Меню

Как пишется ни детей ни взрослых

  • Главная
  • Общество

Анна МИЩИШИН

25 декабря 2021 11:00
0

Автор песни «Булька» Назар Савко: Чувствую себя среди детей, как Олег Винник среди их мам

Фото: facebook.com/photo/?fbid=4142757755736647&set=a.381193088559818

Все сам: текст, музыка, аранжировка и запись

Youtube-канал детских песен «С любовью к детям» выбился в лидеры на этой платформе. Одна только песня «Булька» собрала 70 миллионов просмотров – о таких цифрах не мечтают даже украинские звезды высшего эшелона. Общие просмотры на канале уже давно перевалили за миллиард…

Автором многих популярных детских песен, той же «Бульки», является певец из Львова Назар Савко. Он не только придумывает тексты, но и пишет музыку и занимается аранжировкой. Записывает также сам – в домашней мини-студии. «КП в Украине» пообщалась с автором.

— Назар, многие знают тебя как исполнителя и автора «взрослых» песен. Как ты начинал писать детские песни?

Назара Савко. Фото: facebook.com/photo/?fbid=3511976415481454&set=a.155859231093206

— Я руководитель детской музыкальной студии «Джерело» с 1998 года. ВИА «Джерело» создал еще мой отец Остап Савко в далеком 1986 году, спустя два года после того, как построили Дворец пионеров (сейчас -Центр творчества детей и юношества). Помню, как впервые туда пришел в шесть лет – а там все взрослые, было страшновато… Так отпечаталось – даже ощущения помню.

Когда отец уже не мог совмещать эту работу с другой, передал студию мне. В этом коллективе занималась Оля Юнакова, в другом, но тоже при Центре творчества – Руслана, Олеся Киричук, Наталка Карпа. Отсюда много известных людей вышло. 

Здесь со временем я создал студию звукозаписи, которая является фундаментом для молодых исполнителей – мы не только учим петь и танцевать, но и создаем и записываем песни.

Хотел, чтобы дети пели оригинальные произведения, а не перепевали уже известные. Так я начал писать детские песни.

— Деньги на студию удалось выбить или пришлось вкладывать свои?

— У меня было несколько друзей, которые мне помогали ее развивать бескорыстно. Благодаря им я смог сделать эту студию профессиональной. 

— Писать детские песни легче или сложнее, чем взрослые?

— Любая песня, если есть вдохновение, пишется легко, быстро и красиво. Творчества через муки, считаю, не должно быть. Песня автору должна даваться легко, все-таки это что-то легкое, воздушное.

Я ко всем песням серьезно отношусь – и к своим взрослым, и к детским. Тяп-ляпами не занимаюсь. Может, поэтому эти песни и становятся популярными. Я со временем сделал свою домашнюю студию, но я шел к этому долгие годы. И учился, и старался делать все максимально хорошо — чтобы было прилично, красиво, потому что ребенок чувствует искренность…

У меня студия из двух комнат: в одной работаю за компом, а в другой – микрофон, чтобы не было слышно. В одной ставлю на запись, дальше бегу к микрофону, пою свою часть. Потом обратно – останавливаю, слушаю, хорошо ли спел, что нравится – оставляю, и дальше бегу в другую комнату перепевать. И это очень хороший фитнес — постоянно не сижу за компом, это классно. Такое у меня производство – «Фабрика Назара Савко» в одном лице.

Песни для канала

Песни для канала «С любовью к детям» с Назаром Савко записывают его воспитанницы из музыкальной студии «Джерело». Фото: Скриншот видео Ютуб-канал З любов’ю до дітей — Дитячі пісні

В Украине на просмотрах не заработаешь

— Есть мнение, что научить петь можно любого?

— Должен быть слух и чувство ритма, например, для хореографии очень важно. Ну как ты научишься петь, если нет слуха? Будет невпопад…

— То есть берете только талантливых? Чтобы попасть к тебе в ученики, нужно проходить кастинг?

— У нас есть разные дети: если ребенок хочет заниматься, мы не имеем права отказывать – такой у нас девиз. Сейчас и так мало детей, которые хотят чем-то заниматься — им легче в мобилке посидеть, поиграть и забыться. Большая заслуга родителей, которые их приводят. Но есть и дети, которые сами очень хотят чего-то добиться. И иногда бывает — пришел ребенок без слуха, но со временем ухо начало работать, он начал «слышать». Настойчивость и желание порой творят чудеса.

— Твои песни собирают десятки миллионов просмотров. На этом удается заработать или ты просто продаешь каналу свой продукт?

— Как когда… Некоторые песни идут по просмотрам, канал делится. По-разному. Некоторые песни продаю сразу. Как кто из авторов договорится.

— Правда, что на Youtube зарабатывают 700 у.е. за миллион просмотров?

— Откуда у тебя такая информация? Нет… У нас в Украине это невозможно… Во-первых, у нас дешевая реклама. А во-вторых, сейчас государство начало облагать  налогами Youtube — делиться надо и с Америкой, и с Украиной. И там у нас не получается таких сумм очень крутых. 

Если бы я сделал «Бульку» в Америке на английском языке, возможно, можно было бы такие деньги зарабатывать… Мне бы повезло — я бы уже был миллионером. Но в Украине совсем по-другому. Хотя «Бульке» сейчас могут позавидовать даже взрослые украинские звезды — никто еще не набрал столько миллионов просмотров, ни одна взрослая песня большой звезды не набрала. Она пока рекордсмен. Надо как-то в Книгу Гиннесса занести «Бульку».

— Дети из твоей студии тоже ведь записывают песни для канала?

— Да, песню «Нехочуха» о котике исполняет воспитанница Юстина Оршак. Также песни записывала наша группа «Коліжанки». До карантина мы с детьми ездили на гастроли в Польшу, сам я тоже поездил по миру – был и в Южной, и в Северной Америке, выступал для эмигрантов. Среди диаспоры меня узнают.

Видео и песни, созданные автором очень популярны у детворы. Фото: Скриншот видео Ютуб-канал З любов'ю до дітей - Дитячі пісні

Видео и песни, созданные автором очень популярны у детворы. Фото: Скриншот видео Ютуб-канал З любов’ю до дітей — Дитячі пісні

Чтобы песня стала хитом ее нужно написать быстро

— Как вообще началось сотрудничество с этим каналом?

— Канал искал авторов, композиторов и встретил такой бриллиантик, как я. Там есть разные авторы, но, наверное, им не так везет в плане популярности. Важно же не только песню написать, но и сделать интересную аранжировку, необычным голосом записать, чтобы ребенку было интересно слушать. Я делаю и обучающие песни, и развлекательные.

Канал стал моей новой творческой тропой в жизни – с ним я сотрудничаю уже четвертый год. До этого у меня было до 50 произведений написано, четыре альбома детских песен. 40 из них уже выпущены в виде мультиков на этом канале.

— Как выбираешь темы для песен, которые потом «выстреливают»? Советуешься с детьми – своими или в студии?

— Ты знаешь, я спрашивал детей — и никто мне не ответил, что они любят или хотят. Дети – что видят, то поют. Темы интуитивно выбираю – какая мысль возникнет, ту и беру. Иногда сажусь за клавиши или за комп, и тогда возникают определенные идеи. Чтобы я заранее задумывался — такого нет. У меня все непосредственно на рабочем месте. Это получается спонтанно возле компа и клавиш.

— То есть ты пишешь песни «по лекалам» или у тебя всегда есть вдохновение для новых песен?

— У меня редко так бывает, чтобы песня не писалась — всегда в краткие сроки слагал. Я считаю, чтобы песня стала хитом, она должна быть написана быстро. А если растягиваешь, значит, ты что-то не так делаешь. Если долго дорабатываешь, песня получается, как будто из отдельных кусков. У меня песни целостные. На этапе аранжировки и плюсовки уже можно уделить больше времени.

«Булька» собрала уже более 70 миллионов просмотров. Фото: Скриншот видео Ютуб-канал З любов'ю до дітей - Дитячі пісні

«Булька» собрала уже более 70 миллионов просмотров. Фото: Скриншот видео Ютуб-канал З любов’ю до дітей — Дитячі пісні

Посвятил песню прабабушке и уличному коту

— Какие из твоих песен на канале для тебя особенные? Может, есть посвященные детям или еще кому-то?

— Песня «Элвис Претцли» особенная — я ее посвятил своей прабабушке Стефе, которая давно полетела в другой мир. Претцли — это такие крендельки, бублички, которые в песне печет прабабушка. Она в стиле рок-н-ролла.

Когда дети приносили котов домой, то была написана песня про котика. 

«Бульку» я написал, когда немного переборщил с купанием в ванной — мы пускали с моими дочерьми  «бульки» ртом, и у меня возникла идея написать такую песню.

Кстати, год назад я выступал в Чикаго, и после концерта ко мне подходят люди с детьми: «О, дивіться, це той хлопець, що «Бульку» написав! Ми вчимося по ваших піснях!». Сфоткались. В Украине ко мне на улице подошел мальчик и такими глазами смотрит — как будто перед ним Майкл Джексон. Чувствую себя среди детей, как Олег Винник среди их мам. Хотя я не возлагал на эту песню особых надежд – написал чисто случайно. Но она стала мегапопулярной среди детей и принесла известность каналу.

— Твоим детям нравятся твои песни? Поют их дома? (Назар Савко с супругой воспитывают девятилетнего сына Дария и пятилетних дочек Мирославу и Радославу. – Авт.)  

— Да, они слушают, но они уже чуть подросли — дочкам следующей весной шесть лет, отдаем в школу. Они уже перерастают детские песни, хотят более взрослые. У них уже есть свои кумиры – блогеры молодые, например, А4 (Влад Бумага. — Авт.). Они уже больше это смотрят, а я на младших ориентируюсь.

Назар Савко с супругой Надеждой воспитывают девятилетнего сына Дария и пятилетних дочек Мирославу и Радославу. Фото: facebook.com/photo.php?fbid=4268709639808124&set=t.100000073917433&type=3

Назар Савко с супругой Надеждой воспитывают девятилетнего сына Дария и пятилетних дочек Мирославу и Радославу. Фото: facebook.com/photo.php?fbid=4268709639808124&set=t.100000073917433&type=3

— А какую музыку слушают твои дети? Моргенштерн в списке разрешенных?

— Попадают и на это, не буду врать… Но я стараюсь меньше такое позволять — очень много пошлости, и дети просто «шизеют» от этого. Их молодой мозг по-другому воспринимает, они становятся очень неуравновешенными, очень раздраженными, когда насмотрятся подобных неординарных клипов, в частности Моргенштерна.

— Как ты считаешь, почему такие исполнители становятся столь популярными сегодня?

— Современные дети и молодежь — это совсем другая публика, чем была раньше. Наш мир стал биполярным, разнообразным, каждый выбирает свое. Все хотят жить богато, иметь самое лучшее: лучшие дома, «ламбы», «гелики» и так далее. Ребенок привыкает к такой картине. Мне кажется, мы понемногу сходим с ума, и большая заслуга в этом как раз Youtube – это сумасшествие тотально мировое. Некоторые, не имея возможности, но насмотревшись хорошей жизни этих псевдоблогеров, берут кредиты, которые потом нечем выплачивать. Не все же из них так живут – зарабатывать умеют единицы. В этом проблема — все хотят красиво жить, но не всем удается. Также все думают, что они талантливы… Но половина не находит таланта за жизнь. Многие не могут себя адаптировать к реальности, они живут в фантазии, в мобилке, где сделаешь фотку, «подмарафетишь» — и «пофиг», что сзади у тебя руины. Зато ты — на красивом фоне. В этом есть негативные моменты. Но мы делаем хорошее дело – с помощью украинских мультиков развиваем украинский контент и детей обучаем. Но это для маленьких, а у старших уже совсем другие ценности.

sddefault

Подписывайтесь на нас в соц. сетях

Существует ли формула, позволяющая стране избежать COVID-19? Если да, то составляющие ее элементы таковы: своевременное закрытие границ от соседей, стопроцентная вакцинация, доходы, мало зависящие от международной торговли… и удача. Именно это объединяет государства, не зарегистрировавшие ни одного случая болезни: Туркменистан, Северную Корею, тихоокеанские острова Тувалу и Науру. Экспертов особенно интересуют два последних случая, поскольку только на их счет у международного сообщества никаких сомнений нет.

Вакцинация

Ограниченная эпидемия кори, разразившаяся в государствах Тихого океана в конце 2019 года, сперва была заслуженно принята островитянами за удар судьбы. Действововать им пришлось соответствующе: развернуть срочную кампанию по вакцинации. И все же когда 31 декабря 2019 Китай объявил о вспышке COVID-19 в Ухане, в Тувалу и Науру были уже наготове. Тихоокеанские государства (среди которых были еще Маршалловы Острова, Вануату, Тонга, Палау) спешно закрыли свои границы от рейсов из КНР.

В исследовании фиджийских инфекционистов раннее включение в борьбу с эпидемией (пусть и другой болезни) названо фактором, обусловившим успешное сопротивление тиоокеанских стран COVID-19. В 2021 году обнаружилось, что подготовленное предыдущим развитием событий население этих государств не возражает против прививок. В мае Науру первой в мире обеспечила вакцинацию 100% взрослого населения и… даже вышла за пределы этого числа, привив и всех находившихся на ее территории иностранцев. Показатели Тувалу — такие же оптимистические: 12 тыс. доз при населении в 11 700 человек.

Сегодня острова — одно из редких мест в мире, избавленных от масочно-перчаточного режима, необходимого разве что приезжающим из-за рубежа. Вдобавок и Науру, и Тувалу удалось репатриировать всех своих соотечественников еще в 2020-м, не завезя при этом инфекции. Остаются только иностранцы: именно они ахиллесова пята островов, ведь зависимость от поставок товаров массового потребления устранить невозможно. Крошечная Науру (11 тыс. обитателей) — третья самая малонаселенная страна мира. Транспорт из соседних Австралии и Новой Зеландии нужен для ее выживания, но сопряжен с распространением COVID-19. Осень 2021 года оказалась для региона черной: после контактов с иностранцами в октябре первый случай заражения зафиксировали на островах Тонга, Соломоновых и Маршалловых Островах и в ноябре — на Вануату. Науру и Тувалу от несчастья пока удалось уберечься.

Удаленное местоположение

Уже к началу 2021 года не оставалось сомнений, что положение на обочине мировой торговли дает преимущества при дистанцировании от COVID-19. К этому времени 10 из 12 незатронутых вирусом стран оказались островными, расположенными в Тихом океане. Несмотря на издалека кажущееся сходство, экономическая разница между ними была очевидна. Тогда как Палау — известный международный курорт, пострадавший от прекращения туризма, Тувалу и Науру никогда не пользовались популярностью у иностранцев. Незадолго до пандемии тувалийцы даже поставили антирекорд: к ним прибыли менее чем… 200 приезжих за год. В 2021-м это оказалось преимуществом: Палау, несмотря на карантины, пережила заражение COVID-19, а ее гораздо менее популярные соседи — нет.

На берегах Науру и Тувалу 2021 год прошел так мирно, как почти нигде на планете. После того как кампания по вакцинированию завершилась успехом, островные власти отказались от превентивных мер, принятых по аналогии с европейскими: запретов на массовые собрания или перевода школьного обучения в онлайн-режим. Тем более что в условиях Тувалу это сопряжено с немалыми трудностями: компьютеров не хватает, а средних школ в государстве меньше, чем населенных атоллов, потому в локдаун учеников приходилось перевозить (на единственном подходящем для этого государственном корабле) до их домов и обратно — утомительно и дорого.

Когда с ненужными трудностями покончили, местные власти c облегчением возвратились от борьбы с ковидом к противостоянию глобальному потеплению. И все же оттенок тревоги остается, ведь если вирусу предстоит проникнуть на острова (а там есть непривитые дети), то они могут оказаться в большой опасности. Системы здравоохранения, которая была бы на высоте, ни у Тувалу, ни у Науру, ни где бы то ни было в Полинезии нет. Если что и защищает от опасных контактов, то это экономика: жителям райских островов удалось придумать себе доход, позволяющий ограничить связи с окружающим миром и при этом зарабатывать какие-то деньги.

Своеобычная экономика

Назвать Науру государством-тюрьмой было бы преувеличением, несмотря на то что правозащитники иногда не жалеют для него красок. Более правильно говорить о центрах предварительного заключения мигрантов, превращенных в важные для всей экономики доходные предприятия. В XXI веке соседняя благополучная Австралия озаботилась проблемой нелегального пересечения морской границы на лодках полинезийцами и разработала драконовские меры: авантюристов-мигрантов ловят, предъявляют обвинение в незаконном въезде и отправляют для разбирательств в страны, куда они приплывать не собирались. Одна из таких — Науру. Пребывание там может растянуться на годы, тем более что договоров о приеме высланных мигрантов у Австралии со странами, откуда те прибыли, нет, а оставлять их у себя Зеленый континент не намерен из принципа: объявятся новые. Ситуация имеет все признаки юридического тупика.

Роль наурийцев в этом — сугубо подчиненная. За деньги островитяне соглашаются принимать у себя иностранцев и держат их в спартанских условиях под надзором. Среди задержанных дети, но Науру готова изолировать и их — бизнес есть бизнес. В обмен островитяне получают денежную компенсацию, а кроме того… как оказалось, тренируются в проведении карантинов.

К началу XXI века стало ясно, что заработать как-то иначе, используя свою территорию, у наурийцев вряд ли получится. В середине — конце прошлого столетия островитяне пережили период сырьевого бума, во время которого (с помощью западных инвесторов) активно и успешно экспортировали обнаруженные в своих недрах фосфаты. Извлечение полезного минерального ресурса имело темную сторону. «Отработанные» участки острова не просто утратили живописность, а превратились в голые скалы, достойные сравнения с марсианским пейзажем. В местах, где когда-то велась добыча, сегодня затруднено не только ведение хозяйства, но даже и простое передвижение. Неудивительно, что наладить выгодный туристический бизнес у островитян не получилось — возможно, они всерьез и не надеялись на это.

К несчастью, безвозвратно были потрачены и деньги, отложенные в «тучные» годы на будущее. На пике наурийский суверенный фонд насчитывал до $2 млрд, но полностью исчерпался еще к началу нынешнего века из-за серии неудачных инвестиций. После некоторых размышлений местные власти заменили добычу фосфатов на изоляцию нелегалов, сохранив важную и даже основополагающую черту местной экономики. В Науру (как и в соседней Тувалу) зарабатывать можно, сведя контакты с соседями к минимуму, и часто — в госсекторе. Как показывает практика, при такой структуре занятости переживать внешнеэкономические шоки (в том числе вызванные пандемией) гораздо проще.

И все же даже при соблюдении перечисленных условий (вакцинация, изоляция) без одного, но главного укрыться от коронавируса даже на острове невозможно. И тувалийцам, и наурийцам до поры до времени сопутствовала удача. Продолжит ли она благосклонно взирать на крохотные полоски суши у самого края Тихого океана, покажет время.

Игорь Гашков

Adblock
detector