Меню

Как пишется слово чопик

Какой-нибудь или какой нибудь?

Вопрос «слитно или раздельно» красной линией проходит практически в любом тексте на русском языке: в нём очень много действительно сложных слов и словосочетаний, правописание которых вызывает определённые затруднения. Тем более, что написание часто зависит от контекста. Однако есть и такие слова, которые всегда пишутся одинаково, независимо от смысла фразы. Например, если вы не знаете, как правильно пишется: какой-нибудь или какой нибудь, нужно просто запомнить правило. О нём и поговорим.

Какой-нибудь или какой нибудь: как правильно пишется слово?

Правописание слова

К какой части речи относится слово какой-нибудь? Для начала определимся, что оно означает. А означает оно что-то неопределённое, в некоторых случаях приблизительно – «любой», «некоторый», без конкретного предпочтения: «какой-нибудь фильм/день/маршрут», то есть неважно какой.

Тем не менее, основное слово здесь – «какой», то есть местоимение, которое может употребляться самостоятельно как вопросительное или относительное. А указанная словообразовательная частица «нибудь» превращает это местоимение в неопределённое. Самостоятельно эта единица не употребляется, а только после вопросительных местоимений «что?», «как?».

При этом независимо от рода, числа и падежа местоимения эта единица не изменяется:

  • какой-нибудь – муж. р., ед. ч., Им. падеж либо жен. р., ед. ч., Род. падеж;
  • какая-нибудь – жен. р., ед. ч., Им. падеж;
  • какое-нибудь – ср. р., ед. ч., Им. падеж;
  • каких-нибудь – мн. ч., Род. падеж.

Если подвергнуть слово морфемному разбору, то мы увидим, что корень – «как», окончание – «ой». И лишь в конце – частица «нибудь». Но после окончания в русском языке есть только один возвратный суффикс – «ся». Следовательно, мы называем частицу «-нибудь» постфиксом.

Между тем, так как постфикс – несамостоятельная единица, то встретить её отдельно невозможно. Следовательно, она пишется с основным местоимением только через дефис. И исключений в этом правиле нет.

Более того, при изучении грамматики в школе ученикам предлагают запомнить следующий мнемонический стишок:

Когда пишешь «-то», «-либо», «-нибудь» – чёрточку не позабудь!

Как и прилагательное, это слово в предложении отвечает на вопрос «какой?».

Примеры предложений

  1. — Предлагаю сегодня развеяться и сходить на какой-нибудь фильм! – предложил Генка.
  2. По вечерам Ирина Петровна любила присесть за рояль и томно спеть какой-нибудь неприевшийся романс.
  3. Дождь пошёл так внезапно и сильно, что Алёнке пришла в голову идея забежать в магазин и купить какой-нибудь самый дешёвый зонт.
  4. — Пап, расскажи какой-нибудь случай из прошлого, — попросил Мишка.
  5. На ночь калитку запирали, чтобы не вошёл какой-нибудь кот и не опустошил миску их «доблестного» пса.

Ошибочное написание

Неправильных вариантов написания этого слова множество: «какой нибудь», «какой-небуть», «какой-небудь», «какой небуть» и даже «кокой-небуть».

Синонимы слова

Прямых синонимов нет, но есть близкие по смыслу варианты: «некий», «любой», «всякий», «какой найдётся», «какой имеется», «некоторый».

Заключение

Итак, чтобы не ошибиться в правописании, достаточно просто запомнить, что постфиксы «-то», «-либо» и «-нибудь» пишутся только через дефис.

КАКОЙ-НИБУДЬ или КАКОЙ НИБУДЬ, как правильно пишется?

Местоимение «какой-нибудь» пра­виль­но пишет­ся с дефисом.

Чтобы выбрать, как пра­виль­но пишет­ся это сло­во, c дефи­сом или раз­дель­но, опре­де­лим его часть речи и мор­фем­ный состав.

Часть речи слова «какой-нибудь»

В напи­са­нии инте­ре­су­ю­ще­го нас сло­ва важ­но уста­но­вить, к какой части речи оно принадлежит.

Дети, сей­час давай­те посмот­рим какой-нибудь мультфильм.

Слово «какой-нибудь» отве­ча­ет на вопрос какой? Но оно кон­крет­но не обо­зна­ча­ет при­знак пред­ме­та, как при­ла­га­тель­ное, напри­мер сравним:

  • мульт­фильм (какой?) интересный;
  • мульт­фильм (какой?) любимый.

Это сло­во толь­ко ука­зы­ва­ет на неопре­де­лен­ный при­знак пред­ме­та. По этим грам­ма­ти­че­ским при­зна­кам отне­сем его к неопре­де­лен­ным место­име­ни­ям.

Правописание слова «какой-нибудь»

Значение неопре­де­лен­но­сти ему при­да­ет части­ца -нибудь, с помо­щью кото­рой это сло­во было обра­зо­ва­но от одно­ко­рен­но­го отно­си­тель­но­го место­име­ния «какой». В мор­фем­ном соста­ве ана­ли­зи­ру­е­мо­го сло­ва выде­лим сле­ду­ю­щие мини­маль­ные зна­чи­мые части:

как ой — нибудь — корень/окончание/постфикс.

Разбор по соста­ву под­твер­дил, что это одно сло­во, а не два, поэто­му сде­ла­ем вывод, что раз­дель­ное напи­са­ние «какой нибудь» явля­ет­ся неверным.

В выбо­ре пра­виль­но­го напи­са­ния это­го место­име­ния вос­поль­зу­ем­ся орфо­гра­фи­че­ским правилом.

Например, пона­блю­да­ем за напи­са­ни­ем сле­ду­ю­щих слов:

  • выпол­нить кое-как;
  • нари­со­вать кое-что;
  • почему-то ошибаться;
  • что-то узнать;
  • какой-либо пово­рот;
  • когда-либо вер­нуть­ся;
  • как-нибудь расположиться;
  • что-нибудь поис­кать.

Это место­име­ние изме­ня­ет­ся по родам и чис­лам и сохра­ня­ет дефис­ное написание:

  • собрать­ся в какой-нибудь день;
  • какая-нибудь стра­ни­ца в нача­ле книги;
  • отме­тить какое-нибудь дерево;
  • нари­со­ва­ны какие-нибудь животные.

Примеры предложений со словом «какой-нибудь» из художественной литературы

Обе соба­ки сиде­ли у ног сво­е­го хозя­и­на — одна спра­ва, дру­гая сле­ва — в надеж­де, что он защи­тит их; они выли, взвиз­ги­ва­ли и при­ни­ма­лись исступ­лен­но лаять, если какой-нибудь волк под­би­рал­ся к кост­ру бли­же осталь­ных (Джек Лондон. Белый Клык. Зов предков).

Острые зубы сопер­ни­ка то и дело отго­ня­ли прочь какого-нибудь оди­но­ко­го вол­ка (Джек Лондон. Белый клык).

Тихо, ничем не выда­вая жиз­ни, сто­я­ли избы, но, когда хозя­ин при­бли­жал­ся к какой-нибудь из них, она отзы­ва­лась тер­пе­ли­вым вздо­хом, пока­зы­вая, что все чув­ству­ет (Валентин Распутин).

КАКОЙ-НИБУДЬ или КАКОЙ НИБУДЬ, как правильно пишется?

Местоимение «какой-нибудь» пра­виль­но пишет­ся с дефисом.

Чтобы выбрать, как пра­виль­но пишет­ся это сло­во, c дефи­сом или раз­дель­но, опре­де­лим его часть речи и мор­фем­ный состав.

Часть речи слова «какой-нибудь»

В напи­са­нии инте­ре­су­ю­ще­го нас сло­ва важ­но уста­но­вить, к какой части речи оно принадлежит.

Дети, сей­час давай­те посмот­рим какой-нибудь мультфильм.

Слово «какой-нибудь» отве­ча­ет на вопрос какой? Но оно кон­крет­но не обо­зна­ча­ет при­знак пред­ме­та, как при­ла­га­тель­ное, напри­мер сравним:

  • мульт­фильм (какой?) интересный;
  • мульт­фильм (какой?) любимый.

Это сло­во толь­ко ука­зы­ва­ет на неопре­де­лен­ный при­знак пред­ме­та. По этим грам­ма­ти­че­ским при­зна­кам отне­сем его к неопре­де­лен­ным место­име­ни­ям.

Правописание слова «какой-нибудь»

Значение неопре­де­лен­но­сти ему при­да­ет части­ца -нибудь, с помо­щью кото­рой это сло­во было обра­зо­ва­но от одно­ко­рен­но­го отно­си­тель­но­го место­име­ния «какой». В мор­фем­ном соста­ве ана­ли­зи­ру­е­мо­го сло­ва выде­лим сле­ду­ю­щие мини­маль­ные зна­чи­мые части:

как ой — нибудь — корень/окончание/постфикс.

Разбор по соста­ву под­твер­дил, что это одно сло­во, а не два, поэто­му сде­ла­ем вывод, что раз­дель­ное напи­са­ние «какой нибудь» явля­ет­ся неверным.

В выбо­ре пра­виль­но­го напи­са­ния это­го место­име­ния вос­поль­зу­ем­ся орфо­гра­фи­че­ским правилом.

Например, пона­блю­да­ем за напи­са­ни­ем сле­ду­ю­щих слов:

  • выпол­нить кое-как;
  • нари­со­вать кое-что;
  • почему-то ошибаться;
  • что-то узнать;
  • какой-либо пово­рот;
  • когда-либо вер­нуть­ся;
  • как-нибудь расположиться;
  • что-нибудь поис­кать.

Это место­име­ние изме­ня­ет­ся по родам и чис­лам и сохра­ня­ет дефис­ное написание:

  • собрать­ся в какой-нибудь день;
  • какая-нибудь стра­ни­ца в нача­ле книги;
  • отме­тить какое-нибудь дерево;
  • нари­со­ва­ны какие-нибудь животные.

Примеры предложений со словом «какой-нибудь» из художественной литературы

Обе соба­ки сиде­ли у ног сво­е­го хозя­и­на — одна спра­ва, дру­гая сле­ва — в надеж­де, что он защи­тит их; они выли, взвиз­ги­ва­ли и при­ни­ма­лись исступ­лен­но лаять, если какой-нибудь волк под­би­рал­ся к кост­ру бли­же осталь­ных (Джек Лондон. Белый Клык. Зов предков).

Острые зубы сопер­ни­ка то и дело отго­ня­ли прочь какого-нибудь оди­но­ко­го вол­ка (Джек Лондон. Белый клык).

Тихо, ничем не выда­вая жиз­ни, сто­я­ли избы, но, когда хозя­ин при­бли­жал­ся к какой-нибудь из них, она отзы­ва­лась тер­пе­ли­вым вздо­хом, пока­зы­вая, что все чув­ству­ет (Валентин Распутин).

Правописание слова «какие-нибудь»: верная форма, грамматика, употребление

Слово «какие-нибудь» – множественное число от «какой-нибудь», «кто-нибудь», «что-нибудь».Во всех формах правильно пишется через дефис. То, и другое, и третье местоимения. Первое из них имеет мужской, женский и средний роды; второе и третье неопределённые, но все они именно слова, а не словосочетания или выражения. Писать раздельно «какие нибудь» или, ещё хуже, слитно «какиенибудь» – очень и очень грубые ошибки. Грубые до того, что работника, связанного с делопроизводством, могут за них так же грубо, простите, выкинуть на улицу. Будем надеяться, что эта статья избавит вас и мыслей об этом.

Грамматика

Как сказано выше, слово «какие-нибудь» – общее (собирательное) местоимение множественного числа для нескольких исходных, в том числе неопределённых. Как таковое, и само приобретает некоторую неопределённость со всем вытекающим (см. в конце). Состоит из корня «какие» и постфикса (предокончания) «-нибудь». Постановка ударения и разделение переносами ка-кие́ни-будь. Обратите внимание: дефис перед -нибудь обычной толщины. Это значит, что здесь разделять слово нежелательно, так как разнос по строкам его значащих частей ухудшает читаемость текста. Падежные формы:

  • Именительный каки́е-нибудь: «Скажите, а есть ли какие-нибудь живые свидетели вашего пересказа?»
  • Родительный каки́х-нибудь: «Купи ещё каких-нибудь свежих овощей на завтра».
  • Дательный каки́м-нибудь: «А ты не знаешь, можно ли доверять на том курорте каким-нибудь квартиросдатчикам?»
  • Винительный (одушевлённых предметов) каки́х-нибудь: «Посмотри, нет ли на дворе каких-нибудь бродячих собак или котов».
  • Винительный (неодушевлённых предметов) каки́е-нибудь: «Вечно ты спрашиваешь про какие-нибудь несуразицы».
  • Творительный каки́ми-нибудь: «Надо бы мне на лето обзавестись какими-нибудь тапками для улицы».
  • Предложный каки́х-нибудь: «Не надо думать о каких-нибудь неприятностях, тогда они тебя обойдут стороной».

Значение

Как явствует из примеров, «какие-нибудь» означает безразлично кто или что, всё равно кто или что, любой/любое, неважно кто или что, первый встречный/первое попадшееся.

Полных синонимов нет ввиду многозначности понятия. Полных антонимов нет по той же причине. Частичные синонимы «какие-то», «какие-либо», «некие». Однако употребляемы они весьма широко, так как по причине той же многозначности намёки на конкретизацию выбора, довольно сильные для частичных синонимов к «что-нибудь» и «кто-нибудь», здесь умаляются почти до ничтожности.

Обоснование написания

Постфиксы это словообразующие единицы, подставляемые после суффиксов. Термин «предокончание» неудачен, поскольку не говорит о роли постфикса: твёрдо зафиксировать значение слова. Если суффикс поддаётся истолкованию, то постфикс непреложен, т.е. придаёт всему слову категоричность.

«Какие» исходно – безличное местоимение (точнее, вне личное, соотносится и с одушевлёнными, и к неодушевлёнными предметами). «-нибудь» в данном слове фактически равнозначно и «некто», и «нечто». Дефис перед ним ставится потому, что и то, и другое наделено собственным смыслом. Всё оно вместе с «какие» приобретает значение, близкое к неопределённости, полной неясности. Дефис при «-нибудь» несколько конкретизирует всё слово; до возможности мысленного восприятия. «Какие-нибудь» и сходственные ему слова (какой-нибудь, кто-нибудь, что-нибудь) обладают ярко выраженным суггестивным (подсознательным) воздействием (такие слова именуются психотическими); к ним относятся и выражения «не так», «не такой», и т.п. Поэтому указанные вначале ошибки небезвредны для сознания читателей, а ещё более – для пишущего их. Английские эквиваленты «something», «anybody», «not the same» и др. менее навязчивы семантически (хотя также обладают изрядной агрессивной суггестией), поэтому исконно англоязычные швыряются ими дело не по делу, не видя вреда для себя. Нам же необходимо внимательнее относиться к строю и семантике родного языка.

Статья находится на проверке у методистов Skysmart.
Если вы заметили ошибку, сообщите об этом в онлайн-чат (в правом нижнем углу экрана).

Числительное как часть речи

Имя числительное — это самостоятельная часть речи, которая обозначает:

  • отвлеченные числа: один, три, одиннадцать,

  • количество предметов: один велосипед, три скейт,

  • порядок предметов при счете: первый велосипед, третий скейт.

Имя числительное отвечает на вопросы:

  • Сколько?

  • Какой?

  • Который по счету?

Числительные представляют ограниченный разряд слов. При счете до миллиона есть тридцать шесть вариантов наименований чисел:

  • один — девятнадцать;

  • десятки (двадцать — девяносто);

  • сотни (сто — девятьсот).

Кроме словесной записи, есть еще цифровая: 8 — цифра; восемь — слово. А как мы уже знаем из математики, цифра — это математический знак, который обозначает число.

Интересный факт!

Не у каждой цифры есть словесное обозначение. Например, ноль при произношении не озвучивается: 101 — сто один.

Ноль есть в составе двух видов числительных:

  • десятичных дробей: ноль целых одиннадцать сотых,

  • времени суток: в девятнадцать ноль-ноль.

Есть два варианта написания: ноль и нуль. Как их использовать:

  • При подсчете, сравнении чаще используется форма ноль: ноль меньше трех, ноль целых и одна десятая.

  • В терминах чаще встречается форма нуль: сумма равняется нулю, уличная температура держится на нуле.

  • В устойчивых выражениях встречаются обе формы: ноль внимания, счет ноль-ноль, свести к нулю.

  • Прилагательное часто образуется от формы нуль: нулевой меридиан, нулевой пробег.

Морфологический разбор имени числительного

  1. Часть речи. Общее значение.

  2. Начальная форма (именительный падеж).

  3. Постоянные признаки: простое или составное; количественное или порядковое; разряд (для количественных).

  4. Непостоянные признаки: число (если есть), род (если есть), падеж.

  5. Роль в предложении.

Еще один важный факт!

Числительное может быть любым членом предложения, но чаще всего определением.

