Меню

Как тонул титаник рассказы очевидцев

Приблизительное время чтения: 7 мин.

ПОД КАКУЮ МУЗЫКУ ТОНУЛ Ровно 100 лет назад в Атлантике затонул пароход «Титаник», крупнейший лайнер в мире на тот момент. На борту находилось 2224 человека, 1513 из них в ту ночь погибли. Последнее, что играл оркестр на палубе тонущего судна, был церковный гимн «Ближе, Господь, к Тебе». 

Хроника гибели 

1912 год. Последний день плавания «Титаника» — воскресенье. По традиции утром на корабле провели церковную службу, оркестр исполнял мелодии песнопений разных христианских конфессий. Очевидцы запомнили, что в то утро звучал гимн англиканской церкви «O God, Our Help in Ages Past» — стихотворное переложение 90-го псалма («Живый в помощи Вышняго»). На молебне присутствовал 53-летний полковник нью-йоркской полиции Арчибальд Грейси, один из выживших пассажиров первого класса, позже описавший трагедию «Титаника» в книге. Он отправлялся домой в США после путешествия по Европе, дома его ждали жена и дочь. Пережить то, что выпало спасшимся пассажирам, по словам Грейси, было возможно, только имея достаточную психологическую, физическую и духовную подготовку.

Это был первый рейс гигантского лайнера. Шикарные апартаменты в стилях ренессанс, модерн, барокко, ампир, бассейны, бани, гимнастический зал, библиотека, кафе, бары, казино, хрустальные люстры, ковры, мраморные камины — «Титаник» был верхом роскоши. И считался непотопляемым: водонепроницаемые отсеки были гарантом этого. Его капитан даже говорил: «Я не представляю себе, как может потонуть такое судно. Современный уровень судостроения исключает кораблекрушение». Однако когда лайнер на полном ходу врезался в айсберг, «водонепроницаемые» перегородки были пропороты насквозь, «Титаник» ушел под воду за 2 часа 40 минут.

Имевшиеся на борту шлюпки могли вместить только половину пассажиров и членов команды — в то время число спасательных лодок зависело от водоизмещения судна, а не от количества людей на нем. К тому же в первый час катастрофы шлюпки заполнялись далеко не полностью — экипаж боялся перегрузить их, да и не все пассажиры стремились покинуть «Титаник», поначалу не осознавая серьезности ситуации. Так стюардесса Эни Мартин, услышав сообщение — лайнер тонет! – от души посмеялась и легла спать. Только когда новость ей сообщил инженер корабля, находившийся на борту, она поверила. А многие так и остались в своих каютах, не смогли или не захотели подняться наверх.

Погибли почти все мужчины и больше половины женщин и детей из третьего класса — многие из них просто не смогли преодолеть лабиринты узких коридоров лайнера и выбраться на палубу, тем более что члены экипажа, боясь паники и давки, в какой-то момент заперли решетки, перекрыв людям доступ на палубу (это отражено в фильме Камерона).

Погибли также 685 из почти 9 сотен членов экипажа, в том числе опытнейший капитан «Титаника» — Эдвард Джон Смит, для которого этот рейс должен был стать последним перед выходом на пенсию…

Паника и благородство 

Полковник Арчибальд Грейси до последнего момента был на палубе, помогая эвакуировать пассажиров (была дана команда сажать в лодки только женщин и детей). В своей книге он свидетельствует, что работавшие с ним и погибшие люди на деле исполнили слова Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Необыкновенно благородно вели себя офицеры «Титаника». Даже получив разрешение оставить свои обязанности, продолжали их исполнять. Благодаря механикам электричество на лайнере работало почти до самого конца, и только в последние минуты «Титаник» погрузился во тьму.

Грейси видел, как пожилая женщина, которая вот-вот должна была войти в шлюпку, вдруг передумала и вернулась к мужу со словами: «Мы всю жизнь прожили вместе. Куда ты пойдешь, туда и я». Полковник убеждал старика сесть в шлюпку вместе с женой, уверяя, что в силу почтенного возраста его пропустят, но тот ответил: «Я не хочу воспользоваться своей немощью и занять чужое место». Его жена отказалась бросить своего супруга.

Многие встречали смерть спокойно. Благородство не зависело от положения в обществе. «Мой друг Клинч Смит предложил бежать в сторону кормы, — вспоминает полковник Грейси в книге. — Но перед нами возникла большая масса людей, бежавшая к шлюпкам и блокировавшая нам путь. В толпе, среди мужчин, были женщины и они, казалось, были пассажирами третьего класса. Даже среди этих людей не было никакого истеричного крика, никаких признаков паники»…

Хотя, конечно, была на «Титанике» и паника, и подлость, и борьба за собственную жизнь. Грейси рассказывает, как группа мужчин пыталась прорваться на одну из последних шлюпок, расталкивая всех. Один из офицеров пригрозил им пистолетом и те притихли. Пистолет, правда, был не заряжен…

ПОД КАКУЮ МУЗЫКУ ТОНУЛ

Спасательная шлюпка «Титаника» D, снятая одним из пассажиров парахода «Карпатии»

Молитва 

«Самым ужасным были крики тонущих людей», — вспоминает Ева Харт. На момент трагедии ей было 8 лет, она вместе с сестрой и матерью спаслась на шлюпке, но отец семейства остался на тонущем лайнере. «А потом, минут через 25, наступила полная тишина. И темнота. Это было ужасно». Живыми из воды было подобрано всего 6 человек.

Арчибальда Грейси смыло волной, когда «Титаник» уже почти ушел под воду. Полковник много времени провел под водой и чудом оказался на поверхности. Он стал молиться, его самым горячим желанием в тот момент было попрощаться с женой и дочерью.

Его спасли далеко не сразу: мужчина забрался на перевернутую шлюпку, где уже сидело два десятка человек. Дрожа от холода, они ждали помощи несколько часов. Температура воздуха в ту ночь равнялась 0 градусам по Цельсию, температура воды +2-4 градуса. По словам полковника, часть людей с той шлюпки от изнеможения и переохлаждения соскользнуло в воду. На рассвете оставшихся в живых подобрал корабль.

Арчибальд Грейси прожил еще полгода после катастрофы и скончался в конце 1912 года, успев написать книгу о гибели «Титаника».

Последняя песня 

В ту ночь было немало благородных поступков, но одним из самых запоминающихся был поступок руководителя оркестра лайнера – 33-летнего Уолласа Хартли — и семерых его коллег-музыкантов. Они «вошли в число самых благородных людей в морской летописи», как писали потом газеты. Почти с самого момента столкновения с айсбергом эти восемь человек, стоя на палубе, играли музыку, чтобы приободрить пассажиров и помочь избежать паники. По одной из версий, последней композицией, сыгранной ими, стал церковный гимн середины 19 века «Ближе, Господь, к Тебе». Ева Харт рассказывала, что когда несколько месяцев спустя она услышала этот гимн в церкви, то выбежала оттуда в ужасе, узнав последнюю песню, звучавшую на «Титанике».

Есть и другие версии (например, кто-то из очевидцев слышал вальс «Осень»), достоверно мы этого никогда не узнаем. Тем не менее, вот этот гимн, который и по сей день поют в протестантских церквях (приводим также русский перевод).

Nearer, my God, to Thee, nearer to Thee!

Even though it be a cross that raiseth me;

Still all my song would be nearer, my God, to Thee,

Nearer, my God, to Thee, nearer to Thee!

(Хор)

Though like the wanderer, the sun gone down,

Darkness be over me, my rest a stone;

Yet in my dreams I’d be nearer, my God, to Thee,

Nearer, my God, to Thee, nearer to Thee!

(Хор)

There let the way appear steps unto heav’n;

All that Thou sendest me in mercy giv’n;

Angels to beckon me nearer, my God, to Thee,

Nearer, my God, to Thee, nearer to Thee!

(Хор)

Then with my waking thoughts bright with Thy praise,

Out of my stony griefs Bethel I’ll raise;

So by my woes to be nearer, my God, to Thee,

Nearer, my God, to Thee, nearer to Thee!

(Хор)

Or if on joyful wing, cleaving the sky,

Sun, moon, and stars forgot, upwards I fly,

Still all my song shall be, nearer, my God, to Thee,

Nearer, my God, to Thee, nearer to Thee!

На русском он звучит так:

Ближе, Господь, к Тебе, ближе к Тебе,

Хотя б крестом пришлось подняться мне;

Нужно одно лишь мне:

Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе к Тебе!

В пустыне странник я, и ночь темна.

Отдых на камне лишь найдет глава.

Но сердце и во сне

Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе к Тебе!

И пробудясь от сна песнь воспою;

Твоей хвалой, Христос, плач заменю.

В скорби отрада мне:

Ближе, Господь, к Тебе!

Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе к Тебе!

Когда земную жизнь окончу я,

Когда во славу Ты введешь меня,

Вечная радость мне:

Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе, Господь, к Тебе,

Ближе к Тебе!

Ни один из участников оркестра не выжил. Тело Хартли было найдено через две недели после гибели «Титаника» и отправлено в Англию. К его груди была привязан скрипка — подарок невесты. На похоронах присутствовало 1000 человек, а траурная процессия насчитывала больше 30 тысяч. «Люди сами себе создают красивые легенды», — скажет кто-нибудь. Но любая легенда имеет под собой основание. Когда задолго до гибели «Титаника» друг Хартли спросил его: «Что ты будешь делать, если корабль, на котором ты работаешь, пойдет ко дну?», тот ответил: «Я соберу свой оркестр и мы сыграем церковный гимн»…

             
(Tрагедия в поэтических картинах)

            1. Капитан

    Он звался гордым словом – капитан.
Кокарда, кортик золотом светились.
Он знал корабль от мачты до винта
И обожал от клотика до киля.

Он ведал нравы океанских вод.
В его командах чувствовалась сила,
И слава знатока морских широт
Клубами за спиной его носилась.

В тяжёлых брызгах капли бирюзы
Он видел. Если молния сверкала –
Он был гурман – он вкус большой грозы
Любил хлебать, как пену из бокала.

Он слыл своим во всех больших портах,
И в разговорах всех каюткомпаний
Он был легендой, ей при жизни став,
Разбив мещанский быт о риф скитаний.

Когда впервые вестью поражён,
О корабле – вселенском великане
Он услыхал, душа его стрижом
В груди зашлась, надеясь на свиданье.

Он долго-долго этой встречи ждал,
Все годы бурной капитанской жизни.
Он так об этом корабле мечтал,
Как бедуин в пустыне мнит о бризе.

Ему как честь корабль преподнесли,
Чтобы талант почтить в порыве рьяном.
Он был один в истории земли
И славой мог равняться с капитаном.

Они друг другу будто бы сродни
(Об их судьбе ещё никто не знает) –
Морской гигант – «Титаник» из брони
И старый капитан – его хозяин.

Он с кораблём, как с другом говорил:
«Ну, что, гигант, походим вместе в море…»
И заключил с ним странное пари,
Что будет величайшей из историй

Его последний триумфальный рейс…
Нет, он не мог трагедии предвидеть,
И был предначертанием небес
Его финал, как смерть быка в корриде.

            2. Титаник

  Волшебный мир из стали на плаву –
Корабль-мечта с могучими бортами
Смотрел надменным взглядом в синеву,
А на него – с разинутыми ртами…

Да, он огромным оком смотрит вверх,
Забыв про всё в последние минуты,
Про репортёрских вспышек фейерверк,
Про залп огней прощального салюта.

Он помнит звон шампанского о борт,
Когда со стапелей к родной стихии
Он соскользнул, как заходился порт,
Крича во след приветствия лихие.

Он был в себе так искренне уверен.
Он думал, что в стальных его бортах,
В глубинах трюмов, как в небесной сфере
Заключена вселенной красота.

И сдерживая нетерпенья дрожь,
Он на людей глазами круглых окон
Смотрел смеясь, неся во чреве ложь
О прочности и качестве высоком.

«Ах, пассажиры… Как они смешны,
Как муравьи в движеньи беспрестанном.
Клянусь ударом бортовой волны –
Я доверяю только капитану!»

Так думал он, налаживая связь,
И грохоча цепями такелажа,
Тем временем отчаянно гордясь,
Что зафрахтован не для каботажа.

Он был велик и невообразим –
Корабль-остров, плавающий город!
Огромный порт ещё лежал вблизи,
А в отдаленьи точкой станет скоро.

Он в океан стремился всей душой,
Мечтал скорей почувствовать боками,
Как гейши-волны стан его большой
Прозрачными оближут языками.

Вот наконец он протрубил гудком
В наполненное звуками пространство,
И капитанской волею влеком,
Обрёл в движенье счастья постоянство.

А вслед ему неслось: «Виват! Виват!»
Играл оркестр бравурный марш прощанья,
И рок уже вступил в свои права,
Трагедию событий предвещая.

          3. Айсберг

    Как странно знать, что айсберг всё же
Всего лишь твёрдая вода.
Она кипеть , быть талой может,
Но в твёрдом виде – глыба льда.

Безмолвный и необозримый,
По курсу северных широт
Блуждал гигант (но до Гольфстрима
Конечно же не доплывёт).

Жизнь айсбергов всегда загадка –
Где, под какой рождён звездой?..
У них известна лишь посадка –
Одна восьмая над водой.

Тот айсберг излучал сиянье,
Сверкал, как голубой алмаз.
Его с большого расстоянья
Мог разглядеть пытливый глаз.

Мильярды ледяных кристаллов
Спаялись в роковой таран.
Ни шторм, ни волны в девять баллов,
Ни Ледовитый океан,

Ничто не обладало властью
Сломить, переменить судьбу…
Навстречу кораблю, к несчастью,
Он вышел, преступив табу.

Всё дело в том, что в тех широтах
Из сотни шансов лишь один,
Что встретить айсберг может кто-то,
Но случай в жизни господин…

         4. Столкновение

  Под вещим оком Северной звезды
(Под ней потом произойдёт авария)
Он резал телом зеркало воды,
А думал – мир делил на полушария.

Он мощной грудью создавал волну,
Стремясь вперёд в порыве окаянном.
Он знать не мог про эту глубину,
И думал, что владеет океаном.

А на него из бездны наплывал
Огромный айсберг в призрачном тумане,
И мысль одна душила, как обвал:
«Чего мы ждём? Он борт мне протаранит…»

Он видел всё… Волнуясь каждой дверцей
Он повторял растерянно: «Земля…»
Но айсберг словно нож вонзился в сердце
Овеянного славой корабля.

Он резал борт как по стеклу алмазом,
И рвался искорёженный металл.
Он развалил его на части сразу,
Все девять переборок распластал.

И вдруг доселе нежная волна
Рванула внутрь, затапливая трюмы,
И всё закрыла пены пелена,
И о спасеньи поздно было думать.

Но этого ещё никто не знал,
И беззаботно пары танцевали
На палубах, а полная луна
Смотрела вниз без облачной вуали.

Корабль от боли будто бы ослеп –
Тонул, что толку плакать о невзгодах…
И отражался неба чёрный креп,
Как в зеркале, в атласных чёрных водах.

           5. „S O S“
             
    Летели звёзды вниз, как под откос
И гасли, исчезая в океане.
И срочно посылал сигналы „S O S“
Во тьму непотопляемый «Титаник».

А капитан – знаток морских широт
Определял размеры катастрофы,
И понимал – никто к ним не придёт,
Хоть так зови, хоть из ракетниц хлопай…

Случилось то, что даже в страшном сне,
В бреду, в горячке он не мог представить –
Кошмар, абсурд – его как будто нет,
И он не может ничего исправить.

Радист морзянкой отбивал в эфир
Сигнал беды: «Спасите наши души»,
Но ночь оглохла, отвернулся мир,
И страшных позывных никто не слушал.

Играл оркестр, звенела в трубах медь,
Корабль кренился, женщины кричали,
А из воды на них смотрела смерть…
Кто мог представить это всё в начале?..

За что одним послал всесильный Бог
В конце пути такое испытанье.
Других же спас, но показал как мог
Страдания, как меру воспитанья.

И почему такой ужасный путь
Избрал Господь для них во искупленье…
Какой великий грех, какая суть
Сокрыта в прошлом их как в преступленье?

Гордыня, жадность, зависть иль подлог?
Как велики должны быть прегрешения
Того, кто в этот час спастись не смог,
Иль самых близких потерял в крушенье…

…Тонул непотопляемый колосс,
Но трусостью не запятнав мундира,
Его хозяин старый вахту нёс –
Ведь борт не покидают командиры.

Он был в решеньи непоколебим
В последний день своих земных скитаний…
В пучину северных морских глубин
Ушёл непотопляемый «Титаник».

         6. Легенда

  В морской пучине занесённый илом
Лежит на дне, как горная гряда,
Как памятник громадный над могилой
Тех, кто ушёл с ним в плаванье тогда.

И каждый год в один апрельский вечер
Туман искристый в воздухе встаёт,
Как будто кто-то зажигает свечи
Над тёмной бездной океанских вод.

И медленно проходит чередою
Под вещим оком Северной звезды
Трагедии видение седое,
Как отраженье в зеркале воды.

Оркестра звуки слышатся в тумане,
Плесканье вёсел, приглушённый крик,
И возникает, как гласит преданье,
На фоне неба капитан-старик.

И айсберг-призрак проплывает мимо,
Сверкая словно голубой алмаз.
И капитану так необходимо
Предупредить несчастье в этот раз.

Но исчезает странное виденье,
И рябь ползёт по зеркалу воды,
В искристой дымке пропадают тени,
И в лунном свете тают их следы…

2001                                           

Гибель океанского лайнера «Титаник» по сей день остается одной из самых трагичных страниц в истории человечества. Катастрофа небывалого масштаба произошла 14 апреля 1912 года, когда корабль отправился в свой первый и единственный рейс.

Сколько погибло при крушении «Титаника», удалось подсчитать сразу. Столкновение огромного судна с айсбергом повлекло за собой панику среди пассажиров, в результате крушения утонуло 1496 человек. Но выжившие в этом аду (а их было более 700 человек) смогли рассказать подробности морского крушения. Спасшихся подобрал пароход «Карпатия», который через четверо суток доставил счастливчиков на сушу.

Реальные судьбы пассажиров Титаника

Среди них был второй помощник капитана Чарльз Лайтоллер, который прослужил на море 30 лет, и гибель Титаника была не единственным крушением в карьере морского волка. По словам моряка, после выхода из Саутгемптона погода благоприятствовала, однако 14 апреля мы вошли в район, где было замечено много айсбергов — об этом сообщала полученная с другого корабля радиограмма, однако экипаж «Титаника» об этом не уведомили. Беда не заставила себя долго ждать.

«Сдав смену и управление офицеру Мердоку, я отправился к себе каюту. Как только узнал о столкновении, то незамедлительно вернулся на верхнюю палубу. Я сразу же распорядился расчехлить все спасательные шлюпки и приготовиться к эвакуации. Каждый член команды знал, что ему необходимо делать в этой ситуации», — вспоминает Лайтоллер.

Бывалый моряк отмечает, что в ту страшную ночь команда корабля работала идеально слаженно, благодаря чему удалось спасти женщин и детей в первую очередь. «Никто не пытался пролезть вне очереди. Для последних двух шлюпок было сложно найти женщин, — отмечает очевидец. — Утром появилась «Карпатия» и взяла на борт всех спасшихся».

«Титаник»: выжившие пассажиры рассказывают о трагедии

Как тонул титаник рассказы очевидцев

Фредерик Дент-Рей, стюард «Титаника», тоже выжил. Он вспоминал, что принял новость о столкновении с айсбергом за розыгрыш коллег, хотя толчок ощутил отчетливо — в своей каюте, когда почти заснул после смены. Услышав крики людей, он вышел из каюты и пошел на палубу разузнать в чем дело.

А там вовсю эвакуировали детей и женщин. «Я подошел к 13-й шлюпке, которая уже была практически полностью заполнена и стал помогать пассажирам занимать места. Там была женщина, которая кричала и плакала от страха и говорила, что никогда не плавала в таких лодках. Некоторые пассажиры не хотели садиться в шлюпки, оставаясь в своих каютах, пока не оказалось слишком поздно. Мне было поручено грести», — вспоминает стюард о своем утлом суденышке, в котором было 62 пассажира.

Выжившие пассажиры Титаника отмечали предчувствие трагедии

Как тонул титаник рассказы очевидцев

Еве Харт было всего семь лет, когда ее семья решила совершить круиз на разрекламированном «Титанике». По словам Евы, на гигантском модном судне они оказались случайно: «Мы должны были плыть в Нью-Йорк на корабле «Филадельфия», но из-за начавшейся незадолго до этого забастовки угольщиков рейс был отменен. Отец был очень доволен, когда ему предложили взамен билет 2-го класса на «Титаник».

Зато маме такой обмен сразу не понравился, вспоминает Харт. «У моей матери был панический страх, когда мы садились на «Титаник», и она не могла понять, почему. Она отказывалась спать по ночам. Спала она днем. Когда случилась трагедия, мама была одета и бодрствовала, а мы с отцом спали. Мама ощутила толчок и сразу поняла, что случилось неладное», — отмечает мисс Харт.

После толчка отец сразу побежал на палубу и мгновенно скомандовал нам с мамой садиться в шлюпку. Сам он помогал команде в эвакуации пассажиров. «Мы попрощались, и больше я его никогда не видела», — вспоминает Ева. Из-за неразберихи они с матерью оказались в разных шлюпках и увиделись лишь на «Карпатии». Отец погиб, а Еву еще долго преследовал вид тонущего «Титаника», на котором был и ее папа.

Никто из пассажиров Титаника не осознавал масштаба трагедии

Как тонул титаник рассказы очевидцев

По словам самой знаменитой женщины, спасшейся с «Титаника» — Эдвины Макензи, ничто не предвещало беды. Погода была чудесная, корабль новый и надежный, команда профессиональная. Но случаются осечки. «В половине одиннадцатого вечера я уже дремала, когда почувствовала вибрацию корабля. Я встала с кровати и вышла в коридорчик, где курили несколько мужчин. Они спросили: «Что с вами?» Я сказала: «Что с кораблем?». Они ответили, что корабль всего лишь задел айсберг».

Маккензи отмечает, что никому не приходило в голову, что они стали заложниками трагедии. Многие полагали, что безопаснее остаться на «Титанике», чем садиться в спасательные шлюпки. Масштаб катастрофы себе представить никто не мог — это был единственный случай в истории, когда такая махина пошла на дно.

Наблюдая из спасательных шлюпок, как «Титаник» идет на дно, Маккензи дождалась корабля «Карпатия», который доставил их на берег уже через четыре дня. Обломки огромного судна ныне покоятся на глубине более 3700 метров, в результате крушения утонуло 1496 человек.

Adblock
detector