Меню

Как пишется не друг не посочувствует

«Навык грамотного письма, умение четко изложить мысль на бумаге являются ключевой компетенцией гуманитария», — уверен известный историк Альфрид Бустанов, указывающий, что с обучением этому «главному скиллу» в отечественных вузах есть проблемы. Однако замдиректора Института истории им. Марджани и ассистент-профессор Амстердамского университета считает, что в чем-то наши «универы» и превосходят Старый Свет. Например, в Европе не так все гладко с инклюзией как в части финансовой доступности образования, так и относительно национального разнообразия в студенческих коллективах. О том, есть ли на планете идеальные университеты, — в материале автора «БИЗНЕС Online».

Альфрид Бустанов: «Сегодня, чтобы предметно говорить о проблемах гуманитарного знания, невозможно обойтись без научных текстов на английском языке»Альфрид Бустанов: «Сегодня, чтобы предметно говорить о проблемах гуманитарного знания, невозможно обойтись без научных текстов на английском языке»
Фото: «БИЗНЕС Online»

Я пробовал писать тексты и вести семинары по-татарски

Вот уже 10 лет я преподаю в разных аудиториях: начинал в Амстердаме, немного в Казани, пять лет в Санкт-Петербурге и вот опять в Амстердаме. В своей колонке хотел бы поделиться с читателями своими наблюдениями над тем, что общего и различного в высшем образовании в России и Европе. Ни в коем случае не претендую на истину в последней инстанции, это всего лишь мои заметки на полях семинаров. Тем более что я практически никогда не вел потоковые занятия. Для меня это всегда были небольшие группы в 10–20 человек.

Первое, о чем хочется сказать, — это язык. Я пробовал писать тексты и вести семинары по-татарски, но университетская аудитория для таких занятий безнадежно мала, усилия не оправдывают результата. Надо сказать, что и старшее поколение татарской интеллигенции не горит желанием поддерживать традицию: искать друг у друга ошибки ведь интереснее, чем помогать. Русский язык, безусловно, доминирует в российском образовательном поле, но и здесь есть нюансы. Сегодня, чтобы предметно говорить о проблемах гуманитарного знания, невозможно обойтись без научных текстов на английском языке. Я уже не говорю про другие научные традиции — на немецком, турецком и французском.

Как правило, знание английского языка у студентов в России не является стандартом, поэтому любое стремление к познанию современных гуманитарных наук сталкивается с необходимостью очень много читать на других языках, и существующие переводы от этого стандарта не освобождают. Доступ к иностранным книгам и статьям в российских университетах тоже разнится: где-то можно рассчитывать только на пиратские копии (так было в Омске), а где-то есть доступ к платным электронным базам, да и библиотеки закупают новую литературу регулярно (как в ЕУСПб). В Европе ни со знанием английского, ни с доступом к знаниям проблем нет. Все семинары, что я вел до сих пор, идут на английском — это позволяет учиться ребятам из разных стран. Среди моих студентов — выходцы из Нидерландов, Швеции, Германии, Сербии, Италии, Англии и Польши.

В России англоязычные программы являются, по сути, элитарными. Я уверен, что со временем необходимость расширять образовательные услуги именно на английском языке станет все более ясной и на российском рынке, иначе сложно будет избежать самоизоляции в производстве знания. Реалии международной науки и образования таковы, что свободный английский и умение работать с соответствующей литературой — это часть минимальных требований к студентам и преподавателям.

«Чтение традиционных лекций не для меня. Гораздо интереснее общаться со студентами, обсуждать вместе прочитанные статьи, критиковать их, разбирать аргументы авторов и их идеологические пристрастия»«Чтение традиционных лекций не для меня. Гораздо интереснее общаться со студентами, обсуждать вместе прочитанные статьи, критиковать их, разбирать аргументы авторов и их идеологические пристрастия»
Фото: pixabay.com

Обучение студентов академическому письму

Когда я работал в Европейском университете в Санкт-Петербурге, наши коллегиальные усилия на факультете были направлены на обучение студентов академическому письму. Многие из тех, кто к нам поступал на магистерские и аспирантские программы, нуждались в систематическом руководстве того, как писать научный текст. Прекрасно помню, что на истфаке Омского университета нас этому фактически не учили. Тем временем именно навык грамотного письма, умение четко изложить мысль на бумаге являются ключевой компетенцией гуманитария. Собственно, не всем же быть профессиональными исследователями и преподавателями, но главный скилл выпускники должны получить. Увы, зачастую эта составляющая в России хромает. В Амстердамском университете наши студенты пишут постоянно. Хочешь не хочешь — научишься. Это прибавляет еженедельной нагрузки на преподавателя (кто-то же должен все это читать и исправлять), но результат обычно хороший: вчерашние школьники тренируются излагать свои мысли, критически воспринимать информацию, формулировать главный тезис. В письме на английском есть, конечно, много своих нюансов, клише и принятых структурных правил — практика и время требуются для их освоения. Поэтому хорошее академическое письмо по-русски не всегда автоматически конвертируется в proper English: распознать в английском варианте советские риторические клише бывает очень легко. Для европейской аудитории умение писать оказывается весьма важным практически: университетский рынок очень тесен, поэтому выпускники, скорее всего, будут работать не по специальности и там им навык письма еще ой как пригодится (если, конечно, это не продуктовый магазин).

Как я уже говорил, чтение традиционных лекций не для меня. Гораздо интереснее общаться со студентами, обсуждать вместе прочитанные статьи, критиковать их, разбирать аргументы авторов и их идеологические пристрастия. Иными словами, университетское образование предполагает не сухое воспроизведение однажды созданного знания, а критическое обсуждение научного опыта и непрекращающуюся дискуссию. Особенно это актуально в современном мире, где так много каналов информации — очень важно научиться обращаться с данными, различать интерпретации и формулировать собственное отношение к ним. В плане критического мышления, как это ни странно, особой разницы между российскими и зарубежными студентами я не вижу. Обычно те, что постарше, на уровне магистратуры и аспирантуры, способны качественно разбирать тексты и устраивать в аудитории «батлы» по данному поводу. В то же время многие студенты очень инертно относятся к своим обязанностям — это, к сожалению, общая черта без национальных границ. Наверное, задача преподавателя состоит в стимулировании таких «ждунов» к активной работе, к формулированию своих мыслей и критического подхода к текстам. Тем не менее большое значение имеет образовательный багаж: если студент не привык к обильному чтению и глубоким обсуждениям, то приучить к такому стилю работы бывает сложно.

Большую роль в успехе образования, не только высшего, играет среда — тот дух и настрой, что царят в образовательном учреждении. Если это дух взяточничества, взаимного неуважения и консерватизма, то ждать от студенческой аудитории заметного прогресса не приходится. Я уверен, что такой вариант катастрофичен для общества в целом: ведь через жернова такой циничной фабрики по производству дипломов проходят тысячи молодых людей каждый год. Университетская этика становится частью их мировоззрения и идет с ними по жизни.

За годы работы в Европейском университете я утвердился в чувстве метафизической близости всех причастных — студентов и профессоров. Мы нередко встречались всем коллективом в конференц-зале, можно было запросто пообщаться с ректором и проректором. Мы все делали одно большое дело, царил дух взаимопомощи и благорасположения. Для меня как молодого преподавателя (хоть и в профессорском звании) такая среда была очень мотивирующей на свершения. В этом отношении Амстердамский университет, конечно, более обезличен и холоден, но и здесь есть свой дух. Научное соперничество, творческая среда для открытых обсуждений и диспутов очень помогают для формирования собственной академической субъектности. Закаливают, так сказать.

«Для здоровой образовательной среды очень важна инклюзивность — включение в процесс всех студентов, вне зависимости от пола, национальности, политических предпочтений, религии и физических недостатков»«Для здоровой образовательной среды очень важна инклюзивность — включение в процесс всех студентов, вне зависимости от пола, национальности, политических предпочтений, религии и физических недостатков»
Фото: pixabay.com

Для здоровой образовательной среды очень важна инклюзивность

Для здоровой образовательной среды очень важна инклюзивность — включение в процесс всех студентов, вне зависимости от пола, национальности, политических предпочтений, религии и физических недостатков. Во время нашего обучения в Омском университете, как ни странно, с этим было все в порядке. Я не помню буллинга или конфликтов на национальной почве. С нами учился член запрещенной националистической организации, а также слабослышащая девушка из Швейцарии — специально приехала слушать лекции Ремнева и Сорокина. В Европейском университете в Санкт-Петербурге появление целой группы исламоведов было важно для практики инклюзивности: девушка в платке на вебсайте университета — это почти политическое высказывание. В Европе, увы, с инклюзией не все так гладко. Во-первых, обучение платное, поэтому наш университет неизбежно элитный. Во-вторых, за годы преподавания здесь я видел очень мало выходцев из мусульманских диаспор — турки и арабы составляют подавляющее меньшинство среди студентов. Несмотря на международный характер Амстердамского университета, он скорее ориентирован на развитые страна Запада, чем на интеграцию «глобального Юга». Какого-то одного вывода здесь сделать невозможно. Что лучше: патриархальность с инклюзивностью или же возможность говорить о социальных проблемах без реального их решения?

Главное, что я хотел сказать своим текстом, — на земле нет идеального места для получения образования, преподавания или занятия наукой. Иерархичные университеты заставляют стремиться стать профессором, чтобы потом отгородиться в своей привилегии от студентов и собственных коллег. Различные академические традиции дают студентам разные типы знания, поэтому для пытливых молодых людей я бы рекомендовал путешествовать и получить дипломы разных университетов, нигде не полагаясь на авторитет местной традиции. Ведь это всего лишь один из вариантов, сумевший реализоваться в существующей политической и экономической ситуации. Правда, здесь важно сохранить саму возможность академической мобильности и открытости для обмена опытом, критического настроя к собственной традиции. Затхлый воздух в университетской аудитории — первый признак болезни в обществе.

Что такое рецензия и зачем она нужна? Поясню на примере. Одна компания поставляет другой серию бракованных товаров. Покупатель обращается с иском в суд, где требует с виновника компенсацию ущерба. Чтобы подсчитать убытки, суд назначает судебную экспертизу. 

Выводы эксперта не устраивают ответчика, поэтому он решает привлечь со своей стороны независимого специалиста, чтобы тот подготовил рецензию. В рецензии должны быть приведены контраргументы, которые поставят под сомнение заключение судебного эксперта. 

Далее решение за судом. Он может посчитать выводы судебного эксперта надлежащим доказательством либо прислушаться к рецензии и назначить повторную экспертизу. Это решение во многом зависит от качества подготовки рецензии и квалификации самого рецензента.

Рецензия — это письменное заключение специалиста, который оценивает достоверность и правильность заключения другого эксперта. Ее составляет профильный специалист в определенной области, например инженер, логист или аудитор.

Основные цели подготовки рецензии:

  • убедить суд в необходимости проведения повторной экспертизы;
  • показать наличие нарушений в проведенной экспертизе;
  • доказать, что выводы эксперта не соответствуют действительности.

Более подробно о том, как подготовить убедительную рецензию, можно узнать из  книги экспертной группы Veta «Наука побеждать». В ней мы также рассказали о тактике ведения судебных споров и об особенностях опроса в различных судах.

На что ссылаются рецензенты в попытке оспорить выводы эксперта

Недочеты в любой экспертизе можно условно разделить на два вида:

  • Формальные. Это нарушения, которые никак не влияют на итоговый вывод эксперта. Например, опечатки или пропуски слов.
  • Существенные. К ним относятся грубые ошибки в расчетах, несоответствие действующим нормативам или невозможность установить методику исследования. Например, неправильный выбор аналогов товаров для расчета убытков или неучет важных ценообразующих факторов.

Если в рецензии раскрыты существенные нарушения, суд может назначить повторную экспертизу, а саму рецензию приобщить к делу.

Ошибки, которые допускают рецензенты

В практике я часто сталкиваюсь с ляпами и противоречиями в рецензиях. Их можно разделить на несколько групп. Покажу на примерах.

  • Избыточная эмоциональность

Рецензия составляется в произвольной форме, так как закон не устанавливает к ней каких-либо требований. Этим пользуются рецензенты, которые в стремлении доказать свою правоту иногда переходят границы даже морально-этических норм. 

Рецензент безосновательно заявляет о низкой квалификации эксперта, эмоционально высказывается и даже переходит на личности в отдельных моментах.

Но каждое заявление должно подкрепляться аргументами, а резкий тон показывает, скорее, плохое воспитание. Можно сколько угодно заявлять о низкой квалификации эксперта, но без конкретных аргументов в суде это не сработает. К тому же кодекс профессиональной этики никто не отменял.

81931

Рецензент сравнивает работу эксперта со сбросом водородной бомбы на вредное насекомое, которое к этому моменту уже умерло своей смертью.

81933

Выдержка из рецензии, в которой рецензент, словно тонкий психолог, выявил внутренние (видимо, душевные) противоречия эксперта.

  • Выводы на основании формальных нарушений

Экспертное заключение готовят люди, которые могут допустить чисто технические ошибки: опечатки, пропуски слов, неточности в написании и прочие. Такие нарушения никак не влияют на итоговый вывод, поэтому ставить под сомнение всю экспертизу на основании пары опечаток недопустимо.

В одном из наших заключений мы ошиблись с пунктом в законе ФСО. Причем это был единственный недочет во всем документе. На основании этого рецензент попытался оспорить итоговые выводы и квалификацию эксперта. У судьи такие доводы ничего, кроме улыбки, не вызвали.

81938Выдержка из рецензии. Рецензенту одной опечатки было достаточно, чтобы сделать глобальные выводы о квалификации эксперта

  • Путаница в терминологии

Иногда рецензенты сами не понимают, о чем пишут. Например, путаются в похожих терминах. Это скорее говорит о низкой квалификации самого рецензента, чем его оппонента. Грамотный эксперт всегда сможет повернуть такие моменты в свою пользу. 

В практике я сталкивался с ситуациями, когда рецензент не различал термины «методы», «методика» и «методология». Возможно, он надеялся, что судья этого не заметит. Но я поймал его на слове и задал встречный вопрос: как рецензент может оперировать такими понятиями, если сам не знает, чем они отличаются?

81936Рецензент по ходу всей рецензии оперирует терминами «методика» и «методология», при этом не понимает разницы между ними

А вот еще пример, когда рецензент не смог разобраться с процентами. 

81932В заключении эксперта это выглядит примерно так: корректировка к стоимости аналогов составит +20% (корректировочный коэффициент 1,2). Рецензент не смог перевести 20% в 1,2

Но найти саму ошибку в экспертном заключении недостаточно. Рецензент должен ее описать и изложить понятным языком, чтобы у всех участников процесса не осталось сомнений в ошибке.

81935Дети в начальных классах лучше разбираются в основах экономики. Да и сама подача мысли рецензента слегка запутанна

  • Непоследовательное изложение

Некоторые рецензенты излагают ошибки, начиная с незначительных, или выбирают неподходящий формат. В результате судья не может понять, есть ли вообще существенные нарушения, которые повлияли на вывод экспертизы. 

Один рецензент изложил замечания в неверном формате. Он говорил про рыночную (еще и подчеркнул это слово) стоимость долга. Но рыночная стоимость — это всегда история про «один согласен продать, другой купить». Я еще не видел, чтобы кто-то взял на себя долг другого, да и еще за это заплатил. 

81939Опытный эксперт легко отразит замечания, поданные в подобном формате.

  • Непрофессионализм

Иногда сталкиваюсь с непрофессионализмом, когда рецензент, будучи юристом, путается в трактовках закона или инженер не знает строительных норм. Для опытного эксперта отстоять свою правоту не составит большого труда.

81937

С учетом того, что рецензент работает юристом, такое замечание — это практически показатель его некомпетентности. Согласно п. 14 Постановления Пленума ВС № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации»: «Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске».

Как вести себя в суде против таких рецензентов?

Одно дело подготовить письменные пояснения, а другое — лично отстоять заключение эксперта в суде. В ходе устного опроса сторона оппонента попытается всеми силами показать судье несостоятельность экспертизы и необходимость проведения повторной. В ход идут любые нестыковки, противоречия, технические недочеты — все, к чему можно придраться. 

В отличие от письменной рецензии, которую судья должен прочитать и осмыслить, устный опрос сразу может наглядно показать ошибки экспертизы. Опрос эксперта может вести как юрист оппонента, так и профильный специалист, который готовил рецензию. Второе встречается крайне редко.

Вот главные советы, как вести диалог с рецензентом в суде:

  • Отвечать суду, а не оппоненту. Итоговое решение принимает только судья.
  • Не вступать в личную перепалку. Спор без аргументов — сотрясание воздуха.
  • «Прощупать» оппонента, чтобы определить его слабые места: задать встречные вопросы, переспросить, уточнить, что он имеет в виду. Обычно на этом этапе проявляется квалификация рецензента и уровень его подготовки. Например, рецензент в своих доводах ссылается на законодательство. В таком случае эксперту стоит задать встречный вопрос: а что именно требует конкретный пункт в законе? Неподготовленный рецензент сразу «потеряется», и перевес в глазах судьи будет на стороне эксперта.
  • Задавать краткие и понятные вопросы в логической последовательности. Длинные предложения могут запутать судью, в результате чего важные факты не будут иметь той силы, которую должны.
  • Обращать внимание на реакцию судьи. При выстраивании диалога с рецензентом нужно ориентироваться в первую очередь на судью. 

Тактика ведения опроса зависит, в частности, от типа судьи и его реакции на ответы. Одни дают время для ведения качественного опроса, другие действуют жестко и не разрешают задавать эксперту повторные или уточняющие вопросы. Третьи позволяют оппоненту вмешиваться в ход опроса и устраивать из него представление. Поэтому нужно заранее знать особенности личности судьи, рассматривающего дело. 

Кроме профессиональных знаний, важное значение имеют личные качества эксперта: стрессоустойчивость, внимательность, настойчивость, тактичность и другие. 

Типы судей, которые рассматривают дело

Выбор тактики зависит не только от рецензента, но и от конкретного судьи, рассматривающего дело. Мы в экспертной группе Veta выделяем всего девять типов судей, которые отличаются по манере ведения опроса. Вот некоторые из них. 

  • «Спящий» судья

Такой судья визуально не реагирует на происходящее на заседании и редко задает вопросы. Отсюда и название. Проблема «спящих» судей в том, что по их реакции нельзя понять, понравился ли наш довод или нет, услышали они сказанное или нет. Привлечь их внимание можно нестандартными приемами: паузами в разговоре, громкой интонацией, риторическими вопросами или графическими материалами.

  • Активный неврастеник

Такие судьи любят перебивать, поторапливать, задавать непонятные вопросы, а иногда даже оскорблять участников процесса. Главное в таком случае — не прогибаться под судью. Например, если судья просит не вдаваться в подробности, тактично указать, что они необходимы для разъяснения сути.

Иногда судья задает вопросы с целью унизить одного из участников. Например, он может с негодованием спросить, где такой специалист мог получить юридическое образование. На подобные вопросы нужно отвечать спокойно и односложно, не замечая иронию. Кроме того, судебные заседание записывается на диктофон, и при необходимости можно подать жалобу на судью.

  • Выходец из правоохранительных органов

Такие судьи отличаются строгостью. Вопросы они задают кратко и по существу, не любят пауз. С такими судьями лучше не углубляться в пространные рассуждения, а отвечать на вопросы четко.

  • Новичок

Стороны часто пользуются тактическими приемами, которые опытный судья сразу же пресекает: вступают в устные перепалки, перебивают друг друга и всячески стараются подавить оппонента агрессивным поведением. Реакцию неопытного судьи в таком случае предсказать сложно, поэтому готовиться нужно к каждому возможному сценарию.

Главное — не ставить под сомнение авторитет судьи. Например, не нужно лишний раз спрашивать его, понятен ли ему определенный тезис.

Еще важное значение имеет реакция судьи на те или иные события в процессе. Например, если судья сидел ровно, а затем недоверчиво откинулся назад и сложил руки на груди, то, скорее всего, ему что-то не понравилось. Если судья отвлекся от монитора и обратил внимание на выступающего, то в этот момент важно удержать внимание и донести ключевые аргументы.

Докладная записка — это документально зафиксированная информация о том, что сотрудник не выполнил или выполнил не так, как нужно, свои должностные обязанности. Также в записке обычно предлагаются меры, которые необходимо применить руководству по отношению к нерадивому работнику.

Итак, вы руководитель среднего звена на опять-таки среднем производственном предприятии — скажем, начальник цеха. В вашем подчинении 40 работников цеха. В меру профессиональных, но каждый со своими бедами, проблемами и интересами. Когда и в каких случаях вам нужно писать на них докладные записки? Сейчас разберемся!

Как пишется докладная записка на сотрудника: образец

Докладная записка: образец (незаполненный) выглядит так:

Шаблон докладной записки

Как написать докладную о нарушении трудовой дисциплины

Как известно, каждый, кто устраивается на работу, читает и подписывает должностную инструкцию. Если в процессе работы он не выполняет указанные в инструкции функции либо выполняет их не так, как надо, то это повод наказать его. Это может быть все что угодно: регулярные опоздания, прогул, неправильно оформленные документы…

Любые действия, которые влекут за собой убытки, — наказуемы. Вы, как непосредственный руководитель, можете решить эти проблемы путем предупреждений или бесед. Но если разговоры не действуют, то сотрудника нужно наказывать. Главное, делать это по закону.

Как утверждают многие, докладная записка о нарушении трудовой дисциплины может служить лучшим средством для борьбы с опозданиями.

Но как? Ведь все решения о дисциплинарных взысканиях в компании принимает только ее высшее руководство. Именно для того, чтобы уведомить начальство о проступке сотрудника, и пишется докладная записка, адресованная, допустим, генеральному директору фирмы.

Кстати, докладную может написать не только вышестоящее лицо, но и любой сотрудник. Однако внутренние документы ряда фирм предусматривают строгий порядок подачи жалоб. Согласно ему, рядовой сотрудник обязан не писать докладную, а пожаловаться непосредственному начальству.

Образец докладной записки о прогуле

Докладная записка о невыполнении должностных обязанностей

Как пишется докладная? Специального формата этого документа в российском Трудовом кодексе нет. Однако в каждой организации могут быть внутренние документы, среди которых имеются и утвержденные шаблоны докладных. Писать ее можно и на компьютере, и от руки. Общие же правила составления официальных документов диктуют следующую форму написания. Докладная на сотрудника, вернее, ее схема, выглядит так.

  1. Правый верхний угол: кому адресовано письмо (должность и Ф.И.О.).
  2. Ниже: от кого (должность и Ф.И.О.).
  3. Ниже по центру (с соблюдением отступа): название — докладная записка.
  4. Далее — основной текст послания. Здесь заявитель перечисляет перечень тех обязанностей сотрудника (со ссылкой на внутренние документы, к примеру правила внутреннего распорядка или должностную), которые он не выполнил.
  5. Далее указывается, к чему привели действия сотрудника, какие последствия повлекли за собой его проступки.
  6. Завершается основной текст записки предложением о дисциплинарных мерах, которые, по мнению непосредственного руководителя, необходимо применить к проштрафившемуся сотруднику, чтобы ситуацию исправить.
  7. Внизу слева ставится дата написания документа.
  8. Внизу справа — подпись.

При необходимости к докладной можно приложить некие доказательства вины работника, скажем фотографию рабочего стола, если он целый день не работает, а сидит в интернете. Ссылки на такие приложения делаются в основном тексте записки.

Докладная: пример написания

Например, ваш сотрудник неправильно оформил накладную на товар. В результате этого машину с продукцией, которая проехала какое-то количество километров и спалила какое-то количество бензина, представители заказчика отказались разгружать. Исправленную версию заказчик отказался принимать в электронном виде, требуя оригинал. Вам пришлось срочно переоформлять документы и отправлять курьера на легковой машине на склад заказчика.

Докладная записка: пример

Директору ООО «Веселушка» Иванову С.П.

от начальника производственного цеха ООО «Веселушка» Петрова И.П.

Докладная записка.

Довожу до Вашего сведения, что работник производственного цеха Сидоров Л.Е. неправильно оформил накладную на поставку товара (5 тонн) для компании «Потребитель нашей продукции». В результате неправильного оформления накладной заказчик отказался выгружать товар. Чтобы исправить ситуацию, пришлось задействовать автомобиль «Жигули» для передачи исправленной накладной заказчику.

Последствиями такого халатного отношения сотрудника, выписывавшего накладную, стали простой автомобиля на складе; использование легкового автомобиля; повышенный расход ГСМ; испорченная репутация поставщика.

За халатное отношение к работе прошу объявить Сидорову Л.Е. выговор.

Дата

Подпись

Все, докладная готова! Что дальше? Если во внутренних документах фирмы есть указание на порядок согласования подобных документов, например их должны сначала рассмотреть и поставить резолюцию, допустим, директор по производству или служба безопасности, значит, вы, следуя указанной нормативом навигации, передаете документ в соответствующие подразделения.

Докладная записка (образец по ГОСТУ) при плохом поведении

15085-3

Если указания на порядок согласования нет, то идете с этой бумагой в приемную и отдаете секретарю, при этом он отмечает документ в списке входящих и присваивает ему номер.

Докладная записка о невыполнении должностных обязанностей (образец)

Образец докладной записки о нарушении трудовых обязанностей

И что делать дальше? Ничего! Только ждать последствий (а они обязательно будут, ведь на официальную бумагу, которой является докладная записка, обязательно должен быть официальный же ответ). Дисциплинарные меры воздействия обозначаются в приказе по организации. Но бывает и так, что изложенные факты потребуется проверить. Тогда приказ содержит информацию о мероприятиях, которые необходимы, чтобы подтвердить или опровергнуть указанные вами факты.

Докладная: образец о хамстве коллеге или клиенту

Образец докладной записки о хамском поведении

Об авторе статьи

SashkaBukashka blog avatar

Александр Борисович Букашка
Разрешите представиться: Букашка, Александр Борисович.
Коренной петербуржец.
Умею отстаивать свои права и разбираться в документообороте.

Последние публикации автора

Скачать образцы документов

  1. Образец докладной записки о прогуле.скачать
  2. Образец докладной записки о невыполнении работы.скачать
  3. Образец записки об алкогольном опьянении.скачать
  4. Докладная о хамском поведении.скачать
  5. Докладная о грубом нарушении должностных обязанностей.скачать

Законы все время меняются, но Сашка Букашка поддерживает статью в актуальном состоянии.

Подписывайтесь на нас в социальных сетях, чтобы не пропустить важное: telegram Facebook VK Instagram

Популярные материалы:

Как пишется не друг не посочувствует

02.07.2021

Как пишется не друг не посочувствует

30.06.2021

Как пишется не друг не посочувствует

29.06.2021

Конспект урока русского языка в 5 классе по программе
Л.М. Рыбченковой, О.М. Александровой и др. по теме «Правописание НЕ с именами
существительными»

Тип урока: открытие нового
знания

Цель: Формирование умения
осуществлять выбор слитного и раздельного написания НЕ с существительными.

Задачи

Образовательные:
выявить условия слитного и раздельного написания НЕ с существительными;
составить алгоритм для написания НЕ с существительными; различать НЕ как часть
корня, приставку, частицу.

Воспитательные: формировать
ключевые компетенции учащихся. Поддерживать на уроке атмосферу взаимопомощи
между учителем и учениками.

Развивающие:
Продолжить развитие умений анализировать, сопоставлять, сравнивать, выделять
главное, приводить примеры, развивать познавательный интерес.

Планируемые
результаты

Предметные: безошибочно
писать существительные с НЕ, правильно пользоваться правилом, определяющим
выбор слитного и раздельного написания НЕ с существительными.

Метапредметные

Познавательные:
умение объяснять языковые явления, процессы, связи и отношения, выявляемые в
ходе исследования условий написания НЕ с именами существительными

Регулятивные:
умение определять и формулировать тему и цель на уроке, проговаривать
последовательность действий на уроке, работать по коллективно составленному
алгоритму, планировать своё действие в соответствии с поставленной задачей,
вносить необходимые коррективы в действие после его завершения на основе его
оценки и учёта характера сделанных ошибок.

Коммуникативные:
умение оформлять свои мысли в устной и письменной форме, слушать и понимать
речь одноклассников и учителя, совместно договариваться о правилах поведения и
общения в парах, группе.

Личностные:
формирование устойчивой мотивации к обучению, навыков анализа, конструирования,
проектной работы по алгоритму с перспективой самодиагностики результатов.

Ход урока

Организационный
момент.

Здравствуйте
ребята! Перед тем как мы начнём урок, давайте друг другу подарим хорошее, радостное
настроение. Улыбнитесь! Как приятно смотреть на человека, который улыбается
приветливой улыбкой! Мы все улыбнулись, и жизнь, пусть на малую капельку, стала
радостнее и добрее.

Актуализация знаний.

Вспомним,
какую часть речи мы сейчас изучаем. (имя существительное)

Закончите
предложения:

Имя
существительное обозначает….

Имя
существительное отвечает на вопросы:…

В
предложении имя существительное может быть…

Имя
существительное имеет признаки. Постоянные:…, непостоянные:…

Постановка учебной задачи

Орфографический диктант.

Задание
на доске: выпишите слова и словосочетания с известными орфограммами.
Подчеркните вставленные буквы.

Выложить кирпич..м, кориц..й, певц..м, в блокнот.., в
област.., (не)вежа, к деревн.., с Иваном Ильич..м, ш..лковое платье, пч..лка,
ж..нглировать, (не)правда.

Выполнили?
А теперь проверим. (Один ученик выполняет у доски, остальные сверяют).

Какие
слова вы не выписали? (невежа, неприятель) А почему? (Мы не знаем как они
пишутся). Какова же тема нашего урока? (Правописание НЕ с именами
существительными). Как вы думаете, какую цель мы поставим сегодня на уроке?
(Научиться писать Не с именами существительными)

Изучение нового материала

а) Раскрытие сущности правила

Задание 1. Определите
по лексическому значению, о каком слове идет речь. Запишите полученные слова к
себе в тетрадь. Подсказка данные слова начинаются с НЕ.

1. Грязные руки,
Помята рубаха,
Волосы всклочены,
Кто Я? (Неряха)
2. Недоучившийся, мало знающий человек … (Недоучка)
3. Того, кому не сидится на месте, называют… (Непоседа)
4. Неизвестный человек. (Незнакомец)

Как
написано НЕ с этими словами? Подумайте почему НЕ в этих существительных
написано слитно? Какой мы сделаем вывод?

Вывод:
Если существительное без НЕ не употребляется, то его следует писать слитно. Чем
же будет являться в слове НЕ? (Частью корня)

​​​​​​​Перед
вами лежат карточки. Ваша задача найти пару каждому слову.

Задание
2. Подберите к данным словам синонимы с не, например, враг — недруг. 

Ложь
— (неправда)

Беда
— (несчастье)

Противник
— (неприятель)

Глупость
— (незнание)

Рабство
— (неволя)

Слякоть
— (непогода)

Сомнение
— (неуверенность)

Болезнь
— (нездоровье)

А
теперь объясните мне, почему данные слова пишутся слитно? (Потому что к ним
можно подобрать синоним без НЕ). Какой частью слова будет являться НЕ?
(Приставкой). Какой смысл она придаёт? Сделаем вывод.

Вывод:
Если существительное может быть заменено синонимом без Не или близким по
значению выражением, то НЕ пишем слитно.

Скажите,
можем ли мы теперь правильно написать слова, с которыми мы с вами встретились в
начале урока? (Да). Запишите эти слова. Объясните их написание. (Пишут,
объясняют.). А теперь составьте с любым из этих слов предложение.

Задание 3. А сейчас я
попрошу вас разделиться на группы. Каждой группе я раздам конверт. В нём
отдельные слова, которые нужно собрать в пословицы. Задача каждой группы —
быстро и правильно собрать пословицу и прикрепить ее на доске с помощью
магнитов.

Карточка
№1 Дружба крепка не лестью, а
правдой и честью.

Карточка
№2 Дорог не подарок, а любовь.

Карточка
№3 Глупость не порок, а беда.

Молодцы!
Вы все очень быстро справились с заданием. А теперь обратите внимание на эти
предложения. От чего зависит написание НЕ с существительными? (Не пишется
раздельно, потому что есть противопоставление с союзом А). Чем здесь является
НЕ? (Частицей)

б) Овладение формулировкой правила

Итак,
мы с вами определили, что существительные с НЕ пишутся как слитно, так и
раздельно, в зависимости от определенных условий. Исходя из рассмотренных
случаев, сформулируйте правило. (Ученики формулируют правило). Проверим,
правильно ли мы сформулировали правило, откройте учебники на странице 26.
(ученик читает вслух, остальные следят). А сейчас мы с вами построим алгоритм
для правильного написания НЕ с существительными. Предлагаю построить его в виде
схемы. (групповая работа)

image001

в) Применение правила в практике письма

Зная
правило и пользуясь алгоритмом выполним следующее задание.

Комментированное
письмо. (Один ученик у доски)

1.
(Не)правды я не потерплю ни в ком. 2. К (не)счастью, то ж бывает у людей: как
ни полезна вещь, цены не зная ей, (не)вежда про нее свой толк всё к худу
клонит. 3. Ученье без уменья – (не)польза, а беда. 4. И, полно, куманек! Вот
(не)видаль: мышей! Мы лавливали и ершей! 5. Когда в товарищах согласья нет, на
лад их дело не пойдет, и выйдет из него (не)дело, только мука. 6. «Как
расшумелся здесь! Какой (не)вежа!» — про дождик говорит на ниве камень лежа.

Физкультминутка.

Первичное закрепление материала

Графический диктант.

Задание: поставить над
цифрой +, если слово с НЕ пишется слитно, минус, если слово с НЕ пишется
раздельно. У доски работает один человек.

Ученье
— красота, неученье — слепота. Знайка дорожкой бежит, а Незнайка на печи лежит.
У бездельника всегда неурожай. Не одежда украшает человека, а добрые дела. Не
место красит человека, а человек место. Не золотом прославляемся, а
трудолюбивыми людьми. Того, кто не хочет учиться, зовут неучем. Старик
покраснел от негодования. Ленность и небрежность – родные братья. Хвались не
родственниками – орлами, а своими делами.

Самостоятельная работа

Выполните
тест.

I.
Найдите неверное утверждение.

Не
с существительными пишется слитно:

а)
если существительное с НЕ- может быть заменено синонимом без не;

б)
если в предложении есть противопоставление с союзом а;

в)
если существительное не употребляется без НЕ-.

II.
Выберите слова, которые без «НЕ-» не употребляются:

а)
(не)годование;

б)
(не)внимательность;

в)
(не)вежа;

г)
(не)грамотность;

д)
(не)вольник;

е)
(не)забудка.

III.
Укажите, к каким из слов можно подобрать синоним без «НЕ-:

а)
(не)доверие;

б)
(не)ряха;

в)
(не)правда;

г)
(не)видимка;

д)
(не)вежливость;

е)
(не)везенье.

IV.
Выберите примеры раздельного написания «НЕ-» с существительными:

а)
(Не)грамотность — признак некультурного человека.

б)
(Не)грамотность помогла тебе сегодня, а упорство.

в)
(Не)друг ты мне, а всего лишь попутчик.

г)
(Не)друг не посочувствует.

д)
(Не)счастье я испытал, а минутную слабость.

е)
(Не)счастье спутало все наши планы.

V.
Выберите из текста примеры неправильного написания «НЕ-» с существительными,
указав их номера.

Никакое
растение не производит такое впечатление, как баобаб, хотя его (1) не лепость и
(2) не уклюжесть бросаются в глаза. Это дерево — символ тропической Африки и
источник (3) небылиц и сказок. Баобаб невысок, а вот рассказы о его толщине
вызывают (4) недоверие. В Танзании растёт баобаб, окружность которого более 40
метров. Покрытая (5) не ровностями кора окрашена в розовато-серый цвет и
напоминает кожу слона. Вверху есть углубление, (6) не ванна, а целый бассейн,
заполняющийся водой во время дождливого сезона. В октябре на деревьях вместе с
листьями появляются прекрасные белые цветы.

________________________________________________________________

Обобщение

Что
нового узнали на уроке?

 Как
пишется НЕ с существительными?

 От
чего зависит слитное и раздельное написание НЕ с существительными?

Какая
была цель урока?

Мы
ее достигли?

Домашнее
задание

1.
Выучить правило на с. 26 учебника.

2.
На выбор: упр. 315 с. 28 или выполнить задание карточки.

Карточка.

Задание.
Распределить имена существительные в три столбика.

Не
– приставка

Не
– часть корня

Не
— частица

Невежда;
недобро; невнимание; не горе, а счастье; неурожай; неаккуратный; неряха; не
правда, а ложь; недруг; не зло, а добро; ненастье; неудача; невежество.

Что значит клеймо «иноагент», будет ли изменен закон о СМИ-«иноагентах», стала ли Нобелевская премия мира бронежилетом для редакции «Новой газеты», когда будет создан международный трибунал против пыток? Об этом мы поговорили с лауреатом Нобелевской премии, главредом «Новой газеты» Дмитрием Муратовым.

– Дмитрий Андреевич, во-первых, поздравляем вас с Нобелевской премией, всю редакцию «Новой». Скажите, пожалуйста, вы, наверное, видели реакцию в российских соцсетях – и часть реакции была такой достаточно негативной: кто-то обвинял вас в том, что вы не все вещи называете своими именами. Почему есть такая реакция, как вы на нее отреагировали?

– Вы знаете, я вот что сделаю: я учту их замечания и в следующий раз непременно произнесу то, что они хотят.

Были объявления кровной мести

– В последние годы журналисты «Новой газеты», отдельные журналисты или редакция, испытывают ли какое-то давление со стороны властей?

– Я думаю, это вполне общеизвестно. Знаете, любые серьезные публикации вызывают, к сожалению, вещи, которые как минимум можно назвать агрессивными. Когда после расследований Лены Милашиной целый полк имени Кадырова строится в казарме и они требуют у президента прекратить деятельность «Новой газеты», а затем говорят, что если это не будет сделано, то один из них возьмет на себя грех на душу, типа что убьет, значит, видимо, да, я так интерпретирую. К сожалению, такое было. Были объявления кровной мести.

Несколько месяцев назад, и, кстати, никого снова не нашли, сюда подъехал велосипедист, у которого был хорошо оснащенный электровелосипед, и был обрызган вход в редакцию ядовитым веществом, после чего институт, который с нами соседствует, вынуждены были эвакуировать. Там, по-моему, неделю никто не работал, был невыносимый запах специальной вони. Честно сказать, это затратное дело, нам даже пришлось асфальт срубать и новый класть для того, чтобы можно было тут продолжать работать в офисе. Все это говно творится регулярно. Мы к нему относимся прагматично, понимаем, что к чему, откуда что, откуда что летит. Это, наверное, просто часть работы.

Это же медаль, а не бронежилет

– А получение Нобелевской премии, на ваш взгляд, может повлиять на уровень повышения безопасности отдельных сотрудников редакции или всей редакции?

– Это же медаль, а не бронежилет. И, по-моему, всем разъяснил Владимир Путин о том, что никто не получит никаких особых условий. Так нам они и не нужны, мы о них и не просили. Поэтому будет ли Нобелевская премия защитой или нет – не знаю. А вот то, что на самом деле эта премия принесла нам много дополнительной работы, – это правда.

Потому что мы получаем невероятное количество писем с просьбой посмотреть на неправосудный приговор, помочь с лекарством, с квартирой, с инвалидными колясками, с тем, что арестован в Казахстане предприниматель, – это только то, что прямо буквально за последние какие-то часы. И сейчас рождественские и новогодние праздники, а после них мы, видимо, будем создавать такую волонтерскую группу, которая возьмет на себя вот эту функцию отвечать и пытаться помочь. Ведь если люди обращаются к человеку, который по какой-то причине получил Нобелевскую премию мира, значит, они не могут обратиться к местной власти, они не могут искать справедливости в местных судах, это означает, что у них нет никаких местных депутатов, которым они доверяют. Это вообще показывает, что вертикаль у нас, конечно, крепкая, но люди не знают, куда реально обратиться. Просто не знают. Значит, она построена не для них. Не то что это открытие, просто теперь это свалилось на нас такой достаточно большой, могучей лавиной.

Объявлять «иноагентами» журналистов – это не доверять собственному народу

– А что сейчас, в 2021 году, представляет собой диалог власти и медиасообщества?

– Я там какого-то особого диалога структурированного не вижу. Существуют известные встречи, которые проводятся в формате «без записи», куда приглашаются редакторы газет на встречу с президентом и ближайшими руководителями его администрации. Это откровенные просто на грани возможного разговоры про все темы. В этом году эта встреча тоже была, она была в феврале, в этом году она была дистанционная, но от этого накал ее не был меньше. А какой это диалог, если в России же понятно, что когда говорят «иноагент», это имеется в виду враг народа – мы же не будем друг другу голову дурить и говорить, что нет, это просто такой закон?

Это не такой закон, это клеймо, это поганое клеймо, которым любых своих оппонентов власть пытается наградить. И когда у нас только за последние 2,5 месяца свыше 100 медиа, правозащитников и журналистов фактически получают запрет на профессию, кто-то продолжает работать, а кто-то не может эту работу продолжать: не приходят спикеры, больше не предлагается реклама, если тебе помогают читатели, а ты «иноагент», то ты должен вообще-то понимать, какие риски несут уже читатели за тебя. У людей отнимают их медиа, это же не просто журналистов гнобят. Это же читателю говорят: «Слышь, это неправильно, ты туда ходи, сюда не ходи, ты вот это читать не можешь», – это же огромное недоверие к народу. Вот что такое объявлять «иноагентами» журналистов – это не доверять собственному народу.

– За 30 лет после падения Советского Союза журналистов убивали, сидит сейчас в СИЗО Иван Сафронов. Вашего заместителя Сергея Соколова в 2012 году, насколько помню, люди увозили в лес. Это скорее какие-то из ряда вон выходящие эпизоды или они характеризуют отношение определенных представителей власти к журналистскому сообществу?

– Вы знаете, то, что рассказали вы, то, что связано с Сафроновым, то, что после кавказской командировки Александр Бастрыкин вывез и угрожал Сергею Соколову, вот его кабинет, он там сидит за этой дверью, это, безусловно, особые события. Но если посмотреть, как реагируют государственные органы власти на запросы медиа, например, в какой степени выполняют они закон «О СМИ» и Кодекс об административных правонарушениях, вовремя отвечая на запрос информации со стороны средств массовой информации, мы увидим, что эта связь разрушена, что сословное государство, которое у нас построено, фактически считает, что оно само для себя важно, а общаться посредством медиа с народом – это ему западло. Это мы видим, к сожалению, абсолютно регулярно, да.

И чего там, читали же приказ ФСБ, где 60 пунктов, о чем рекомендовано и не рекомендовано писать медиа? Я такого не припомню даже в советские времена, засекречено все: космос весь, морально-психологическая обстановка в вооруженных силах. Вот полковник Захарченко украл сколько-то, 9 или 11 миллиардов, так нельзя же теперь говорить, что это полковник Захарченко, потому что он полковник. А военнослужащего мы не можем теперь, по их мнению, упоминать.

И полковник Черкалин, который украл больше все-таки, чем украл его коллега из МВД, потому что Черкалин все-таки из ФСБ и поэтому положено больше. Мы не можем говорить, что Черкалин курировал весь банковский сектор Российской Федерации, потому что он у нас военнослужащий.

Мы не можем писать об этих самых тюремщиках, которые пытают людей, потому что они же тоже военнослужащие, они же тоже на довольствии, они люди в погонах. Вот эти ограничения, которые пытаются ввести для СМИ, прикрываясь заботой о защите персональных данных, это выходит за все разумные рамки так же, как и огромная симпатия к сталинским следователям-палачам, фамилии которых из уголовных дел, с которыми знакомят тех, кто может до сих пор еще воспользоваться своим правом посмотреть на дела своих родственников, тогда пострадавших, в годы репрессий, эти имена у них тоже, значит, вымарываются.

Значит, теперь мы не сможем узнать, что начальник, например, томского НКВД Овчинников, пытаясь овладеть женщиной, забрал ее мужа, знаменитого ученого немецкого, ученого-лингвиста, расстрелял, а потом долго еще у нее принимал для него посылки. Мы теперь не можем сказать, что это Овчинников, комиссар НКВД, потому что он теперь у нас о-го-го, теперь мы задеваем честь его оставшихся в живых родственников. Да, эти ограничения системны, мы их видим, мы вынуждены работать в таких условиях.

– После вашего заявления о непризнании сроков давности по делу об убийстве Анны Политковской к вам обращались ли из каких-то кремлевских структур или администрации президента или люди, связанные с властью?

– Мы получили официальный ответ из Следственного комитета Российской Федерации, что следствие по делу Анны Политковской будет продолжено. Это письмо. Но продолжается ли оно в реальности – у нас нет никакой уверенности по этому поводу.

– На ваш взгляд, есть ли сейчас необходимость создавать такую своего рода офшорную журналистику, когда редакции российских медиа вывозятся за границу для того, чтобы обеспечить безопасность журналистов?

– У нас таких денег нет. У Настоящего Времени если есть, значит, вы молодцы. А у нас этих денег нет. Я помню, Moscow Times, что ли, посоветовал, что хорошо бы, чтобы «Новая газета» и человек сто журналистов уехали куда-нибудь в страны Балтии и там пожили. Мне любопытно, а они как бы там квартиры купят или будут помогать снимать жилье? Это на какую экономику рассчитано? На экономику медиа или это ля-ля языком с тем, чтобы показать, что кто-то там тоже поборник свободы слова? Это же ля-ля.

– То есть здесь основная проблема скорее в финансах или есть этические, профессиональные какие-то аспекты, которые не позволяют этого делать?

– Я вам скажу так: вот эти благие пожелания типа «вы все уезжайте и там работаете» – это просто сразу же разбивается вопрос: «Простите, пожалуйста, это на какие же деньги, как полагаете, ваше это проектное мышление, оно на какие деньги опирается?» Это первое. Второе: у нас, я полагаю, если жизни журналиста будет грозить опасность, мы найдем возможность этого журналиста спрятать. Но о массовой эмиграции, отъезде из России по разным соображениям речи, конечно, не идет.

– Один из самых обсуждаемых законов в этом году – закон о СМИ-«иноагентах». Вот несколько думских партий внесли поправки с требованием смягчить. А есть еще фракция, например, «ОВД-Инфо» признаны «иноагентом», запустили петицию с требованием полностью отменить. На ваш взгляд, здесь какая стратегия: диалога или непримиримости и требования полной отмены в перспективе?

– Проходить там какие-то двойные сплошные линии, поэтому было две таких петиции. Одну делал независимый союз журналистов, писал один из руководителей этого независимого союза журналистов, сотрудник «Коммерсанта», на нее была вполне такая деловая реакция, поскольку в выработке этой петиции участвовали юристы. Кстати говоря, в том числе и наши юристы, которые говорили о том, что должен быть срок попадания в этот список и срок выхода из него, что должна быть судебная процедура, а не просто так. И должно быть предупреждение, а не по радио ты узнаешь, что уже тебя, значит, назначили «иноагентом».

Вторая петиция была пламенной и публицистичной, и, по-моему, она была расценена как невозможная. Но все равно мне кажется, что и та петиция, и другая полезны. Они показывают, что профессиональное сообщество не готово мириться с участью жертвы, которую им отводят. Поэтому по мне так – и та, и другая имеет право на существование. Что будет дальше – мне неизвестно.

Когда-то в начале 2000-х у медиа действовал свой индустриальный комитет, там, где обсуждались все вопросы, связанные с медиа. Теперь такого нет, теперь есть петиции. Внесет ли Государственная Дума в результате эти поправки или нет – не знаю. Внесены ли они сейчас – неизвестно. По-моему, пока нет. Самое важное, если будут внесены поправки, то те, кто уже подпал под действие этого закона, чтобы они имели возможность оспорить и выйти оттуда. Потому что «Дождь», например, уже туда попал. И вот теперь будут приняты поправки – они коснутся «Дождя» или «Важных историй», например, или не коснутся? Я не буду там про вас или еще про кого-то говорить. Если не коснутся, тогда не нужно, тогда ничего не надо. Тогда вы уже свыше 100 скопом фактически замочили, а теперь типа изменили закон. Нет, он должен иметь, безусловно, влияние на дальнейшую судьбу тех, кто попал в этот список.

Пытаться лавировать невозможно. Поэтому мы работаем как работали

– Скажите, пожалуйста, в связи с тем списком, про который вы говорили, о запрете на публикацию несекретных сведений от ФСБ, в котором действительно более 60 пунктов. C ним есть ли риски у «Новой», которая часто пишет и про какие-то военные операции, попасть в этот список «иноагентов»? Или это полностью исключено?

– Я не знаю про это. Видите ли, это же вопрос не ко мне. Я не включаю в список «иноагентов» и не исключаю из него. И кто включает и как – это тоже тайна, покрытая мраком. Как я понимаю, этим занимается тайная полиция, а тайная полиция – это такая специальная организация, которая решения принимает, но за последствия ответственности не несет. Что они решат? На что они обидятся? Гадать об этом невозможно. Предугадывать их действия бессмысленно. Пытаться как-то лавировать невозможно. Поэтому мы работаем как работали.

К сожалению, мы должны учитывать маркировку, и мы вынуждены маркировать дорогих нашему сердцу коллег, что государство вынуждает называть их, упоминать, что они признаны государством «иноагентами». В остальном мы пока работаем так, как мы работали. Конечно, мы видим увеличенное количество штрафов в отношении нас. Но мы не любим про это много разговаривать, но фактически регулярно, чуть ли не раз в две недели, мы подпадаем под какие-то санкции Роскомнадзора, у нас сильные юристы, и мы благодарны в том, что они вовремя находят для нас какие-то приемлемые выходы, которые упасают. У нас есть предварительное чтение материалов юридической службой для того, чтобы просто не попасть на деньги. А как будет дальше – честно, горизонта планирования нет.

– На ваш взгляд, россияне заинтересованы в сохранении независимых медиа в России?

– Это самый важный вопрос. Из всех существующих вопросов это самый важный вопрос. Я помню, что в советское время «Московские новости», «Известия», «Литгазета», «Комсомольская правда», «Огонек» не пользовались любовью начальства, но они пользовались любовью народа. И в этом как раз и был феномен советской прессы перестроечного времени. Есть ли интерес к независимым медиа у общества сейчас? Конечно, есть, но, прямо скажем, это не входит в приоритеты, это не входит в общественный и в социальный приоритет. Даже люди, которые в разных социальных сетях находятся, у них устроено по-разному отношение к медиа. Те, кто у нас условный фейсбук, – это у нас люди, для которых медиа является свободой слова и базовой ценностью. Те, кто у нас «ВКонтакте», для них важнее благополучие семьи, безусловно, ипотека, рост цен. Вот так это происходит, равновесия эта система не достигла, и часто власть пользуется тем, что народ, что люди, что общество равнодушно к этой базовой ценности, да как и к демократии в целом.

Этот год реально кошмарен

– Как бы вы оценили 2021 год для независимых медиа: совсем плохо или будет еще хуже?

– Этот год кошмарен, он реально кошмарен. Я уже назвал цифру в сто человек и медиа за 2,5-3 месяца, всего там уже более 200, если я не ошибаюсь. Процесс этот неуклонно продолжается. Это осложняет работу медиа очень сильно, особенно в глазах части читателей. Более того, читатели лишаются очень важного сервиса – тех медиа, к которым они привыкли. Думаю, что это переломный в буквальном смысле год для российских медиа.

– Можете ли вы рассказать, проанонсировать какие-то расследования или рассказать о ближайших профессиональных планах редакции?

– Расследования мы никогда не анонсируем, и тут причина абсолютно понятна: поскольку мы никому подарков не делаем. Могу точно сказать, я говорил об этом в Осло во время церемонии. На днях я встречаюсь с господином Каляпиным, с рядом волонтеров, и мы будем создавать международный трибунал против пыток. Это важнейшая вещь, это явление стало просто повсеместным в нашей стране: и в тюрьмах, и в СИЗО. И вот это то, что действительно, реально входит в ближайшие планы.

– Просчитывали какую-то реакцию на создание этого трибунала со стороны властей? Или вы вообще не оглядываетесь на это?

– Когда ты смотришь на эти видео, когда-то мы первые написали про ИК-13 в Ярославской области, заключенный Макаров и то, что делали с ним, – смотреть на это невозможно, мы живем в XXI веке, у тебя в километре, в полутора-двух страшно издеваются над людьми. Мне кажется, это унижение, которое в шаговой доступности от тебя происходит, нуждается в абсолютно срочной реакции, независимо от того, нравится это кому-то, не нравится это кому-то – мы будем этим заниматься, да.

– Несмотря на все сложности, вы и еще десяток, наверное, редакций успешно занимаетесь тем, чем занимаетесь. В чем сила российских независимых медиа?

– Есть ли она – это большой вопрос. Есть ли влияние? Да, есть. Есть ли сила? Не знаю. Но в первую очередь это влияние и возможность что-то сделать, возможность оштрафовать «Норникель» или сделать так, что власть обращает внимание, меняет свою оптику на детей с орфанными заболеваниями, в том числе со спинально-мышечной атрофией, или то, что мы сделали, например, сумев помочь многим-многим-многим людям из числа тех, кто были людьми с нетрадиционной ориентацией в Чечне, чеченскими геями – это зависит, конечно, от аудитории. У нас аудитория как бы передает часть своей влиятельности нам.

Мы являемся для нашей аудитории своеобразным парламентом. Когда их интересы никто не представляет, помните, ровно 10 лет назад на Болотной площади был главный лозунг: «Вы нас даже не представляете»? Я не думаю, что сейчас нашу аудиторию многочисленную, там у нас только в соцсетях свыше 30 миллионов, никто не представляет в этом парламенте. Мы представляем эту аудиторию, и, соответственно, мы сила друг для дружки. Вот именно на читателях основана влиятельность газеты.

О присуждении Дмитрию Муратову Нобелевской премии мира – за «усилия по сохранению свободы мысли как непременного условия для демократии и мира» ​– было объявлено 8 октября. Владимир Путин лично не поздравлял журналиста, ставшего четвертым гражданином России, отмеченным этой наградой. От имени Кремля главного редактора «Новой газеты» поздравил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. На сессии «Российской энергетической недели» в Москве Путин прокомментировал возможность включения Муратова в список «иноагентов». Президент тогда заявил, что Муратов не должен «прикрываться» Нобелевской премией, а если он нарушит закон, «она его не спасет».

«Новая газета» занимается журналистскими расследованиями и репортажами. Так, с ее страниц россияне узнали об убийстве и изнасиловании чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, за которое был осужден полковник российской армии Юрий Буданов. Журналисты «Новой» расследовали действия российских властей во время освобождения заложников «Норд-Оста» и Беслана. За время существования издания были убиты четыре журналиста «Новой», включая Анну Политковскую, а также сотрудничавшие с газетой адвокат и правозащитница. Дмитрий Муратов заявил, что посвящает им свою премию.

Adblock
detector