Пример морфологического разбора

Мы вернулись через тридцать минут.

Тридцать — числительное.

  1. Вернулись (когда?) через тридцать минут.

  2. Начальная форма — тридцать.

  3. Постоянные признаки: простое, количественное, целое количество.

  4. Непостоянные признаки: винительный падеж.

  5. Второстепенный член (обстоятельство).

Постоянные грамматические признаки имени числительного

У числительных почти отсутствуют категории числа и рода, зато есть особые формы склонения и словообразования. Рассмотрим морфологические особенности имени числительного.

У имён числительных два постоянных признака — значение и состав. У количественных числительных есть ещё один постоянный признак — разряд.

Простые и составные числительные

Простые числительные — слово с одним корнем: четыре, второй, сто.

Сложные числительные — слово с несколькими корнями: семьдесят, одиннадцать, трехсотый.

Составные числительные — из двух и более слов, как простых, так и сложных: тридцать три; шестьдесят второй, сто двадцать девять.

Курсы по русскому языку онлайн в школе Skysmart помогут улучшить оценки в школе, подготовиться к контрольным, ВПР и экзаменам.

Количественные и порядковые числительные

Количественные числительные отвечают на вопрос «сколько?» и могут выражать:

  • количество предметов (три ручки, два друга, десять кустов);

  • отвлеченное число (два, пятнадцать, полтораста, двести).

Порядковые числительные отвечают на вопрос «который?» и обозначают порядок предметов при счёте: первый, двадцатый, сотый.

Счетные числительные близки к порядковым, но отражают не номер предмета в ряду, а степень того или иного свойства или характеристики предмета. Например:

  • единичный экземпляр, двоичная функция.

Неопределенно-количественные числительные близки к количественным, но называют неточное число предметов: несколько машин, мало отзывов.

Мультипликативные числительные обозначают множественность чего-либо. Например:

  • двойные следы, тройной шнур.

Разряд количественных числительных

Целые количественные числительные обозначают целые числа и количество целых в единице:

  • четыре стула, семь вилок.

Дробные количественные числительные обозначают дробные числа и дробное количество:

  • одна пятая пирога.

Собирательные количественные числительные отвечают на вопрос «сколько?» и включают девять слов:

  • двое, трое, четверо, пятеро, шестеро, семеро, восьмеро, девятеро, десятеро, оба, обе.

Любопытный факт! Количественные и собирательные числительные образуют неделимые словосочетания с существительными. Вот, например:

  • Трижды пять — это пятнадцать.

  • Оба парня классно играют в футбол.

  • Они перекусили за десять минут и пошли работать дальше.


Непостоянные грамматические признаки имени числительного

У имён числительных есть три непостоянных признака:

  1. Падеж:

    • Именительный — один первый учитель.

    • Родительный — одного первого учителя.

    • Дательный — одному первому учителю.

    • Винительный — одного первого учителя.

    • Творительный — одним первым учителем.

    • Предложный — (об) одном первом учителе.

  2. Число (только для порядковых):

    • Единственное число — первый (учитель).

    • Множественное число — первые (учителя).

  3. Род (только для порядковых):

    • Мужской род — первый (сноуборд).

    • Женский род — первая (флейта).

    • Средний род — первое (событие).

Склонение количественных числительных

Начальная форма имён числительных — именительный падеж.

Именительный

двадцать

четверо

одна третья

Родительный

двадцати

четверых

одной третьей

Дательный

двадцати

четверым

одной третьей

Винительный

двадцать

четверых

одну третью

Творительный

двадцатью

четверыми

одной третьей

Предложный

о двадцати

о четверых

об одной третьей

Склонение составных числительных

При склонении количественных числительных изменяются все слова и все части сложных слов. А при склонении порядковых — только последнее слово: шестьсот шестнадцать — шестьюстами шестнадцатью — шестьсот шестнадцатого.

Именительный

восемьсот восемьдесят семь деревьев

шестьсот сорок четыре мелочи

семьсот восемьдесят две страницы

Родительный

восьмисот восьмидесяти семи деревьев

шестисот сорока четырех мелочей

семисот восьмидесяти двух страниц

Дательный

восьмистам восьмидесяти семи деревьям

шестистам сорока четырем мелочам

семистам восьмидесяти двум страницам

Винительный

восемьсот восемьдесят семь деревьев

шестьсот сорок четыре мелочи

семьсот восемьдесят две страницы

Творительный

восьмьюстами восьмьюдесятью семью деревьями

шестьюстами сорока четырьмя мелочами

семьюстами восьмьюдесятью двумя страницами

Предложный

о восьмистах восьмидесяти семи деревьях

о шестистах сорока четырёх мелочах

о семистах восьмидесяти двух страницах

Склонение числительного один

Падеж

Мужской род

Средний род

Женский род

Множественное число

И.

один

одно

одна

одни

Р.

одного

одной

одних

Д.

одному

одной

одним

В.

как И. п. и Р. п.

одно

одну

как И. п. и Р. п.

Т.

одним

одной

одними

П.

(об) одном

(об) одной

(об) одних

Склонение числительных два, три, четыре

Падеж

Два (м.р. и ср.р.)

Две (ж.р.)

Три

Четыре

5-20, 30 изменяются, как существительные ж.р. на -ь

И.

два

две

три

четыре

восемь

Р.

двух

трех

четырех

восьми

Д.

двум

трем

четырем

восьми

В.

как И. п. или Р. п.

как И. п. или Р. п.

восемь

Т.

двумя

тремя

четырьмя

восемью

П.

(о) двух

(о) трех

(о) четырех

(о) восьми

Склонение числительных 50-80, 200-400, 500-900

Падеж

50-80

200-400

500-900

И.

шестьдесят

двести, триста, четыреста

шестьсот

Р.

шестидесяти

двухсот, трехсот, четырехсот

шестисот

Д.

шестидесяти

двумстам, тремстам, четыремстам

шестистам

В.

шестьдесят

двести, триста, четыреста

шестьсот

Т.

шестьюдесятью

двумястами, тремястами, четырьмястами

шестьюстами

П.

(о) шестидесяти

(о) двухстах, трехстах, четырехстах

(о) шестистах

Склонение числительных полтора, полтораста

Падеж

Мужской род

Женский род

Средний

Именительный

полтора

полторы

полтора

Родительный

полутора

полутора

полутора

Дательный

полутора

полутора

полутора

Винительный

полтора

полторы

полтора

Творительный

полутора

полутора

полутора

Предложный

полутора

полутора

полутора

Именительный падеж

полтораста

Родительный падеж

полутораста

Дательный падеж

полутораста

Винительный падеж

полтораста

Творительный падеж

полутораста

Предложный падеж

полутораста

Склонение собирательных числительных оба/обе

Падеж

Мужской род

Женский род

Средний род

Именительный

оба

обе

оба

Родительный

обоих

обеих

обоих

Дательный

обоим

обеим

обоим

Винительный

оба

обе

оба

Творительный

обоим

обеим

обоим

Предложный

(об) обоих

(об) обеих

(об) обоих

Склонение неопределенно-количественных числительных

Неопределенно-количественные числительные «немного»/«много» склоняются так же, как и слова «немногие»/ «многие».

Падеж

Сколько

Немного

Именительный

сколько

немного

Родительный

скольких

немногих

Дательный

скольким

немногим

Винительный

как И. п. и Р. п.

Творительный

сколькими

немногими

Предложный

(о) скольких

(о) немногих

Склонение порядковых числительных

Порядковые числительные изменяются так же, как и прилагательные: по числам, родам и падежам.

Запоминаем!

Порядковые числительные, которые образованы от сложных количественных, нужно писать в одно слово: пятидесятый, трёхсотый.

Падеж

Числительные (кроме третий)

Третий

Единственное число

И.

первый

второй

девятый

тридцатый

тысячный

третий

Р.

первого

второго

девятого

тридцатого

тысячного

третьего

Д.

первому

второму

девятому

тридцатому

тысячному

третьему

В.

как И.п. или Р.п.

третьего

Т.

первым

вторым

девятым

тридцатым

тысячным

третьим

П.

(о) первом

(о) втором

(о) девятом

(о) тридцатом

(о) тысячном

(о) третьем

Множественное число

И.

первые

вторые

девятые

тридцатые

тысячные

третьи

Р.

первых

вторых

девятых

тридцатых

тысячных

третьих

Д.

первым

вторым

девятым

тридцатым

тысячным

третьим

В.

как И. п. или Р. п.

третьих

Т.

первыми

вторыми

девятыми

тридцатыми

тысячными

третьими

П.

(о) первых

(о) вторых

(о) девятых

(о) тридцатых

(о) тысячных

(о) третьих

Порядковые числительные, оканчивающиеся на -сотый, -тысячный, -миллионный, -миллиардный, пишутся в одно слово: двадцатипятитысячный, сорока восьмимиллионный.

Правописание мягкого знака в числительных

Мягкий знак в числительных пишется на конце: пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцать, двадцать, тридцать.

Мягкий знак в числительных пишется в середине в именительном и винительном падеже: пятьдесят, шестьдесят, семьдесят, восемьдесят, пятьсот, шестьсот, семьсот, восемьсот, девятьсот.

Мягкий знак не нужен в середине таких числительных: пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцать.

Запоминаем!

Частица «не» с числительными всегда пишется раздельно: не четыре, не девятый.

Числительные и другие части речи

Чтобы не перепутать существительное с числительным, нужно научиться их отличать.

Запоминаем!

Имя числительное может быть записано как числом, так и словами, а имя существительное — только словами.

В таблице мы привели примеры с количественными числительными и именами существительными.

Количественное числительное

Существительное

Примеры

1

один

единица

Один в поле не воин. Кол — синоним единицы.

2

два

двойка

Жили у бабуси два весёлых гуся. Двойка за контрольную — это еще не приговор.

3

три

тройка

Три яблока на столе. Бежит тройка коней.

4

четыре

четверка

У меня четыре брата. По русскому языку я получил четвёрку.

5

пять

пятерка

Пять лебедей живут в парке. Пятерка — самая высокая отметка в школе.

6

шесть

шестерка

У Пети было шесть друзей. Мне выпал козырь — шестерка пик.

7

семь

семерка

Я занимаюсь боксом семь лет. Семерка — мое счастливое число.

8

восемь

восьмерка

Моей сестре восемь лет. Восьмерка — это символ бесконечности.

9

девять

девятка

Я пригласила девять друзей на день рождения. Завод перестал выпускать девятки.

10

десять

десятка

У меня на руках десять карт. Среди них есть десятка червей.

100

сто

сотка

Машина едет сто километров в час. У меня всегда есть сотка в кармане.

В русском языке есть глаголы и существительные, которые образованы от числительных. Например:

  • обнулить счёт

  • раздвоение личности

Рассмотрим таблицу сравнения числительного с существительным, прилагательным и глаголом.

Имя числительное

Числительное в виде сложных существительных и прилагательных

Имя существительное

Имя прилагательное

два

двустишие, двухпалубный

двойка

двойной (прыжок)

три

троеборье, трехъярусный

тройка

тройной (одеколон)

четыре

четвероклассник, четвероюродный

четверка

четвертая (розетка)

На федеральном портале проектов нормативных правовых актов появился документ, предлагающий изменить правила русского языка, которые были утверждены в 1956 году.

Сетевые СМИ, новостные ленты и блогеры кинулись обсуждать новость. Как водится, стороны разделились на два непримиримых лагеря. Назовем их условно «охранителями» и «прогрессорами». Первые насмерть стоят на незыблемости правил, данных нам дедами и являющихся безусловными скрепами русского народа, вторые столь же яростно считают, что язык должен меняться в угоду даже сиюминутным тенденциям.

Но есть у обеих сторон одно общее. Большинство из спорящих даже не открывало обсуждаемый документ, а если и открывало, то дальше трех страниц вводной части не ушло. Об этом исчерпывающе свидетельствуют примеры, которые приводятся в статьях и постах – все они приведены авторами документа именно во вводной части в качестве аргумента за то, что изменения нужны.

А на самом деле документ вовсе не посягает на устои русского языка, не вводит новых слов и не прогибается под ситуацию. Дело в том, что в документе речь идет исключительно об орфографии. Морфология и словообразование не являются предметом рассмотрения. Документ рассматривает правила написания, а не наличие слов в словаре. А проблема действительно острая, это вам любой корректор скажет. В обиходе, причем официальном, сейчас столько слов, которые не фигурируют в словарях, что корректоры вынуждены руководствоваться своим здравым смыслом и «понятиями», выправляя рукописи и документы. Только сегодня минут 15 обсуждали с корректором, как нужно писать слово «Постзапад» в смысле «цивилизация, идущая на смену классической Западной» – с прописной буквы, со строчной или вовсе в форме «ПостЗапад»? К единому мнению так и не пришли, а проверить негде.

В основном предлагаемый свод фиксирует уже сложившиеся правила, расширяя их за счет слов, пришедших в язык более чем за полвека с момента составления предыдущего свода. Хотя есть и разделы, которых раньше не было и без которых полноценность свода под вопросом. Например, в проекте правил предельно четко объясняется, что слова президент или премьер-министр с прописных букв пишутся только и исключительно в официальных документах. А в газетной статье прогиб в форме «Президент России» является грамматической ошибкой.

Фото: Сорокин Донат/ТАСС

Не менее важным является раздел религиозных названий, где предписывается с прописной буквы писать слово «Бог» применительно к названию единого верховного существа в монотеистических религиях. Со строчной буквы пишется слово «бог» в формах множественного числа, а также в значении одного из множества богов или в переносном значении – боги Олимпа, бог Аполлон, бог войны. На этом тему можно будет считать закрытой, а тех, кто христианского или мусульманского Бога будет упоминать с маленькой буквы, считать не атеистом, а просто малограмотным человеком.

Вот чего мне категорически не хватило в упомянутом документе, так это объяснения, как правильно пишутся географические названия у ближайших отколовшихся соседей. Совершенно логично, что они должны писаться так, как это исторически сложилось в русском языке, а не в языках самих соседей. Потому что от всех этих Беларусей, вукраин и Таллиннов кровь из глаз брызжет. А от Кыргызстана и вовсе язык в узел завязывается. Ну не говорят у нас так и никогда говорить не будут. То, что это национальные комплексы – понятно. Евреи вон самодостаточны и не требуют от нас, чтобы мы Вифлеем называли Бейт-Лахемом, как у них принято, а китайцы не вопят, что если мы напишем Пекин, а не Бейджинг, то проявим имперское хамство. Так вот, этого раздела в документе просто нет. А жаль. Только в одном месте я увидел, что слово «Алма-Ата» надо писать через дефис и с двух строчных. В общем, хайп блогеры раскрутили на порожняке. Ну или на традиционном русском – если нет повода для скандала, значит, надо его придумать.

Но вот сам факт того, что русский язык требует формального обновления, вряд можно оспорить. И здесь «охранители» категорически неправы. Любой язык – живая субстанция. Если его остановить в развитии, он повторит путь санскрита, арамейского или латыни – мертвых языков, которые широко известны, но которыми пользуются только специалисты и религиозные деятели.

Русский язык в этом плане крайне гибок и восприимчив. Соседи-небратья одно время любили попрекать русских тем, что вы, мол, мокша и угро-финны, а мы настоящие славяне, потому как у русских половина слов заимствована. Ну, это действительно так ­– может, не половина, но много. И именно поэтому в технических или медицинских вузах Украины насильное введение «соловьиной мовы» вместо «языка агрессора» вызывает коллапс – на застоявшемся в развитии языке очень сложно объяснять вещи, возникшие в историческом масштабе совсем недавно. Приходится либо переходить на английские эквиваленты, которые точно так же к мове отношения не имеют, либо выдумывать смешные слова, которых сами украинцы не понимают.

Русские – народ экспансивный, живущий «наружу», русским чуждо капсулирование, в том числе капсулирование культуры и языка. Русские соприкасаются с сотнями этносов и впитывают частицы их культуры. Тем мы отличаемся от тех же англосаксов, которые так же экспансивны, но соприкасаясь с чужой культурой, не берут от нее, а насаждают собственную.

В русском языке, как в кунг-фу, нет места понятиям «никогда» и «нигде». Это понятия для ограниченных людей. Любое слово или оборот могут прижиться в русском языке, если они помогают решать какие-то задачи – объяснять сложный процесс, упрощать, делать фразу лаконичней или быть термином, которому нет адекватного аналога в русском языке. Все в русском определяется одним условием – уместностью. Русский язык жив именно потому, что в нем нет «никогда». Иначе мы бы до сих пор «иже еси паки и вельми понеже» говорили и писали с ятями и ерами.

Но сторонники радикального лингвистического прогресса тоже берут на себя слишком много. И здесь понятие «уместности» подходит даже больше. Да, наш язык впитывает много и быстро. Но он так же быстро и отторгает лишнее, наносное. Неуместное. Если ничтоже сумняшеся вводить в словари новоявленные словечки, особенно если они являются частью профессионального или сословного арго, то эти словари точно так же быстро сделаются собранием отмерших слов.

И не надо бояться засилья англицизмов в речи подростков. Это временно. Наши папы и мамы волкали на стриту в шузах и аскали на батл, чтобы дринкнуть на флэту. Это был их язык, приводивший в ужас наших бабушек. А сейчас они так говорят? Нет. Потом пришла пора уже нашим папам и мамам пугаться наших полублатных базаров, принесенных дурным ветром 90-х. Но мы же сейчас не забиваем друзьям стрелу на Пешке и не рамсим с драйвером за сотку. Правда, привычка отвечать за базар осталась, хоть и не у всех. Падонкавский или олбанский языки тоже отмерли, перестав быть оригинальными, став признаками замшелости. Так же отомрут и все эти авторки, кейсы, эшкере, коворкинги и гештальты, сделавшись ярким признаком человека отсталого и неоригинального.

И останется нам нормальный русский язык, обогащенный тем новым, что в нем прорастет потому, что улучшит его, а не замусорит. Просто это будет новый русский язык, его улучшенная осовремененная модель. И даже если вам будет что-то в нем резать уши, вспомните русский язык Державина и русский язык Пушкина. И поверьте, что «державинцы» вряд ли были в восторге от языка «пушкинцев». Слишком уж он был прост и свободен от вериг традиционного на тот момент словосложения. Это естественный процесс – и нет никакого смысла ему мешать.

Как правильно пишется?

Оба глагола совершенного вида и отвечают на вопрос «что сделать?».

Для того чтобы понять, чем отличаются слова друг от друга, обратимся к их парным глаголам, которые помогут уяснить смысл.

  1. Довозить.

Глагол, образованный от «везти» с помощью приставки «до-», имеет парный глагол несовершенного вида, который отвечает на вопрос «что делать?» − «довозить». Если речь идет о совершении такого действия, то слово правильно пишется: «довезти».

  1. Доводить.

Во втором случае представлен глагол, который образован от «вести» с помощью приставки «до-». Он также имеет парный глагол несовершенного вида, который отвечает на вопрос «что делать?» − «доводить». При совершении такого действия слово пишется правильно: «довести».

Морфемный разбор слов «довезти» и «довести»

Рассмотрим состав слова «довезти»:

довезти

  • приставка: «до-»;
  • корень: «-вез-»;
  • окончание: «-ти».

В корне слова находится буква «з», которая при произношении превращается в глухой согласный [с].

Разберем по составу слово «довести»:

довести

  • приставка: «до-»;
  • корень: «-вес-»;
  • окончание: «-ти».

В корне слова находится буква «с», которая при произношении не меняется.

Примеры предложений

  • У только что открывшегося ресторана случился недовоз морепродуктов.
  • На рынке случился недовоз свежих овощей.

В каких случаях пишут слово «довезти»

При произношении слова «довезти» звонкий согласный [з] оглушается. Так как он стоит перед глухим [т], в устной речи происходит его замена на глухой [с]. Отчетливое произношение двух согласных, из которых один звонкий, а другой − глухой, не свойственно русскому языку. Поэтому слово произносится «довести».

Однако, если глагол используют в значении: доставить кого-либо или что-либо в определенное место с помощью транспортного средства, всегда пишут «довезти».

При этом тот, кто довозит, может управлять транспортом сам.

Также «довезти» до места может использоваться в значении «сопроводить», используя для этого какой-либо вид транспорта.

Примеры предложений

Для закрепления правописания и случаев употребления рассмотрим несколько примеров:

  1. Бабушку необходимо довезти на такси до дома и проводить до квартиры.
  2. Преподавателю нужно срочно довезти недостающие графики к дипломной работе.
  3. – Довезти вас до кинотеатра? – Нет, спасибо! Мы здесь выйдем, пройдемся пешком.
  4. – Почему пожилому человеку пришлось добираться на автобусе? Неужели трудно было довезти его до дома?
  5. К сожалению, нам не удалось довезти товар до места назначения в неповрежденном виде.

Похожая статья  «Трудится» или «трудиться»: как правильно?

В каких случаях пишут слово «довести»

В отличие от глагола «довезти», слово «довести» как произносится, так и пишется.

Глагол тоже связан с доставкой кого-либо или чего-либо в определенное место, только без использования транспортных средств.

Кроме того, слово имеет другие значения и используется в переносном смысле.

Значения слова «довести»

Глагол «довести» используется в нескольких значениях:

  • сопроводить кого-либо до назначенного места пешком;
  • вызвать какими-либо действиями определенное состояние человека: «довести» до белого каления;
  • изменить количественную или качественную характеристику: «довести» до нужного значения;
  • продолжить, протянуть до какого-либо места, предела: «довести» дорогу до развилки;
  • сообщить информацию.

Примеры предложений

Закрепить правописание и употребление слова можно с помощью примеров:

  1. По пути в офис мне нужно довести ребенка до школы, потом забежать в аптеку, а затем отнести лекарство родителям.
  2. Он всегда начинал с азартом и неуемной энергией, но всегда быстро остывал. Ему никогда не удавалось довести дело до конца.
  3. По-моему, дети решили меня довести. Снова два замечания в дневнике и двойка по русскому языку.
  4. У нас произошли изменения в штатном расписании. Прошу довести эту информацию до сотрудников всех подразделений.
  5. Согласно проведенным анализам, необходимо работать над качеством питьевой воды и довести показатели до нормативных значений.

Какое правило

Это существительное не является общеупотребительным, оно обычно используется как профессионализм. Но его написание можно легко объяснить. Оно произошло от глагола «недовозить» и пишется в соответствии с источником.

Глаголы с «не» пишутся вместе, потому что с приставкой «до» они придают слову новое значение – недостаточность действия. Эти глаголы нужно отличать от омонимичных глаголов, которые имеют приставку «до» и стоят рядом с частицей «не».

В этом случае глагол будет иметь значение «не доведенное до конца действие». Сравните: мне денег недостает – он до дна не достает.

«Не довоз» или «недовоз» как пишется?

Задумались: «недовоз», как пишется, слитно или раздельно? Обратимся к словарям и правилам правописания, чтобы выяснить, какое написание является нормативным.

недовоз – как пишется слитно или раздельно?

1 ответ

Существительное “недовоз” пишется с “не” слитно.

Оно образовано от глагола “недовозить”, который тоже пишется с “не” слитно, т.к. в его составе есть приставка “недо-“. Эта приставка указывает на недостаточность либо неполноту действия.

Недовозить – довозить не в полной мере. Производное существительное “недовоз” также пишется с “не” слитно.

Синонимы слов «довезти» и «довести»

Подходящие по смыслу слова к «довезти»:

  • подвезти;
  • привезти;
  • отвезти;
  • перевезти;
  • развезти;
  • вывезти;
  • подбросить.

Близкие по значению слова к «довести»:

  • подвести;
  • привести;
  • завести;
  • отвести;
  • вывести;
  • рассердить;
  • разозлить;
  • достигнуть;
  • доделать.

Общие синонимы для двух глаголов:

  • доставить;
  • забросить.

[spoiler title=”Источники”]

  • https://ZnanieInfo.ru/orfografiya/dovezti-ili-dovesti.html
  • https://poisk2.ru/ne-dovezli-tovar-kak-pishetsya/

[/spoiler]

logohttps://www.znak.com/2021-12-01/kak_v_rossii_sazhayut_v_tyurmu_ispolzuya_sudebnuyu_ekspertizu_slov_i_kartinok_k_kotoroy_est_voprosy

2021.12.01

За последние 10 лет в России в несколько раз выросло количество приговоров с реальными сроками по уголовным делам, в которых обычно требуется гуманитарная экспертиза. Нередко именно результаты экспертизы ложатся в основу обвинений, позволяя ликвидировать организации и приговаривать людей к реальным срокам и штрафам за слова, изображения, видеоролики, перформансы. 

Спрос на экспертизы растет, но их качество и обвинительный уклон вызывают много вопросов. Кроме того, защита не имеет права воспользоваться этим инструментом, что является нарушением прав, признают сами эксперты.

Публикуем сокращенный вариант исследования «Какие надо смыслы», которое провела группа независимых журналистов, изучая, как устроена система судебной экспертизы и что с ней не так. 

Экспертизы «с явным нарушением академической честности и норм научной этики»

В конце октября в России впервые посадили по статье за оскорбление чувств верующих. Блогера из Таджикистана Руслана Бобиева и модель Анастасию Чистову приговорили к 10 месяцам колонии за фотосессию на фоне храма Василия Блаженного. На снимке Чистова в куртке с надписью «Полиция» стоит на коленях перед Бобиевым, а тот держит ее за волосы. Судебная экспертиза этого изображения проводилась, хотя в конечном итоге не потребовалась — обвиняемые признали свою вину. 

В другом резонансном, пока не завершившемся деле последних дней — деле правозащитного центра «Мемориал» (признан иностранным агентом) — гуманитарная экспертиза, напротив, сыграла ключевую роль. Мосгорпрокуратура потребовала ликвидировать Центр, утверждая, в частности, что в его материалах присутствуют «лингвистические и психологические признаки оправдания деятельности участников международных террористических и экстремистских организаций». Эти выводы сделаны на основе психолингвистического исследования АНО «Центр социокультурных экспертиз», известной своими заключениями по делам историка Юрия Дмитриева, Pussy Riot и Свидетелей Иеговы (управленческий центр в России признан экстремистской организацией).

Сколько человек получили реальные сроки по уголовным делам, в которых обычно требуется гуманитарная экспертиза (Источник данных: проект «Достоевский»)

1167486

Гуманитарная судебная экспертиза начала развиваться с начала нулевых. До этого времени, говорят эксперты, она была явлением редким — не было ни методических разработок, ни обширной практики. Второй всплеск спроса, по оценкам наших собеседников, приходится на конец прошлого десятилетия. С тех пор он не ослабевает, однако качество экспертиз нередко вызывает вопросы. В начале 2021 года сообщества Amicus Curiae и «Диссернет» запустили проект, в котором начали собирать «коллекцию» экспертиз, выполненных «с явным нарушением академической честности и норм научной этики». Добывать тексты заключений не так-то просто, поэтому пока на сайте собрано только 26 документов. Каждый сопровождается рецензией квалифицированного специалиста и списком нарушений. 

«С 2011 по 2017 год количество обращений ко мне [по поводу гуманитарной экспертизы] колебалось от 160 до 190 в год. С 2018 года этот показатель пошел вверх», — говорит о росте спроса начальник научно-методического отдела Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) Игорь Жарков. Так, в 2018 году к нему обратились 253 раза, в 2019 — 272 раза, в 2020 году — уже 337. 

Одной из причин роста спроса на экспертизы эксперт считает кризис — растет число конфликтов и судебных разбирательств как таковых. Второй причиной он называет рост числа обращений по делам «откровенно политическим либо политически мотивированным».

Один из авторов проекта Amicus Curiae Дмитрий Дубровский называет рост спроса на гуманитарную экспертизу «заметным» и объясняет его расширением законодательства. Сейчас, говорит Дубровский, есть целый набор сюжетов, когда именно эксперты определяют исход дела. При этом в ряде ситуаций «вообще ничего не сделаешь», потому что это «оформление через суд прямой политической репрессии».

К гуманитарным (или специальным) судебным экспертизам относят лингвистические, психологические и религиоведческие экспертизы. В качестве объекта выступает, как правило, текст, а задачей эксперта является его рассмотрение с точки зрения значения и контекста. В последнее время круг дисциплин, специалисты которых становятся авторами специальных судебных экспертиз, расширяется в сторону политических наук, социологии, истории.

«Самые одиозные и скандальные экспертизы исходят от университетов»

Судебную экспертизу может заказать суд, а также правоохранительные органы (полиция, следственный комитет, ФСБ) — то есть сторона обвинения. Сторона защиты правом экспертной инициативы не обладает. Она может заказать альтернативное заключение или предоставить рецензию на экспертизу, однако принимать ее во внимание или нет — решает суд. Чаще всего, не принимает.

Экспертные организации можно разделить на несколько категорий:

  •  ведомственные структуры, 
  • экспертные центры при вузах, 
  • некоммерческие организации, 
  • коммерческие организации.

«Склонность отрабатывать госзаказ»

Ведомственные работают при Министерстве юстиции, ФСБ, МВД и Следственном комитете. По словам наших собеседников, нередко они пишут «вполне адекватные тексты». «Там есть внутренние профессиональные стандарты, которые нельзя нарушать», — комментирует Дмитрий Дубровский. По выражению Жаркова, когда госэксперты работают по утвержденным методикам, то «менее склонны беспредельничать». Однако, подчеркивает собеседник, системный недостаток государственного эксперта — его подчиненное по отношению к власти положение. Как следствие — «склонность отрабатывать госзаказ».

В 2017 этот тезис подтвердил Европейский суд по правам человека в деле «Дмитриевский против России». В основу обвинения было положено заключение эксперта Приволжского регионального центра судебной экспертизы при Минюсте. В ЕСПЧ пришли к выводу, что экспертиза не была независимой, так как ее делали, по сути, представители госвласти. По словам юриста «ОВД-инфо» (проект признан иностранным агентом) Николая Зброшенко, после дела Дмитриевского такая позиция Европейского суда кочует из дела в дело.

«Не выступать на стороне одной из спорящих сторон, а обеспечивать интересы государства»

Экспертные центры при вузах — еще одна категория учреждений, проводящих судебные экспертизы. «Самые одиозные и скандальные экспертизы исходят от университетов. Как ни странно, они не проходят контроль научного сообщества, и научного качества там мало», — утверждает Дмитрий Дубровский. В частности, все наши собеседники, сошлись во мнении в отношении экспертного центра при СПбГУ. «Раньше он был независимым и делал хорошие экспертизы, но буквально три-четыре года назад у них что-то поменялось, и они стали делать экспертизы с выводами, которые интересуют обвинение», — комментирует адвокат Дмитрий Динзе.

Его слова косвенно подтверждает протокол совещания юридического факультета СПбГУ от сентября 2017 года (есть в распоряжении редакции). На совещании были озвучены правила для преподавателей, привлекаемых в качестве экспертов по «резонансным делам, имеющим важное общественное и государственное значение»: «не выступать на стороне одной из спорящих сторон, а обеспечивать интересы государства и органов власти». С 2017 года экспертный центр СПбГУ нарастил объемы работы примерно в пять раз, директор центра Антон Попов объяснил это ростом авторитета организации.

«Эксперты по вызову следствия»

Часто экспертизы проводят некоммерческие организации. Они могут быть и способом существования независимой экспертизы, комментирует Дубровский, но нередко становятся «прибежищем» экспертов, которые себя дискредитировали. Его слова подтверждает крымский адвокат-правозащитник Эмиль Кубердинов: «Лицензия не нужна, они устраивают некоммерческую организацию и стряпают экспертизы».

Так, в основе иска о ликвидации правозащитного центра «Мемориал» — документ (он позиционируется как «психолого-лингвистическое исследование»), подготовленный Натальей Крюковой и Александром Тарасовым. Крюкова — основательница автономной некоммерческой организацией «Центр социокультурных экспертиз». Она создала организацию вместе с психологом, доктором культурологии Виталием Батовым, ныне покойным. Дмитрий Дубровский в одном из своих интервью называл их «экспертами по вызову следствия», подчеркивая, что «они берутся за все, что вообще не входит в сферу их научных компетенций».

К экспертизам есть много вопросов. Один из главных — то, что этим инструментом могут пользоваться только суд и сторона обвинения, но не защитаК экспертизам есть много вопросов. Один из главных — то, что этим инструментом могут пользоваться только суд и сторона обвинения, но не защитаЯромир Романов / Znak.com

Также именно некоммерческая организация — АНО «Казанский межрегиональный центр экспертиз» — проводила экспертизу по алуштинскому делу «Хизб ут-Тахрир» (признана террористической организацией, запрещена на территории РФ). Проанализировав аудиозаписи и расшифровки разговоров в мечети, следователь интерпретировал использование исламских терминов, иных «косвенных» и «прямых» признаков как связь с деятельностью запрещенной организации. Обвинение запросило фигурантам дела от 14 до 19 лет колонии строгого режима.

Экспертизы, ламинирование, шиномонтаж

Коммерческим организациям формально делать экспертизу запрещено. Однако запрет можно обойти, если заказывать заключение не ООО, а сотруднику компании напрямую. Так, эксперт ООО «Лагуна-100» выполнил экспертизу по делу коломенского блогера Вячеслава Егорова, который предположил, что волна заболеваемости внебольничной пневмонией осенью 2019 года в Коломне могла быть связана с коронавирусом. На сайте организации можно узнать, что помимо судебно-экспертной деятельности, «Лагуна» занимается также печатью, ламинированием, набором текстов и шиномонтажом. 

«Экспертиза на общественных началах»

Отдельная категория — преподаватели вузов, которые выступают в личном качестве. Мы направили официальные запросы в восемь высших учебных заведений, чьи сотрудники проводили резонансные экспертизы. Связь с упомянутыми в запросах заключениями отвергли все — как говорится в ответах, их у вуза никто не заказывал, а преподаватели действовали самостоятельно. Однако, как отмечают наши собеседники — адвокаты, исследователи, независимые эксперты — процесс внутри вуза может быть неформальным, когда вузовское руководство «спускает» запрос на проведение экспертизы своим подчиненным без официального приказа.

Так, в Пермском научно-исследовательском университете (ПГНИУ) заявили, что вуз не имеет отношения к экспертизе по делу о «кукле Путина», сотрудники вуза действовали в частном порядке. Однако один из экспертов этого дела, доктор филологических наук Валерий Мишланов сообщил в переписке, что распоряжение сделать экспертизу он получил от ректора. При этом преподаватель подчеркнул, что «со следственными органами договор не заключался, а экспертиза проводилась на общественных началах».

Многие эксперты считают свою работу «гражданским служением»

«Что заставляет профессора, доктора наук утверждать, что существует некая особая социальная группа — «высшее руководство РФ», — причем она состоит только из двух человек — Путина и Медведева? О существовании других ветвей власти, о разделении властей доктор наук, вероятно, не слышал, — комментирует Игорь Жарков одно из дел в своей практике и заключает: — В большинстве случаев я плохо понимаю, что движет этими людьми».

Собеседник подчеркивает: основной двигатель — не деньги. Он приводит пример, когда следователь «зачем-то засунул» в дело платежные документы. Из них Жарков узнал, что за экспертизу ученый получил всего 6 тыс. рублей. В среднем, впрочем, стоимость экспертиз выше. В зависимости от сложности и числа вовлеченных людей, она колеблется от 15 тыс. до 100 тыс. рублей. «Так себе бизнес», — считает правозащитник Эмиль Кубертдинов.

Сколько человек осудили по уголовным делам, в которых обычно требуется гуманитарная экспертиза (Источник данных: проект «Достоевский»)

1167496

*Сокращение количества дел по статье о возбуждении ненависти или вражды связано с частичной декриминализацией статьи — теперь уголовная ответственность по ней наступает только после повторного нарушения.

«Полагать, что люди халтурят за деньги — слишком серьезное упрощение», — соглашается Дмитрий Дубровский. По его мнению, многие из экспертов считают свою работу «гражданским служением»: «Они действительно защищают государство от экстремистов и террористов, борются с религиозными меньшинствами. Такие прогосударственники — [им] непонятно, какие к ним претензии».

Правозащитник Эмиль Курбединов приводит в пример Елену Хазимуллину, известную по делу «Хизб ут-Тахрир» (признана террористической организацией, запрещена на территории РФ): «Она очень эмоционально выступает и не скрывает своей неприязни». Ольга Якоцуц, делавшая экспертизу по делу журналистки Светланы Прокопьевой, убеждена, что позицию вроде той, что выразила журналистка в своей колонке, можно высказывать «дома на диване, друзьям». 

Евгений Тарасов, известный по делу директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной, открыто признавался, что не терпит «антисоветчину» и «русофобию», а резко негативную характеристику деятельности советского правительства считает признаком экстремизма.

Мы попытались связаться с тринадцатью экспертами, чьи имена становились известны в связи с резонансными экспертизами. Почти все отказались от общения либо не ответили на наши звонки, сообщения и письма. Так, Ольга Якоцуц отказалась от интервью, потому что считает, что тему экспертиз «не стоит публично транслировать». Лариса Астахова свой отказ объяснила состоянием здоровья. Наталия Крюкова из АНО «Центр социокультурных экспертиз» заявила, что «рынка судебных экспертиз» не существует, поэтому и обсуждать нечего. Шамиль Махмудов, известный по делу о свастике на языческом празднике, отказался от интервью с формулировкой: «Извините, но не могу».

«Я выступала по делу, а адвокат спросил: «Как вы можете делать религиоведческую экспертизу, если вы не религиовед?»»

Единственный эксперт, давший согласие на разговор — Наталья Еднералова, учредитель и генеральный директор ООО «Центр экспертных исследований» (Сочи). В частности, она делала экспертизу по делу активистки Ольги Музыки, вышедшей на одиночный пикет в Воронеже. На плакате говорилось: «Требуем расследовать преступления против ЛГБТ в Чечне». Эксперт посчитала, что аббревиатура ЛГБТ может вызвать интерес, который в свою очередь может «перейти от теоретического исследования к практическому применению новых сексуальных знаний». На этом основании она сочла, что содержание плаката попадает под действие статьи КоАП 6.21, но до суда дело не дошло, его закрыли из-за процессуальных нарушений.

Свою первую экспертизу Еднералова подготовила в 2008 году. Говорит, на нее «практически пнула пинком хорошая приятельница, адвокат». Внимание судьи к ее словам и дело, завершившееся примирением сторон, вдохновило — Наталья Еднералова решила стать экспертом и пошла учиться. У нее много различных «сертификатов и бумаг». 

«Теория лжи, графология, сертификаты судебного соответствия по исследованию речи, по почерковедению, по исследованию психологии и психофизиологии человека», — перечисляет собеседница. Все это не государственное сертифицирование, добровольное. 

Сначала Еднералова делала экспертизы в направлениях, про которые говорит «чисто мое» — лингвистика, психология, графология, почерковедение. Потом адвокаты начали обращаться с запросами других экспертиз — по оценке имущества, по земельным делам. Тогда эксперт открыла ООО «Центр экспертных исследований» и стала привлекать к работе коллег.

Недавно она прошла курсы повышения квалификации и теперь может проводить религиоведческие экспертизы. Пойти на курсы решила после дела «Фалуньгун» (последователь учения получил штраф в 10 тыс. рублей за незаконное миссионерство). «Я выступала по делу, а адвокат спросил: Как вы можете [делать религиоведческую экспертизу, если вы не религиовед]?» — рассказывает Еднералова. По ее словам, это было «последней каплей», после которой она «срочно нашла, где научиться религиоведению». Курсы повышения квалификации заняли 1040 часов.

«В нашем Краснодарском крае это направление сейчас востребовано — появляется много сектантских объединений, которые наносят вред людям», — пояснила Еднералова в интервью. Она считает, что бороться с ними нужно «профессионально», доказывая, что они — «нечто иное, инородное для нашего народа и общества».

При этом эксперт признает — проблемы у отрасли есть. Например, то, что сторона защиты не может заказать судебную экспертизу. «Нарушается право человека на защиту», — комментирует Еднералова, объясняя такое положение вещей тем, что это позволяет «легко закрывать дела и получать «палки» за раскрываемость».

«Суд не обсуждает тексты, ему вообще неинтересно»

Одна из главных проблем — невозможность защиты «разбить» экспертизу, заказанную обвинением. Адвокат Илья Новиков приводит в пример дело московского студента Егора Жукова (его приговорили к 3 годам лишения свободы условно по статье о призывах к экстремизму через интернет). «По этому делу у нас было, по-моему, восемнадцать лингвистов, причем далеко не последних — [Юлия] Сафонова и [Анастасия] Бонч-Осмоловская…» — рассказывает Новиков. Четверо из них пришли в зал заседаний. Однако прокурор заявил, что считает специалистов некомпетентными и попросил дать им отвод. «Понятно, что при таком подходе даже если бы в зал суда вошла вся Академия наук в полном составе, никто из них не смог бы удовлетворить суд в смысле своей квалификации», — заключает собеседник.

Защита обращается к другим экспертам за альтернативным заключением или рецензией, но в большинстве случаев это бесполезно.

По словам адвоката Дмитрия Динзе, к экспертизе со стороны защиты суд скорее всего отнесется критически: «Скажет — у вас непонятный специалист, а тут эксперты, проверенные следователем, у них большой стаж работы с уголовными делами. То, что это вопрос науки, а не стажа работы со следствием, никого не интересует».

Иногда бороться получается. Так, по словам Эмиля Курбединова, адвокаты крымских татар «камня на камне не оставили» от экспертиз БГПУ им. Акмуллы. Практически на каждом процессе, где в качестве экспертов привлекали сотрудников этого университета, защитники оглашали разгромные рецензии. В конце концов ФСБ стала обращаться к другим экспертам. Еще одно исключение — рассмотрение дела судом присяжных. «Если я могу показать присяжным, что человек — шарлатан, если я могу устроить конфронтацию между ним и другим специалистом, мои шансы убедить присяжных очень высоки», — говорит Илья Новиков.

Суды часто относятся скептически к экспертам, мнение которых приводит сторона защиты, считают экспертыСуды часто относятся скептически к экспертам, мнение которых приводит сторона защиты, считают экспертыЯромир Романов / Znak.com

Другая проблема — отсутствие требований к компетенции юриста. По существующим правилам, в качестве эксперта может выступать любой человек, «обладающий специальными познаниями», но суд «по-своему» понимает это требование. «Человек мог всю жизнь заниматься детской поэзией, а тут его спрашивают про экстремизм, где нужны совсем другие знания», — комментирует Дмитрий Дубровский. 

По сути, отсутствуют требования и к методике. Ведомственные эксперты обязаны пользоваться утвержденными методиками Минюста, МВД, ФСБ. Для остальных это не обязательно. Дмитрий Динзе приводит пример, когда на вопрос, какой метод использовал эксперт, оценивая рисунки хентай, тот ответил — «визуальное наблюдение». «Есть эксперты, которые говорят: Я использую метод синтеза. Люди путают логические операции с научным методом», — дополняет Дмитрий Дубровский.

В ситуациях, когда «подходящей» методики нет, можно придумать свою. Игорь Жарков из ГЛЭДИС называет это «научно легитимизированным подходом»: «Если не получается то, что хочется, а ресурсы позволяют, можно замутить НИР [научно-исследовательская работа] и дать «уточненное» определение»». В качестве примера он приводит понятие «призыв» (например, на акцию протеста). В середине нулевых оно рассматривалось как довольно узкое, а затем было уточнено, и возникла возможность писать «косвенный призыв», «скрытый призыв», «имплицитный призыв». По словам Жаркова, такая трактовка уже отражена в методических разработках государственных судебно-экспертных учреждений.

Ситуацию усугубляет непрозрачность. «Обычные научные тексты где-то публикуются, их можно почитать и сделать вывод. А судебные экспертизы никому не известны. В суд это приходит, там озвучивается, там и остается», — продолжает Дубровский. Тексты экспертиз нигде не выкладывают, их приходится добывать сложным образом, упрашивая адвокатов и правозащитников, подтверждает Лариса Мелихова, координатор проектов сообщества «Диссернет».

Главной причиной появления сомнительных экспертиз наши собеседники называют общую деградацию судебной системы.

«Суд не обсуждает тексты, ему вообще неинтересно. Он берет экспертизу и говорит: ну вот же, эксперт нам сказал — экстремизм, какие тут могут быть обсуждения?», — комментирует исследователь Дмитрий Дубровский. «Вся эта группа играет на одном поле — на поле обвинения, — соглашается адвокат Дмитрий Динзе, имея в виду полицию, органы следствия, ФСБ, суд и привлекаемых ими экспертов. «Качество экспертизы ухудшается [еще и] из-за того, что все прекрасно знают — будет обвинительный приговор, и любую, даже самую ужасную экспертизу, суд вытянет за уши», — дополняет правозащитник Эмиль Курбединов.

Для того чтобы добиться нужного результата, суд может заказывать экспертизы неоднократно. Так, по делу журналистки Светланы Прокопьевой, осужденной за мнение, проводили восемь экспертиз, и именно последняя легла в основу обвинительного заключения. По делу о «кукле Путина» в первой экспертизе ее авторы, по сути, встали на сторону обвиняемых — тогда суд заказал другую экспертизу, которая выдала результат, позволивший вынести обвинительный приговор.

Кроме того, в похожих ситуациях и с похожими вводными данными сторона обвинения может получить радикально разные результаты — в зависимости от темы. Пример — два случая, произошедшие в Перми примерно в одно и то же время. И там и там есть видеоролик, где роли героев прописаны, используются костюмы и диалоги. В первом случае, видео касалось президента России Владимира Путина (упомянутое выше дело «о кукле»), экспертиза была проведена, а во втором ее провести якобы не смогли, заявив, что текстовая часть видео «не обладает смысловой самостоятельностью и видеоролик не пригоден для проведения лингвистического исследования». Это дело касалось клипа «Гражданский контроль», снятого сообществом «Гомофобия». Авторы ролика призывали к определенным действиям в отношении геев — «не давить, не пытать, не сжигать их в печи, аккуратно поймать и серьезно лечить». 

Реформа судебной системы, «в идеале — с люстрацией»

«Проблема в судебной системе, которая переваривает эти отвратительные экспертизы и не обращает внимания на то, что говорит защита», — убежден правозащитник Эмиль Курбединов. Игорь Жарков из ГЛЭДИС соглашается, добавляя, что нужна реформа судебной системы, «в идеале — с люстрацией».

Наши собеседники называют и другие меры, которые могли бы изменить ситуацию. Например, закрепление права адвоката на судебную инициативу на уровне Уголовно-процессуального кодекса. «Чтобы суд столкнулся с ситуацией, когда у него есть два равноценных документа, а дальше он должен разобраться», — комментирует исследователь Дмитрий Дубровский. В англо-американском праве это вполне официально называется «битва экспертов». «Там вообще нет понятия «независимый эксперт». У каждой стороны свои эксперты, они приходят в суд и спорят друг с другом в судебном заседании», — рассказывает Игорь Жарков.

Кроме того, полагают эксперты, необходимо вводить оценку экспертного акта до момента, когда он становиться доказательством. Экспертиза, считает Дмитрий Дубровский, должна быть «ну хотя бы формально научным текстом» — в частности, там должен быть и список научной литературы, — а не «списки из словарей и ссылки на Википедию», — и научная методика. «Что у нас делают эксперты? [Пишут: ] «Я использовал 225 разных методик» — а дальше весь текст представляет собой личные измышления», — комментирует исследователь.

Метод, доступный без изменений УПК, — предавать имена экспертов публичности. Именно так действуют сообщества Amicus Curiae и «Диссернет» в проекте «Судебные экспертизы», запущенном в начале 2021 года. 

«Когда мы начинали «Диссернет», то никто не думал, что в результате сотни человек будут лишены ученой степени, а сейчас постоянно приходят сообщения — этот лишен, тот лишен, здесь диссовет проголосовал за лишение… — комментирует координатор проектов «Диссернета»» Лариса Мелихова. — Эти изменения происходят не сразу, все началось с изменений репутационных. [Поэтому] первый шаг — вывесить эти экспертизы на свет, показать научному сообществу, которое вообще не очень в курсе того, что происходит». «Постепенно мы сумеем перемолоть эту муку», — уверен один из основателей «Диссернета» Андрей Заякин. По его мнению, публичность как минимум «уменьшит количество людей, которые готовы в подобной роли выступать».

Для кардинального изменения ситуации необходима судебная реформа, считают экспертыДля кардинального изменения ситуации необходима судебная реформа, считают экспертыНаиль Фаттахов / Znak.com

Так произошло, например, после дела о «кукле Путина». Имена экспертов — преподавателей ПГНИУ — стали известны общественности, дело вызвало резонанс. Выпускники вуза отправили в университет коллективное обращение с требованием уволить авторов экспертизы — в противном случае они грозились сообщить зарубежным партнерам ПГНИУ о его толерантности к политическим репрессиям (Университет на обращение не отреагировал). Некоторые преподаватели учебного заведения резко высказались о работе коллег. Экспертизу критиковали в соцсетях, называя «позором пермского университета». Во время слушаний по делу в апелляционной инстанции, активисты с нацбольскими повязками (НБП признана экстремистской организацией) раздавали людям листовки с изображением экспертов, на которых было написано: «Благодаря этому человеку и его участию в экспертизе Александра Шабарчина посадили на два года». Такие же листовки они расклеили по городу. «Прямо на их [экспертов] подъезд клеили, так, чтобы видели», — пояснил один из участников этой акции. 

Юрист Виталий Степанов работает с одним из экспертов по делу о «кукле Путина» на одной кафедре. Говорит, что отношение к авторам заключения внутри университетского сообщества не изменилось. Однако, по мнению Степанова, после начавшейся травли, преподавателей, «желающих поучаствовать в чем-то подобном, явно не прибавилось». 

Собственно, сам эксперт по делу, доктор филологических наук Валерий Мишланов, подготовивший лингвистическую часть заключения, признался журналисту, что отказался бы от участия в подготовке экспертизы, если бы знал, «сколь агрессивной, исполненной враждебности и ненависти» будет реакция «свободолюбивой либеральной общественности» (эта формулировка в ответе Мишланова взята в кавычки). Преподаватель, впрочем, оговорился, что, если бы взяться за экспертизу все же пришлось, он бы «не изменил в своей части ни буквы, ни запятой».

Полный проект «Какие надо смыслы» — по ссылке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector