина А вот Сергей Прудовский, автор этого иска, связывает это в том числе с настоящим временем. В том смысле, что засекречивание документов полезно нынешним силовикам.

Н. Хрущева Конечно. То есть это не только про историю — это про то, что мы теперь…. Вот в Белоруссии, если вы вешаете информацию не об охранниках, а как они называются? — о силовиках, то вас моментально сажают просто за то, что вы вешаете информацию. Во Франции сейчас идет точно такая же… Сейчас идут огромные протесты, потому что полиции тоже хотят закрыть их лица. Но во Франции идут протесты, а у нас — мы протестовать, к сожалению, по этому поводу… То есть мы можем, но это нам совершенно не поможет.
Так что, в общем, государство говорит: «Это наша секьюрити, это наша безопасность». А если государство говорит о вопросах безопасности, то дальше оно может делать всё, что угодно. Я это сама видела в Америке после 11 сентября 2001 года, когда Дик Чейни пришел и сказал: «У нас всё за безопасность». То есть вы даже просто по телефону не можете поговорить о чем-то.

Е. Бунтман Патриотический акт.

Н. Хрущева Вот, абсолютно, Патриотический акт, и дальше вы можете уже замолчать навсегда. А если это в Америке, то в России это просто на стероидах, как это называется. Как называются стероиды по-русски? На гормонах.

Е. Бунтман Да, тут как раз к этому разговору еще поправки к закону о полиции приняты. Если очень коротко, то значительно расширяются полномочия полицейских.

Л. Аникина Да, теперь можно в жилые или иные помещения проникать, на земельные участки, территории для того, чтобы просто задержать кого-то. Можно вскрывать машины — опять-таки, если полицейские подозревают, что там происходит что-то не то. Можно оцеплять строения, жилые помещения, территории, обыскивать людей…

Е. Бунтман В общем, всё можно.

Н. Хрущева Практически можно всё. Это же вам не только Любовь Соболь может прийти, позвонить человеку в дверь и задать ему вопрос. Теперь они все могут прийти и задать. Ко мне чуть не пришли, когда я повесила в окно «Свободу Навальному!». То есть мне просто сразу сказали: «Сейчас мы вас выселим, вообще хотите ли вы проблем?». Потом я повесила в окно «Свободу не Путину!» — провисело дольше, но всё равно пришли. То есть, конечно, можно всё. «Свободу не Путину» — мало ли кого я имею в виду? Может быть, я Бунтмана имею в виду, например. Но практически можно всё, а нам нельзя ничего.

Л. Аникина Но ведь и раньше можно было практически всё. Сейчас это просто зафиксировали. Ну хорошо, какая разница?

Н. Хрущева Я думаю, что разница… Всё-таки возвращаясь опять к «Мемориалу*» и к тому, что большая история — мы думаем, что она большая, с одной стороны, а с другой стороны, кто решает, что такое «большая»? Раньше всё-таки было какое-то ощущение, что мы будем делать вид, что мы легальное государство, правовое государство. И что-то было не прописано. Я помню, протесты раньше были — всё-таки они были даже вежливые. Они были вежливые, потому что была идея. В какие-то моменты, не со всеми и не всегда, но, в общем, они были вежливые, чтобы всё-таки сказать, что мы защищаем правовое государство. Я один раз пошла на Красную площадь, повесила себе «Путин — это дик». По-русски это ничего не значит, по-английски это значит…

Л. Аникина Ничего хорошего.

Н. Хрущева Ничего хорошего.

Е. Бунтман И не Чейни, вы имели в виду.

Н. Хрущева Ну, в общем, да, примерно так. Ко мне через 2 минуты подошел милиционер и сказал: «Уходите». Я говорю: «А что я делаю?». — «А что это значит?». Я говорю: «Это значит, Путин — это дик». Он говорит: «А что это?». — «Путин — это дик». — «Уходите отсюда!». Я говорю: «Почему?». Он меня практически вывел с Красной площади и сказал то же самое, что и вы. Он сказал: «Раз Путин, значит ничего хорошего».

Е. Бунтман Золотые были времена! Вот вы говорили, например, про Францию. Это какая-то общемировая тенденция сейчас, общий откат к усилению прав государства?

Н. Хрущева Я думаю, да. Так же, как, кстати, и в начале 2000-х годов. Дик Чейни и все эти американские вещи произошли ниоткуда. Конечно, было 11 сентября, но, в общем, именно тогда был такой тренд, что ваша демократия и демократические размытые свободы не защищают в страну, а к нам тут приходит всякая зараза оттуда, отсюда и от чего-то.
Я думаю, да. Потому что ведь всё-таки люди (не в России, к сожалению) получили огромное количество возможностей высказаться, выступить. Пандемия еще больше открыла эти возможности. Хотя «желтые жилеты» уже были до этого. И естественно, государство должно от людей каким-то образом защититься, потому что оно считает (не только Путин): я вот всё для вас делаю, а вы хотите еще больше. Я вам больше дать не могу, потому что тогда мы разрушим историю, разрушим традицию, разрушим всё, что угодно.
И таким образом, в общем, этот авторитарный тренд — не как говорит Виктория Нуланд или Джо Байден, который сегодня будет встречаться про саммит демократии, а потому что сама идея человека, человечества, государства становится всё более и более размытой. А государство по-прежнему старается — то есть не по-прежнему, а заново старается это каким-то образом поместить в рамки, которые для него работают.

Е. Бунтман Но здесь же была обратная зависимость с пандемией. Сначала государство стало ограничивать граждан. Понятно, что граждане вообще не очень любят, когда их ограничивают, даже если эти ограничения, может быть, справедливые и так далее. Потом граждане стали протестовать, государство их еще больше стало жать. Но вот удивительно, что государство — в целом Государство, с большой буквы — не останавливает этот накат.

Н. Хрущева Какой накат?

Е. Бунтман Накат с QR-кодами, с другими ограничениями, с расширением почти всех своих полномочий.

Н. Хрущева Абсолютно. То же самое было после 11 сентября. То есть вообще когда случается кризис и трагедия, это самое лучшее время для государства. Потому что любая война, любая чума, любая атака — это всё сразу предлог и возможность государства сказать, показать людям, что мы единственные, кто вас защитит.
И, в общем, как раз Россия — особенно интересный кейс для этого, потому что это одна из немногих стран, в которой нет никаких свобод, но при этом вдруг свобода вакцинироваться и QR-коды. Здесь Путин просто бьет себя кулаком в грудь и говорит: «Мы заставлять никого не будем».

Л. Аникина Так это пока.

Н. Хрущева Нет, я думаю, что… Опять же, он человек передергивающий. Кстати, очень талантливо передергивающий. Он говорит: «Как это у нас свобод нет? У нас вон свобода — не хотите вакцинироваться… У нас первая вакцина в мире, а мы даем людям возможность продолжать думать, обдумывать и смотреть, как это удобно». То есть это такая подмена, аберрация свобод. И для него самого, и для его пропагандистов это вполне работает. Потому что кто-то может говорить: «А чего вы говорите, что у нас защемляют? «Мемориал*»? Они оскорбляют государство. Но зато я могу QR-код не показывать».

Л. Аникина То есть мы теперь таким образом играем в правовое государство?

Н. Хрущева Я думаю, да. Потому что всё-таки каждая… — не хочу назвать это диктатурой, это еще не диктатура совсем, но каждый авторитарист всегда ищет такие маленькие лазейки и выходы, которые позволяют ему говорить: «Зачем вы говорите?». Он же сказал — я забыла, сколько времени назад, но он сказал, что у нас демократия… Кстати, «Эхо Москвы», между прочим, ругает каждый день, а вот его поддерживает «Газпром». Я забыла, где он это сказал.

Е. Бунтман Даже несмотря на то, что у каждого второго иностранный паспорт. Мы-то помним.

Н. Хрущева Мы-то знаем. Поэтому мы дикая демократия, которая другим и не снилось.

Е. Бунтман Про пытки сейчас говорит Путин на СПЧ. Говорит, что нужны системные меры. Нужно внимательно разбираться, Следственный комитет проводит следствие и так далее.

Л. Аникина И сенаторы уже начали работу по изменению профильного законодательства.

Е. Бунтман История с пытками болезненная?

Н. Хрущева Конечно, болезненная. Только что вышла информация (по-моему, в Приморье, кажется, это было), что там был рейд, убили человека и сказали, типа, что он умер от сердечного приступа. То есть, конечно, болезненная. Потом они говорят: «Мы будем разбираться. Да, мы возьмем это на вооружение, мы уволим каких-то людей». И тем не менее, все, кто сообщает о пытках, моментально уезжают из страны. Потому что они понимают, что сегодня им скажут: «Да, это хорошо, что вы нам сказали», а послезавтра или завтра их сразу арестуют.

Л. Аникина Вот да, болезненно что? Болезненно, что пытки, или болезненно, что об этом узнали?

Н. Хрущева Болезненно, что об этом узнали. Пытки русского человека… — то есть русского государя, не человека — русского государя никогда не волновали. Его волнует то, что сор вымели из избы. Вот сор из избы — это вообще самая страшная проблема Кремля. Всегда, во все времена.

Е. Бунтман Про QR-коды тоже говорили на СПЧ. Я сейчас уже не найду, что конкретно. Про другое. Может быть, дело в том, что боятся ввести QR-код? Вот тут РБК сегодня писал, что в «Единой России» опасаются, что принятие этих законопроектов (имеется в виду законопроект о повсеместном введении QR-кодов) может стать второй пенсионной реформой и ударит по рейтингам.

Н. Хрущева Я думаю, что РБК совершенно правы. Как вы помните, когда ввели QR-коды перед выборами (когда это было, в августе-сентябре?), их же очень быстро отменили. Помните, Собянин: «QR-коды, QR-коды», а потом вдруг сказал: «Да, всё, спасибо, мы нашу задачу выполнили».

Е. Бунтман Неделю, по-моему, продержались.

Н. Хрущева Да, мы нашу задачу выполнили, все, до свидания, идем дальше.

Л. Аникина Победили.

Н. Хрущева Победили, всё хорошо. И вот это потрясающе. Но это всегда потрясающе для меня в истории этой страны — что вместо того, чтобы действительно делать какие-то важные вещи, они обращают внимание на такие маленькие. Вместо того, чтобы действительно сделать пенсионную реформу, они взяли и урезали те несчастные пенсии, которые были, и сказали: «Это реформа. Так хорошо». Так что думаю, да. Думаю, что они обращает внимание на такие, с их точки зрения, возможно, болевые точки.

Е. Бунтман Вот эта история с мистической боязнью именно слова QR-код. Я так понимаю, что ищут какие-то эвфемизмы для того, чтобы заменить QR-код не помню уже какими словами.

Л. Аникина «Зеленый паспорт».

Е. Бунтман Какими-то дурацкими словами.

Н. Хрущева Но «зеленый паспорт» тоже не совсем хорошо звучит, совсем.

Е. Бунтман Но «паспорт» вообще не очень. Уже само по себе тревожно звучит. Вот говорят: вторая пенсионная реформа. Они чего боятся — протестов боятся? Что не будут голосовать за «Единую Россию»? Или чего? Честное слово, не понимаю.

Н. Хрущева Что называется, all of the above. Я думаю, что на всякий случай они боятся всего этого. То есть QR-код — плохое слово? Значит, мы его заменим чем-то еще.

Е. Бунтман А чего бояться? С выборами всё в порядке, на улицу никто не выходит, никто не митингует. Те, кто митингует — вот мы говорили двумя абзацами выше про повышенные полномочия полиции.

Н. Хрущева: Qrкоды, вроде бы, поскольку президент сказал, что не надо вакцинировать людей так уж очень сильно — для меня этот совершенно понятный страх с QR-кодами. Потому что это иллюзия свободы, которая якобы есть. То есть если вы и так ничего не можете, а вы еще и в ресторан пойти не можете. А всё-таки это государство — чем оно, конечно, потрясает меня, потому что я до этого подолгу не была в России, в Москве, а сейчас я подолгу — конечно, хлеб и зрелища они вычислили до последней йоты. То есть настолько хлеб и зрелища сделаны практически гениально, я вам скажу! Меня совершенно потрясают, как всё удобно, как всё можно, как всё есть в этом смысле. И я думаю, что QR-код, если вы еще и зрелищ не получите…

Н.Хрущева: Теперь практически партия одна. Коммунистическая партия думает, что она еще что-то может

Е. Бунтман Зрелища только по QR-коду.

Н. Хрущева Да, если у вас будут зрелища только по QR-коду, а думать вы будете, как вам говорят, и говорить, как вам говорят, то есть тогда даже вот эта иллюзия мягкого существования тоже уйдет. Я думаю, что они этого боятся.

Л. Аникина А то, что сейчас Путин говорит на этой встрече, имеет значение? Например, он сказал, что «засаживать находящегося под следствием человека за решетку часто совершенно неоправданно. Есть другие меры пресечения». Вот он это сказал. Это как-то отразится на том, что происходит в системе?

Н. Хрущева Bohoo, как говорится. Знаете, жить стало лучше, жить стало веселее. У нас тоже в 1935 году вообще было страшное веселье. 1937 год потом быстро подошел, и вообще. То есть они говорят всё, что, конечно, он говорит. Он говорит, что «Эхо Москвы» существует потому, что у нас страшная демократия. Ну, может, какой-нибудь там запнется на минуту и подумает, что это что-то значит.

Л. Аникина Но системно это значения это не имеет.

Н. Хрущева Для того, чтобы это было системно — это естественно, это мне даже говорить стыдно, это всем понятное клише — системно нужны законы, которые будут это отслеживать. А законов нет.

Л. Аникина А как же слово императора? Он бросил, все сразу подхватили и побежали выполнять.

Е. Бунтман Условно говоря, сказал на СПЧ — а через час выпустили Зуева.

Н. Хрущева Ну да, хорошо, выпустили. Потом с этим Зуевым, как с Ходорковским, будут ходить с плакатами и говорить. Я не знаю, может быть. И это очень хорошо, если не закроют «Мемориал*», если выпустят Зуева. Моя проблема во всём том, что происходит — всё равно это воля доброго царя. Сегодняшнего. Просто всё-таки государство не должно существовать так, чтобы это была воля. Должны быть действительно какие-то законы, которые применимы ко всем.
Так что может быть. Они же арестовали этих людей в колонии и сказали, что мы теперь будем смотреть на пытки. Тем не менее, всё равно рейды проходят и всё равно происходят пытки. Ну хорошо, я буду рада, если выпустят Зуева. Но это всё равно неправовое государство.

Л. Аникина Ну хорошо, вот поправки к закону о полиции, о которых мы уже говорили ранее. По большому счету, это ведь можно интерпретировать как помощь правоохранительными системе. Теперь полицейский не обязан долго тянуть, какие-то бюрократические проволочки проходить, чтобы задержать преступника. Теперь он может сначала это всё сделать, а потом уже бумажки и все дела. Это ведь тоже так можно истолковать.

Н. Хрущева Это гениально! Я с удовольствием вас приглашу к себе на урок по пропаганде. Потому что это совершенно потрясающая формула объяснения, почему государство делает так. Если бы это была Швеция, я бы сказала «да». Но поскольку это Россия, то для меня то, что бумажки будут оформляться потом — я уже видела…

Е. Бунтман Чтобы не отвлекались на права человека. Люди работают.

Н.Хрущева: Любая война, любая чума — возможность государства показать людям, что мы единственные, кто вас защитит

Н. Хрущева Абсолютно, люди работают. А потом бумажки оформлять — это помните, как… Я не хочу сравнивать, это не прямое сравнение, но у нас уже были такие опыты, включая 1937 год, когда что-то происходило, а потом уже документ — то есть этот самый, как называется? — отчет по допросу писали 5 месяцев спустя. Так что гениально, но в другой стране.

Е. Бунтман Давайте про региональную политику немножко поговорим. Закон о публичной власти сегодня должны рассмотреть во втором основном чтении. По-моему, еще не рассмотрели. Судьба Татарстана. Как-то немножко уходит на второй план амбиция Татарстана? Не смогут называть своего губернатора президентом.

Н. Хрущева У якутов же тоже, как вы помните, был президент. Потом его…

Е. Бунтман Был президент у всех республик, но остался только у Татарстана.

Н. Хрущева Остался Татарстан. Кадыров у нас еще президент.

Е. Бунтман Глава. Сейчас он глава.

Н. Хрущева Он глава, он не президент уже?

Е. Бунтман Нет, только Татарстан остался.

Н. Хрущева А его называют президент Кадыров.

Е. Бунтман Нет, он глава Чеченской республики.

Н. Хрущева Видите как… Глава — даже есть такое?

Е. Бунтман Отныне, после принятия этого закона, все могут называться только «глава».

Н. Хрущева Потому что «глава» раньше не было официальное название.

Е. Бунтман Нет, глава, потому что президент у нас один.

Н. Хрущева Тогда, я думаю, Татарстану будет тяжело, конечно, защищать свои татарстанские права. Если они не решат отделиться. Но это тоже у них никогда ничего не получится. Глава он, не президент? Потому что все его называют президент Кадыров.

Е. Бунтман Но это так, для друзей. Это прозвище для друзей.

Н.Хрущева: Для меня совершенно понятный страх с QR-кодами. Это иллюзия свободы, которая якобы есть

Н. Хрущева Не знаю, не могу сказать. Я в Татарстане не была, поэтому я не могу сказать. Но думаю, что если у нас произошло обнуление, и президент у нас один, и всё остальное, то, в общем, конечно, Татарстану не удержать. С другой стороны, Владимир Владимирович — он человек такой, у него много серых оттенков. Он может пока Татарстану тоже сказать: «Ну, хотите — будьте». Вообще нет, беру свои слова обратно.

Е. Бунтман То есть уже гибкости нет такой.

Н. Хрущева Гибкости нет. В 2020 году гибкость с референдумом кончилась навсегда.

Е. Бунтман И еще про всевозможную региональную политику. Госдума может разрешить отказаться от голосования по партийным спискам на региональных парламентских выборах. То есть если это как-то переводить на русский язык, то это удар по оппозиционным партии в первую очередь.

Н. Хрущева Конечно, потому что они всё-таки как-то проявили себя.

Е. Бунтман Условное псковское «Яблоко», еще где-нибудь Алтай.

Н. Хрущева Они проявили себя в этих выборах, ради которых нас лишили QR-кодов. Они проявили себя довольно сильно.

Е. Бунтман А, то есть это после этого?

Н. Хрущева Я думаю, да.

Е. Бунтман После этого выпада Южной Осетии — она у нас отказалась принимать QR-код.

Н. Хрущева Да, совершенно верно. Потому что теперь практически партия одна. Коммунистическая партия думает, что она еще что-то может, Жириновский по-прежнему продолжает разговаривать. Я думаю, что партия одна. И дальше она будет всё больше и больше одна. И поэтому будет всё больше и больше представителей одной партии.

Е. Бунтман Такой блок коммунистов и беспартийных.

Н. Хрущева Блок «Единой России» и никого больше — примерно так. Потому что всё-таки раньше в регионах, даже еще несколько лет назад, для того, чтобы продвинуться в политике, ты знал, какие шаги ты должен предпринимать. А теперь что бы ты ни предпринимал, если тебя оттуда не берут, уже никаких шагов у тебя быть не может. Так что я думаю, что вот это всё больше и больше абсолютное сокращение распространения власти и абсолютное сокращения политического, социального и правового пространства в России вообще.

Е. Бунтман Последние минуты. Наверное, мы обсудим такую огромную тему, как стресс и общество.

Л. Аникина Да, вот как раз человека, который стрелял недавно в московском МФЦ, арестовали сегодня. Уже пошли сообщения. Но можно ведь говорить не только о том, что человек с определенными, скорее всего, психическими проблемами пошел стрелять, а о том, что в принципе общество сейчас напряжено. Мне кажется, это именно какое-то давление. Общая стрессогенность, что ли. Это что — это политическое, это психологическое? Что давит на людей и заставляет их так или иначе проявлять какие-то…?

Н. Хрущева Это жизненное, конечно. Я помню, несколько лет назад мне один мой коллега, который занимается политикой здесь, сказал: «Слава богу, у нас в школах людей не стреляют». Путин такой-сякой, пятый-десятый, нет свобод, но слава богу, у нас в школы не приходят с пистолетами. Я хотела ему сказать, но решила его не расстраивать. Хотела сказать: «Подождите, еще не вечер, еще всё будет». И вот это пришло.
Причем это же не только здесь — это происходит теперь во всём мире. И я думаю, что вообще с чего мы начали этот разговор: стрессогенная ситуация мира, когда тебе угрожают — государство, для того, чтобы с ним поговорили, угрожает танками и бомбами — каково государство, таковы люди. Каков мир, таковы и люди. Так что я думаю, что, в общем, к сожалению, это реальность, которая будет только ухудшаться, а не улучшаться.

Л. Аникина А школа — это та же самая история? Или всё-таки школы надо выделить в отдельную категорию, потому что обычно причины стрельбы в школе — это буллинг, это давление со стороны одноклассников и учителей.

Е. Бунтман Или, как говорит Следственный комитет, компьютерные игры.

Н. Хрущева Стрессовая ситуация может быть у кого угодно — в МФЦ или на работе. На работе тоже буллинг: меня вчера уволили, сегодня не дали зарплату, кто-то меня обидел и так далее. То есть люди проявляют теперь свое недовольство всё более и более жестокими, жесткими, violent методами. И вот это страшно. И конечно, Владимир Путин, если мы у него спросим, скажет: «Виноват Голливуд».

Л. Аникина Ну а почему Кремль не пытается что-то с этим предпринять? Наверняка есть какие-то профессионалы, которые собирают данные, которые анализируют. Почему не пытаются снять эту напряженность?

Н. Хрущева Потому что, я думаю, Кремль пока очень занят Украиной, Байденом, QR-кодами. Но еще придет. Я думаю, что вместо того, чтобы заниматься этим, они просто эту информацию так же, как полицейские проблемы, будут замалчивать, говорить, что у нас этого нет.

Л. Аникина Но ведь это невыгодно самому Кремлю. Потому что люди в какой-то степени этой напряженности так или иначе, рано или поздно могут начать выходить на улицы и уже действительно устраивать серьезные беспорядки, а не как это было у нас зимой.

Н. Хрущева Совершенно верно. Но я думаю, что именно поэтому все эти сокращения публичной и какой угодно жизни — это всё на всякий случай: если где-то что-то начнет выходить, мы уже знаем, как это всё давить и гасить. Это абсолютно. Я думаю, что может быть, Владимир Владимирович это послушает и на это отреагирует. Это будет хороший совет этому Кремлю.

Е. Бунтман Ну да, или QR-коды какие-то психиатрические всем. Будет сидеть специальный майор и оценивать психиатрическое состояние каждого.

Л. Аникина Нет, общий зеленый паспорт на все проблемы — на вакцинацию, на психологические проблемы, на законопослушность. Очень-то хороший получится документ.

Е. Бунтман Спасибо большое! Нина Хрущева была у нас в гостях — политолог, профессор университета New School в Нью-Йорке. Многое успели обсудить. Главное, не только частности, но и общие тенденции. Лиза Аникина, Евгений Бунтман для вас провели этот эфир. В 16 программа «Быль о правах». «Сколько весит и стоит деловая репутация?» — тема сегодняшней программы. В 17 часов в «Особом мнении» Николай Усков, и в 19 в «Особом мнении» политик и журналист Максим Шевченко.

Л. Аникина Спасибо, всего доброго!

Н. Хрущева Спасибо большое!

Е. Бунтман До свидания!

*
«Мемориал» —
НКО, признанное иностранным агентом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector