Меню

Логика слова дзен рассказ

В 2020 году 60% россиян отрицательно относились к феминитивам. Разбираемся, что изменилось сейчас и почему многие негативно реагируют на «авторок» и «врачинь», но совсем не против «медсестер» и «балерин»

Феминитивы (от лат. femina — женщина) — это слова, обозначающие женщин и часто образованные от однокоренных существительных мужского рода. В русском языке у феминитивов обычно есть специальный суффикс, например «-иц-» в слове «волчица» или «-к-» в словах «трактористка» и «журналистка».

По данным онлайн-опроса, проведенного в апреле 2021 года среди 164 тыс. человек (52% из них женщины, 48% — мужчины), 84% респондентов допускают, что феминитивы в скором времени станут грамматической нормой. Однако положительно к ним относятся только 11% опрошенных. По результатам другого опроса, проведенного в 2020 году фондом «Общественное мнение», к феминитивам негативно относятся 60% россиян.

Некоторые представители власти и вовсе предлагают штрафовать СМИ «за использование слов, намеренно искажающих русский язык и пропагандирующих безграмотность». Разбираемся, по каким причинам людей раздражают феминитивы.

Первая причина: языковой дискомфорт

Как пишут авторы книги «Словарь терминов межкультурной коммуникации», языковой дискомфорт — это осознание неуместности использования конкретного слова. Он может быть вызван низкой самооценкой человека, плохим владением языка и страхом допустить ошибку в произношении. Кроме внутриличностных причин такого состояния есть и внешние. Например, если общество негативно относится к понятию, за которым слово закреплено. Если говорить о феминитивах, то некоторые вкладывают в них негативный смысл и считают, что человек, который называет их «бухгалтеркой», а не «бухгалтером», относится к ним пренебрежительно. В такой ситуации многие будут избегать использования этих слов в речи, потому что не хотят сталкиваться с негативной реакцией.

Фото:Яндекс.Дзен


Фото: Яндекс.Дзен

Виктор Лебедев, психиатр, научный журналист:

«В случае с феминитивами языковой дискомфорт может быть вызван тем, что эти слова еще непривычны для большинства людей. Непривычное не означает плохое, но может вызывать определенное когнитивное сопротивление новым паттернам поведения, своеобразную «лень» мозга. Обычно мы не любим значимо перестраивать свои привычки и устоявшиеся модели поведения, тем более под внешним давлением. Это вызывает у нас естественное сопротивление и более стойкое желание делать по-своему.

Я думаю, что ругать кого-то за использование или неиспользование феминитивов не стоит, так как это бессмысленно и порождает излишнее напряжение и сопротивление с обеих сторон. Со временем, если языковая среда изменится в сторону большей частоты использования феминитивов (что уже понемногу происходит), их употребление в речи станет более естественным и не будет вызывать таких вопросов и споров, как вызывает сейчас».

Фото:Яндекс.Дзен


Фото: Яндекс.Дзен

Вторая причина: идеология стандартного языка

Идеология стандартного языка — это приверженность общепринятому разговорному языку, который поддерживается различными социальными группами. Наибольший вклад в формирование этой идеологии вносит государство через образовательные программы.

Фото:Snob.ru


Фото: Snob.ru

Школьные преподаватели с первого класса учат нас правильно ставить ударение и склонять имена существительные. И когда люди, выросшие на классических правилах русского языка, сталкиваются с новыми феминитивами, они их отрицают, ведь «это неграмотно и портит речь».

Фото:Яндекс.Дзен


Фото: Яндекс.Дзен

Третья причина: негативное отношение к феминизму

Впервые новые и непривычные феминитивы, такие как «режиссерка» или «редакторка», начали использовать в своих выступлениях и блогах фемактивистки. С тех пор эти слова ассоциируются с феминизмом, зачастую с радикальным, к которому 63% россиян относятся отрицательно.

Татьяна Ларина, кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии РУДН:

«Нельзя отрицать тенденции на усиление роли женщин в общественной жизни. И конечно, они находят отражение и в языке. Поэтому причину негативного отношения к феминитивам стоит искать в отношении общества к феминизму в целом.

Данные опроса ВЦИОМ от 2019 года говорят о том, что феминистическое движение поддерживает только треть россиян, в основном молодежь, а 55% — не поддерживают. В то же время 61% опрошенных считает, что нужно стремиться к полному равноправию мужчин и женщин. Это значит, что в общественном сознании сам факт равенства прав полов не вызывает негатива, а вот феминизм как явление воспринимается хуже. Феминитивы в данном случае выступают лингвистическими маркерами феминизма, который в нашем обществе отнюдь не само собой разумеющееся явление. В целом, конечно, чем моложе человек, тем более открыто он воспринимает новшества в данной сфере, но молодежь — не вся Россия.

С социологической точки зрения, язык — живая система, гибко реагирующая на социальный контекст. В данном случае мы наблюдаем в отношении к феминитивам смешение денотативных значений (что слово значит на самом деле) и коннотативных, символических значений (что оно может значить в данном контексте) с уклоном на вторые. Нельзя утверждать, что «новые» феминитивы уж совсем маргинализированы, но скорее сейчас они являются маркером, отражающим социальную позицию персоны, их использующей. Таким образом, использование новых феминитивов сейчас — своеобразное идеологическое высказывание».

Фото:Marcos Brindicci / Getty Images

Оксана Мороз, культуролог, доцент НИУ ВШЭ:

«Есть представление, что феминитивы важны крайне узкой прослойке людей — например, только людям с фем- и профем-взглядами. В таком случае работает понятная логика: можно легко умалять значение беспокойства тех, кто малочислен. Но то, что эта логика понятна, не делает ее допустимой, поскольку следствие ее — дискриминация и, возможно, риторика ненависти».

Четвертая причина: страх перед новым явлением

Многим сложно принимать новое и непонятное в свою жизнь. В истории есть множество примеров того, как общество долгое время отвергало что-то непривычное, прежде чем его все же одобрить. Например, в 1608 году, когда Галилео Галилей с помощью телескопа понял, что Земля вращается вокруг Солнца, и рассказал об этом народу, его отправили на суд инквизиции. Также когда-то мы не верили в успех телевидения, говорили о ненужности компьютеров и кино.

Причиной такой реакции на новое явление являются особенности нашей психики. В некоторых случаях всему виной неофобия — патологический страх перед новым и непривычным. Человек, имеющий такую проблему, сопротивляется свежим идеям, технологиям, открытиям и даже продуктам питания.

Но чаще всего то, как мы реагируем на нововведения, зависит от восприимчивости психики.

Виктор Лебедев:

«Неготовность воспринимать новое и трудности с переключением на незнакомые алгоритмы поведения могут быть связаны с открытостью новому опыту — одной из базовых характеристик личности человека, по которой мы все между собой различаемся. Каждый из нас находится на определенной точке в спектре от полного неприятия нового до абсолютной открытости всему. Понятно, что крайние точки существуют только в теории, но вот промежуточные значения встречаются нам ежедневно в реальной жизни.

Открытость новому тесно связана с когнитивной гибкостью, способностью усваивать и применять на практике новые знания. Очевидно, что обычно с возрастом когнитивная гибкость и способность к обучению снижается, поэтому не станет удивительным тот факт, что при старении нарастает и консервативность. Не в плане политических взглядов, а скорее как стремление к стабильности окружающего и внутреннего мира. Это естественный процесс, который надо учитывать, когда мы обсуждаем восприятие новых явлений в разных возрастных группах».

Современные феминитивы — это относительно новое явление, к которому общество еще не привыкло. Причиной неоднозначной реакции на них является то, что появились они всего лишь несколько лет назад. На сегодняшний день ситуация немного изменилась, но эти слова все еще редко используют в медиапространстве, а 28% россиян вообще с ними не сталкивались.

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Заявление Владимира Путина о необходимости объективно рассматривать дело «Мемориала»* прозвучало на фоне обвинений правозащитников в защите запрещенных организаций и включении нацистских преступников в список жертв политрепрессий. Включение человека в список политзаключенных не означает согласия с его взглядами, а ошибочное причисление нацистских преступников к жертвам репрессий было связано с закрытостью архивов спецслужб, утверждают правозащитники.

Как писал «Кавказский узел», 9 декабря президент Владимир Путин, комментируя дело о ликвидации «Мемориалов», озвучил две претензии к деятельности этих организаций. Он заявил, что «Мемориал» «пытается защищать» международные организации, которые внесены в России в список террористических и экстремистских. Президент добавил, что «это вопрос, который требует дополнительного исследования». Кроме того, ранее в списке жертв политических репрессий «Мемориала» были обнаружены люди, причастные к Холокосту.

Владимир Путин не уточнил, какие международные организации имеет в виду. На сайте Правозащитного центра «Мемориал» есть списки преследуемых за принадлежность к религиозным организациям «Свидетели Иеговы», которая запрещена в России судом как экстремистская, и «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», запрещенной судом после признания террористической. В обоих случаях «Мемориал» защищает не сами организации, а отдельных их членов, которые попали в списки политзаключенных. При этом на сайте Правозащитного центра оговорено, что «признание лица политзаключенным не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий».

Деятельность «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России» и 395 его филиалов была признана экстремистской и запрещена Верховным судом России в 2017 году по иску Минюста России, сообщается в справке «Кавказского узла» «Свидетели Иеговы* — экстремисты или жертвы беззакония?». Материалы о преследовании Свидетелей Иеговы* на юге России «Кавказский узел» публикует на странице «Минюст против Свидетелей Иеговы*».

Обвинение во включении нацистских преступников в список жертв сталинских репрессий уже озвучивалось, причем в эфире государственного телевидения. 25 августа сюжет на эту тему был показан в вечернем эфире «России 24». Председатель правления международного общества «Мемориал» Ян Рачинский уже на следующий день отметил тогда, что авторы сюжета могли просто указать на ошибку вместо того, чтобы заниматься публичными обвинениями, как если бы ошибка была намеренной.

«Действительно, в данном случае имеет место ошибка, поскольку эти данные взяты из воркутинской лагерной картотеки, в которой не было достаточной информации, чтобы отличить тех, у кого было совсем необоснованное обвинение, от тех, у кого обвинение было отчасти обоснованным. Могла попасть некоторая часть людей, осужденных заслуженно — речь идет о нескольких десятках фамилий. Фундаментальная проблема, из-за которой происходят такие ошибки в разных базах данных, посвященных советской эпохе, это недоступность архивов спецслужб до сих пор. Несмотря на закон и прошедшие Бог весть сколько лет», — сказал Ян Рачинский. Он добавил, что фамилии осужденных нацистов исключат из списка жертв политического террора, сообщила 26 августа на своем сайте радиостанция «Эхо Москвы».

Путин назвал трех человек, причастных к расстрелам евреев: Петра Петровских, а также Лисовского и Ковалевского, имен которых президент не уточнил. В базе жертв политических репрессий, составленной «Мемориалом», уже нет Петра Петровских. Уточнить, удалены ли те самые Лисовский и Ковалевский, не представляется возможным без уточнения имен.

Комментариев по поводу озвученных Владимиром Путиным претензий на сайтах Правозащитного центра «Мемориал» и международного общества «Мемориал», по состоянию на 12.27 мск 9 декабря, не появилось.

Напомним, что 11 ноября Верховный суд России уведомил «Международный Мемориал»* (международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»*) о том, что Генпрокуратурой подан иск о ликвидации организации, причиной было названо отсутствие маркировки о статусе иноагента. Прокуратура Москвы 8 ноября подала в Мосгорсуд иск о ликвидации Правозащитного центра «Мемориал», указав, что организация оправдывает экстремизм и терроризм. 7 декабря комиссар Совета Европы Дунья Миятович призвала генпрокурора России не допустить закрытия правозащитных организаций, также она указала, что использование российского закона об иноагентах для ликвидации «Мемориалов» противоречит европейским принципам защиты прав человека. Закрытие «Мемориалов» нанесет серьезный урон защите прав человека на Северном Кавказе, указали правозащитники, юристы и журналисты.

«Мемориал» создала в 1987 году группа единомышленников, которая обсуждала возможные варианты увековечивания памяти жертв политических репрессий советской эпохи. Члены движения занимались сбором подписей для создания памятника и мемориального комплекса жертвам репрессий, проводили уличные демонстрации, выставки и научные семинары по теме государственного террора. Сейчас «Мемориал» представляет собой содружество десятков организаций в России, Германии, Казахстане, Италии, Чехии, Бельгии, Франции, на Украине, которые ведут исследовательскую, правозащитную и просветительскую работу, рассказывается в обновляемой справке «Кавказского узла» «Кто и как хочет ликвидировать «Мемориал»». По делу против Правозащитного центра прошли два предварительных заседания, следующее назначено на 16 декабря. Процесс по иску против «Международного Мемориала» начался 25 ноября, следующее заседание назначено на 14 декабря.

Материалы о преследовании Правозащитного центра «Мемориал» и «Международного Мемориала» «Кавказский узел» публикует на тематической странице «Ликвидация «Мемориалов»».

* организация внесена Минюстом России в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

** 396 российских организаций Свидетелей Иеговы признаны экстремистскими, их деятельность в России запрещена по решению суда.

Adblock
detector