Меню

Кто сказал что интернет нам заменит сказку песня слушать

Когда я росла в детстве, ни одно Рождество не обходилось без коричневых фломастеров, мелков и цветных карандашей, разбросанных по нашему кухонному столу на протяжении всех праздников. Задолго до того, как изобилие рождественских товаров стало обычным явлением, моя мама, как и многие чернокожие родители в 1980-х и 1990-х годах, всегда превращала рождественские фигурки с лицами цвета персика в зеркальное отражение нашей афроамериканской семьи, словно Ангус МакГайвер (герой сериала американского «МакГайвер», известный тем, что мог сделать почти что угодно из подручных средств — Прим. ИноСМИ). Мама заботливо раскрашивала коричневым маркером лица эльфов и ангелочков на елочных украшениях, детей, колядующих на рождественских открытках и, что наиболее важно, все разнообразные версии самого Санта-Клауса.

Наш Санта был чернокожим, но для меня маленькой он не был Черным Сантой. Он был просто Сантой, без прилагательного. Иногда мама говорила мне, что нам пришлось самим раскрасить его лицо из-за нехватки коричневой краски у торговцев и издателей. И я была достаточно наивна, чтобы верить в это неловкое оправдание, пока позже, когда мне исполнилось 10 лет, мне не пришло время увидеть зияющие «дыры» во всей этой истории с Санта-Клаусом.

В течение следующих двух десятилетий я мало думала о Санта-Клаусе, пока летом 2011 года не родила сына. На День Благодарения в том году нам подарили очаровательный детский костюм Санта-Клауса, и когда я засунула в него коренастое коричневое тельце моего сына, у меня кружилась голова от ностальгии по собственному детству. Готовая воссоздать ту же самую праздничную страну чудес, в которой я выросла, я пошла за рождественскими украшениями с открытым сердцем и кошельком. Оба быстро закрылись, когда стало очевидно, что, хотя со времени моего детства прошло 20 лет, образы Санты остались такими же однообразными, что и раньше.

Как и моя мама, я разрисовывала им лица коричневой краской. Но эта моя работа была сдобрена здоровой дозой негодования — той роскошью, которой была лишена моя мать, которая выросла в сельской местности штата Вирджиния, где правили законы Джима Кроу (законы Джима Кроу, Джимкроуизм — широко распространённое неофициальное название законов о расовой сегрегации в некоторых штатах США в период 1890-1964 годов — Прим. ИноСМИ). Мама росла в том же месте и в то же время, что и незаконно казненная «Мартинсвиллская Семерка» (семеро чернокожих мужчин, незаконно казненных в 1951 году за изнасилование белой женщины в городке Мартинсвилл, штат Вирджиния, и посмертно помилованных в 2021 году — Прим. ИноСМИ) и преподавала там же в сегрегированном первом классе начальной школы в день убийства Мартина Лютера Кинга-младшего. В той шкале расовых травм, пережитых ею в своей жизни, раскрашивание лица Санты коричневой краской было едва ли не самой малозначительной.

Но для меня отсутствие фигурок темнокожих Дедов Морозов показалась личной обидой, как будто выражалось пренебрежение всей моей семье. Как будто вместо #OscarsSoWhite (только «белая» премия Оскар) появился еще и #SantasSoWhite (только «белый» Санта-Клаус). И дело здесь было не только в том, что елочные игрушки оказались разочаровывающе однообразными. В фильмах, телешоу, книжках с картинками и во всех других средствах массовой информации — почти везде фигурируют только белые Деды Морозы. Причем эти серийно выпускаемые Деды Морозы совсем необязательно отражают реалии нашей жизни: актер с японскими корнями Джордж Такей (Джордж Хосато Такэй — американский актёр, известный благодаря роли Хикару Сулу в сериале «Звёздный путь — Прим. ИноСМИ)». незабываемо описал визит азиатского Санта-Клауса, когда он и его семья были насильственно и несправедливо заключены в лагерь для интернированных американцев японского происхождения.

Пройдут годы, прежде чем эти оторванные истории сойдутся в снежный ком движения за разнообразие Санты, которое ширится сейчас. Но 2011 год — год рождения моего сына, был временем, когда Instagram и Pinterest еще только зарождались, поэтому единственным источником в моем поиске темнокожих Дедов Морозов был Google. Я использовала этот поисковик, чтобы найти продавца на сайте Etsy (веб-сайт интенрнет-торговли, который специализируется на изделиях ручной работы, антиквариате и уникальных товарах ограниченного выпуска — Прим. ИноСМИ) а Атланте, который отправлял моему сыну персональные поздравления от Черного Санты. А на eBay я нашла дорогие, но изысканные самодельные украшения и одежду ручной работы.

Я часами говорила по телефону, обзванивая различные места в Лос-Анджелесе, пока наконец не нашла Лэнгстона Паттерсона, одного из немногих черных Дедов Морозов, которые работали в то время в американских торговых центрах. Сфотографировать моего сына с этим щеголеватым Санта-Клаусом было самым ярким событием нашего Рождества, и мы с нетерпением ждали этого каждый год, пока моя работа не заставила меня переехать с семьей в Нью-Йорк.

Я предполагала, что найти Черного Санта-Клауса в самом разношерстном городе мира, будет легче. Так оно и оказалось, но только потому, что исполнительным продюсером моего радио-шоу была щедрая черная мама, которая взяла меня под свое крыло и дала мне инсайдерскую информацию. Как Гарриет Табмен, которая водит людей по подземной железной дороге, (Гарриет Табмен — американская аболиционистка, борец против рабства в США в 19 веке. Сбежав из рабства, она организовала сеть активистов по борьбе с ним и убежища, известные как Подземная железная дорога — Прим. ИноСМИ) эта мама и ее дочь благосклонно сопровождали мою семью, чтобы найти секретного Черного Санту в универмаге Macy’s, которого там называют «Специальный Санта» и которого можно отыскать только с помощью «сарафанного радио».

В Macy’s мы двигались в медленной очереди к «традиционному» белому Санте, спрятанному в комнате в конце толпы людей, пока возле нас не появился настоящий «эльф». Моя мамочка-наставница наклонилась к заостренному уху эльфа и прошептала: «Мы ищем Специального Санту». Эльф кивнул и показал нам большой палец вверх. Вскоре после этого другой эльф проводил нас к другой, но такой же длинной очереди, где мы ждали, пока волшебным образом не появился веселый Черный Санта и поздравил моего двухлетнего сына с Рождеством, слегка ткнув его кулаком и попросив «дать пять».

Когда мы ехали на такси домой, а наш довольный сын спал в своем автокресле, мы с мужем размышляли над абсурдностью этого чрезвычайно необычного опыта, но я была слишком измотана, чтобы чувствовать что-либо, кроме гордости за то, что мы успешно сохранили любовь моего ребенка к Деду Морозу еще на один год.

Через два дня после нашего визита в Macy’s Аиша Харрис опубликовала в Slate веселое эссе, в котором выразила то, что я испытала на собственном опыте. «Америка становится все менее и менее белой, но белый Санта с дефицитом меланина остается обычным явлением в рекламе, кастингах в торговых центрах и фильмах, — написала она. — Не пора ли сделать так, чтобы наш образ Санты лучше служил всем детям, которых он радует каждое Рождество?»

На следующий день телеведущая Мегин Келли (известная американская тележурналистка, работала на Fox News и канале NBC. Дважды брала интервью у Владимира Путина — Прим. ИноСМИ) ответила печально известной тирадой, провозгласив, что Санта и Иисус — это белые люди. Она говорила прямо в камеру, чтобы уверить всех детей, смотрящих Fox News, что, несмотря на все, что они могли ранее слышать, Санта является абсолютно белым, и что любой, кто думает иначе, не только неправ, но и смешон.

Как мать я была в ярости. Как журналистка и радиоведущая, я была полна решимости доказать, что Мегин Келли и другие близкие ей по духу люди, которые думали, как она, неправы. И я была не одна. На протяжении многих лет я писала рукопись моей новой иллюстрированной книги «Настоящий Санта-Клаус», которая представляет собой рождественскую сказку о Черном Санта-Клаусе, которую я хотела впоследствии дать прочитать своим детям. Одновременно начали действовать некоторые редприниматели.

Теперь компания Black Santa Company бывшей звезды НБА Барона Дэвиса (известный американский профессиональный баскетболист, играл за команды «Лос-Анджелес Клипперс» и «Кливленд Кавальерс» — Прим. ИноСМИ), небольшая компания по производству подарочной упаковки с блестящим названием Wrappers Delight и другие предприятия, занятые в сфере рождественских развлечений, строят планы на будущее, в котором ни одному ребенку больше не придется раскрашивать рождественские украшения.

Наши усилия работают. Лично мое достижение — это одна из по крайней мере трех детских книжек с картинками цветных Санта-Клаусов, изданных в этом году. У всех нас очень разные взгляды на то, как он мог бы выглядеть Санта, но чем больше разнообразия, тем веселее.

Давайте отбросим представление о том, что есть только один образ Санта-Клауса, и перестанем спорить о том, чья интерпретация Новогоднего дедушки верна. Пора направить всю силу рождественской сказки на самое драгоценное и важное — собственное воображение ребенка.

__________________________________________________________________________________

Нэнси Редд — известная радио- и телеведущая, автор нескольких книг, в том числе «Перед сном» и «Настоящий Санта». Она также является обозревателем популярного сайта Wirecutter.

Комментарии читателей The New York Times

World

Довольно скоро у нас будет отдельно все для всех, так что все расы представлены-то будут, но общество окажется еще более сегрегированным. Детям было бы лучше, если бы Санта стал вообще пришельцем из космоса.

Suzan

Мои два племянника — единственные дети в нашей семье. Они выросли, отмечая Хануку и все другие еврейские праздники, вместе со своей мамой, моей сестрой. Но у них также бывало и Рождество — каждый декабрь они навещали семью своего отца. Но Санта никогда не играл в их жизни большой роли. Я всегда буду помнить тот год, когда мой младший племянник сказал моей сестре о Санта-Клаусе, как сильно он не хочет видеть «этого страшного красного клоуна»!

Curmudgeon51

Я только что проверил Amazon на предмет «Черного Санты», и там перечислены несколько сотен товаров, в том числе украшение в виде дерева «Black Santas Matter». Если общество и не согласно признать, что Санта-Клаус (и другие мифические персонажи) не являются исключительной прерогативой белых, то, по крайней мере, некоторые коммерческие предприятия признают, что это важно.

rose6

Много лет назад я водил своих детей на встречу с Санта-Клаусом в магазин Macy’s в Нью-Йорке. Когда мы вышли из лифта в зимнюю страну чудес, нас встретили указатели, направляющие к Санта-Клаусам в трех направлениях с пометками «Санта-Клаус Черный», «Санта-Клаус Белый» и «Санта-Клаус Латинос».

Dan Stackhouse

Забавно, что никто еще не догадался переосмыслить полностью выдуманного Санту и представить его как женщину или вообще бесполое существо. Ведь сегодня никто не ходит в торговые центры, чтобы навестить миссис Клаус, и на самом деле мы никогда не видим ее в торговых центрах, только эльфов.

Я думаю, что это когда-нибудь произойдет. Женщины-Санты будут вполне себе ничего, как и трансгендерные Деды Морозы. Чем больше разнообразия в этих мифологических конструкциях, тем больше людей принимает разнообразие в реальной жизни. Правда, трудно себе представить, чтобы фанаты Fox News когда-либо приняли что-либо, кроме белого расизма, гомофобии и женоненавистничества.

René

Созданный американцами, Санта — это король капитализма, великий покровитель бизнеса. У нас должны быть Деды Морозы всех цветов, чтобы максимально увеличить траты людей и вытянуть из них как можно больше денег.

Matt

Как бы там ни было, но похоже, что Америка вновь вводит и одобряет расовую сегрегацию.

Колледжи, в которых теперь есть общежития, места для учебы и мероприятий только для чернокожих. Есть попытки заблокировать расовое разнообразие.

Вы можете утверждать, что это нормально, когда так поступают меньшинства, но это не подает хороший пример остальным.

Mathilda

Неправильно. Цветным студентам нужны собственные пространства в университетах, особенно если большинство их однокашников белые. Я небелый преподаватель из рабочего класса. Все мои коллеги — представители высшего среднего класса и белые. Они понятия не имеют, что такое разнообразие на самом деле.

Сегрегация стала причиной выселения моей небелой семьи и соседей. Наш многоквартирный дом был снесен, а на его месте построен кондоминиум с дорогими квартирами.

Shawn Davis

Значит, у нас должны быть отдельные очереди в торговом центре, чтобы ждать Санта, который представляет в расовом отношении именно нас? Если у нас есть отдельные очереди для этого, почему бы не ввести расовые очереди и для других вещей? Это один из самых расистских аргументов, которые я слышал за последнее время. Национальные символы могут иметь значение только в том случае, если они соответствуют нашей расовой идентичности? Уродливо злой аргумент. Такая разнообразная нация, как наша, не сможет сохраниться, если все будут просто считать себя членами какой-то одной расовой группы, а не едиными американцами.

PL

Есть что-то тревожное в картине двух очередей, черной и белой, в универмаге, ожидающих встречи с Санта-Клаусом. Это и называется сегрегацией. Само-сегрегация, но тем не менее это сегрегация. Кредо антирасизма поставило либеральные идеалы с ног на голову. О чем говорит спрос на Дедов Морозов, врачей и других, которые «похожи на меня»? Это указывает на глубокое чувство обособленности от общества в целом, фундаментальное недоверие к белым как ни к чему иному, а только угнетателям: белые врачи не могут захотеть помочь черным людям предотвратить болезнь или вылечиться от нее; белый Санта не может порадовать черных детей. Вот чему вы учите своих детей. Универмаги могут нанимать Дедов Морозов, которые отражают национальный состав окружающих сообществ, но это обособление Дедов Морозов по этническому признаку подрывает любую надежду на единство в нашем обществе. Сейчас «разнообразию» придается такое большое значение, что страна просто разваливается на части. Это недоверие друг к другу не только усугубляет раскол, оно буквально убивает: сколько черных жизней было потеряно из-за пандемии коронавируса, потому что они недостаточно доверяли белому медицинскому персоналу для того, чтобы вакцинироваться у него?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

«Красота и уродство» стал третьим в дискографии и первым полноценным релизом рэпера за шесть лет. Ранее он выпускал отдельные треки и клипы, а также сотрудничал с другими исполнителями — как с хип-хоп артистами (например, с Луперкалем, Маркулом и др. ), так и с рок-музыкантами (трек «Пора возвращаться домой» с группой «Би-2»). Осенью 2021 года Мирон Федоров опубликовал клип «Кто убил Марка?», название которого отсылает к главному персонажу концептуального альбома-антиутопии «Горгород», вышедшему в 2015 году. Незадолго до выхода «Красоты и уродства» Оксимирон выпустил сборник «Смутное время», куда вошли треки музыканта за последние шесть лет. RTVI поговорил с музыкальным критиком, кинорежиссером и писателем о том, что они услышали в 22 треках нового альбома.

Денис Бояринов, музыкальный критик:

Этот альбом интересно слушать, параллельно заглядывая в подстрочник. На нем со вкусом сделан выбор приглашенных участников — Дельфин (кстати, всего лишь вторая коллаборация в его карьере!), Аигел, ATL и — вроде бы — Монеточка (в песне «Дрейдл», предположительно, звучит голос певицы). Но при этом, на мой взгляд, это не альбом-прорыв и альбом-революция, которого ждали от Оксимирона все эти годы.

Это альбом — бег на месте. Рэперу не удалось прыгнуть выше головы и повторить то впечатление, которое производил «Горгород»: «ух ты, оказывается, русский рэп можно делать еще и вот так!» Мы в очередной раз увидели сильного и техничного MC с «прокаченными скиллами», который показал нам, что он мастерски может делать модернистский филологический рэп, нашпигованный гиперссылками, аллюзиями и аллитерациями, при этом, увы, совершенно забывая про музыку и саунд.

Окси

Фотография: Иван Краснов / RTVI

Тематически я вижу на этой пластинке три магистральные линии. Первая — это рэп про рэп: пощечины конкурентам, критика состояния жанра, якобы либо стоящего на месте, либо ушедшего в примитив и безыдейность (что, конечно, не так). Вторая — рэп про себя: психологический самоанализ, репортажи из внутреннего мира — в этих треках артист касается и гнета молчания, и груза ожиданий нового альбома, который сопровождал его все эти шесть лет. Третья большая группа треков — рэп про Россию: ядовитая рэп-публицистика, палящая по самым острым темам — от иноагентов до конспирологических теорий.

И вот эти треки — самое слабое место нового альбома: они неглубоки и из-за того, что нашпигованы прямо-таки злободневными наблюдениями, они не то что через 10 лет, а уже через год будут выглядеть устаревшими. В этом смысле «Красоту и уродство» нельзя сравнить с «Горгородом» — альбому 2015 года приписывали пророческие свойства во многом потому, что своему ощущению от времени артист придал литературную форму, обернул его в нарратив, в иносказание, которое позволило делать обобщение.

Здесь же я такого обобщения не наблюдаю, общественно-политическое не поднято на уровень символического. Особняком стоят несколько романтических песен: «Партизанское радио», в котором любовная история показана в декорациях фильма «Апокалипсис сегодня», «Улет» и «Пантеллерия» — мне, собственно, они и понравились больше всего: в них меньше яда и больше воздуха, меньше уродства — больше красоты, меньше панчей и больше поэзии. Жаль, что такого Оксимирона мы пока видели мало. И не факт, что еще увидим.

У меня нет ощущения, что Оксимирон работал над альбомом все эти шесть лет.

Треки явно сделаны не так давно (а отсылки к некоторым событиям в ряде треков прямо на это указывают). Но при этом перед нами очень олдскульная пластинка. По манере, по текстам, по духу, по подходу — это рэп для «бумеров» и для той преданной аудитории фанатов, которая готова вгрызаться в гранит текстов, вооружившись Википедией.

Рэп не для тиктока и инстаграма, но для фейсбука, а местами — так и вовсе для ЖЖ. Больше всего альбом понравится людям, которые за русским рэпом не следят и его не слушают.

Этот альбом очень олдскульный и по саунду. Конечно, на такую перенасыщенную по текстам запись способен только Оксимирон — и вряд ли у него в этом будут последователи. При этом, несмотря на строгий разнос, который Мирон учиняет русскому рэпу, среди рэперов помоложе хватает сильных текстовиков. Но они скорее работают как обэриуты или футуристы, а Мирон Федоров на их фоне — Александр Блок. А еще точнее будет назвать Оксимирона «БГ для интернет-поколения»: он несет важную просветительскую миссию: поклонники артиста узнают из его песен много нового, пытливо их расшифровывая. Мне кажется, что Оксимирону было бы приятно такое сравнение: неслучайно же Борис Гребенщиков нарисовал обложку для «Красоты и уродства». Разве вот только «Аквариум» таких долгих перерывов между альбомами не делал.

Сергей Кузнецов, писатель:

Альбом «Красота и уродство» за два дня с момента выхода я послушал более 10 раз — если хотите, это мой метод знакомства с новыми культурными явлениями. Поясню: рэп я никогда специально не слушал, однако шесть лет назад разные люди — в частности, мой сын — уговорили послушать «Горгород», который мне очень понравился. Когда нынешней осенью у него вышел «Кто убил Марка?», я решил переслушать все, что у вышло у Мирона к тому моменту. За ним последовал микстейп «Смутное время», который был прослушан по той же методе! — но все-таки на нем были в основном вещи, которые мы уже слышали раньше. А затем и полноценный альбом. И я очень рад его выходу, поскольку некоторое время было непонятно — называл ли Мирон Федоров новым альбомом «Смутное время» или нам ждать новой полноценной пластинки. Мне, честно говоря, никогда не были особенно интересны треки, посвященные коллегам по цеху! — а именно им, как мне показалось, были посвящены три четверти композиций со «Смутного времени». Новый альбом, слава богу, выше и лучше.

Выделю несколько моментов. Прежде Оксимирон поражал меня своим литературным мастерством — в частности, своей работой с рифмами. В новом альбоме, что интересно, нет специальной виртуозности и показательных выступлений, но именно в литературном плане он приносит большое удовольствие. Выскажу непопулярное мнение — мне он понравился больше, чем прежний «Горгород», прежде всего своим разнообразием. «Горгород» был сюжетным, концептуальным альбомом, со своей фабулой и персонажем. На «Красоте и уродстве» мы видим 22 совершенно разных истории и эмоции. Как ни странно, именно сюжетность, которая так всем нравилась, стала для него на прошлом альбоме рамкой, ограждением, за которое он не мог выйти. Новый альбом, прежде всего, гораздо более свободный — при том что и в нем есть стилистическое единство, это не микстейп по принципу «собрал все, что написал».

Это же касается и публицистичности песен нового альбома. Если в песнях «Горгорода» автор прятался за литературой и обобщением, то на «Красоте и уродстве» стал позволять себе больше. При этом, что парадоксально, градус публицистичности на новом альбоме даже ниже, чем на предыдущем, где замысел заставлял автора вращаться вокруг сюжета, с помощью которого он иносказательно пытался ухватить и передать дух времени. И от этого, собственно, политическое высказывание делалось более искусственным: с появлением сюжета сразу появляются положительные герои и плохие персонажи, которых автор якобы хочет обличить.

Освободившись от рамок фабулы, он, как ни странно, с этой задачей стал справляться лучше и свободнее, а сама публицистика в текстах Мирона без иносказания стала прямее и точнее.

И я бы не делал из него рэпера-журналиста: о тех же социальных процессах он читает и поет просто в рамках передачи ощущения от жизни, та же публицистика здесь поставлена на службу передачи духа времени. И слова «Слева рестик – справа арестик» (из песни «Празднуй» — Прим. RTVI) — это уже не публицистика, это сухая констатация факта, просто описание мира вокруг.

Рома Либеров, кинорежиссер:

Представьте: значимый исполнитель делится результатом длительной работы, и на него моментально обрушиваются тысячи комментов, комментариев, суждений, основанных на публичных ожиданиях. Я просто рад, что Мирон смог, как поется в одном из треков, «от себя к себе прийти», сам поставил себе сроки и выдержал их. И хотел бы в связи с этим напомнить слова Осипа Мандельштама: поэзия и поэт никому ничего не должны, и Федорова это касается впрямую. Что мне нравится в Мироне как в человеке и в Оксимироне как в исполнителе — он всегда отвечает за свои слова.

Окси_1

Фотография: Иван Краснов / RTVI

Я хотел бы выделить три момента. Самокопание у Оксимирона сменилось самоанализом и самонаблюдением, в котором нет болезненности, а есть искренность и откровенность. Рэп сейчас называют новым роком, имея в виду, что именно ему сейчас, вроде бы, отводится роль голоса поколения. Но если сравнивать эти два вида музыки, то как раз нынешнему року я бы посоветовал позаимствовать у рэпа (и, в частности, у Мирона) ту искренность, которая свойственна рэпу как жанру и Оксимирону как его яркому представителю. В русской музыке и то, и другое направление в России очень литературоцентричны.

Но вот нынешнему русскому року песенная форма как будто мешает откровенно говорить о том, что происходит вокруг и что авторы чувствуют в связи с этим.

Для меня этот альбом стал большим источником цитат. Тут есть тонкий момент: мы все вроде бы согласны, «против чего мы дружим», мы осознаем свои ценности и антиценности, но при этом у нас нет языка для понимания друг друга, мы в этом смысле разъединены. Рискну предположить, что те самые пресловутые шесть лет у Мирона ушли на создание корпуса тех четких слов, выражений и фраз, которыми мы можем «называть вещи своими именами» и даже договариваться между собой.

А чтобы его создать, нужно было все, о чем поется на «Красоте и уродстве», впитать и пропустить через себя.

Я был рад увидеть на альбоме следы нашего с ним общения. Прошлой зимой, в самый разгар пандемии, мы отправились с Мироном на выставку в Шереметьевском дворце в Петербурге, посвященную Сергею Дягилеву и «Русским сезонам». И в какой-то момент заговорили о том, что Дягилев как куратор, как организатор, как продюсер, если угодно, он очень близок к тому, что делает Канье Уэст. И вот я слышу в треке «Эминем»: «Дягилев был нашим Канье в Париже».

Хотел бы обратить внимание на один важный факт: Оксимирон в свое время уехал из Петербурга с родителями, жил в Германии и Британии, то есть был оторван от него. А затем самостоятельно принял решение вернуться на родину, то есть восстановить свою связь с ним. И я бы сказал, что «Красота и уродство» — очень городской, петербургский альбом. У меня на этом альбоме есть четкое ощущение, что «Красотой и уродством» он возвращается на свою, в том числе малую, родину, срастается с ней.

Алексей Крижевский

По теме:

  • Oxxxymiron впервые за пять лет выступит с концертами3 декабря 2021
  • Артемий Троицкий: «Оксимирон — как Борис Гребенщиков на фоне Дениса Майданова»3 декабря 2021
  • Рэпер Оксимирон выпустил «Красоту и уродство». Третьего по счету альбома музыканта ждали шесть лет1 декабря 2021

Новости партнеров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector