Меню

Мизеров сергей викторович рассказы

Что именно получают люди от чтения книг — это просто для удовольствия? Или есть преимущества, выходящие за его рамки?

Чтение книг приносит пользу как физическому, так и психическому здоровью, и эти преимущества могут длиться всю жизнь. Они начинаются в раннем детстве и продолжаются в старшие годы. Вот краткое объяснение того, как чтение книг может изменить ваш мозг и ваше тело к лучшему.

Чтение укрепляет мозг

Растущее количество исследований показывает, что чтение буквально меняет ум. Используя МРТ, исследователи подтвердили, что чтение задействует сложную сеть цепей и сигналов в мозгу. По мере развития навыков чтения эти сети также становятся сильнее и изощреннее.

В одном исследовании 2013 года использовали функциональное МРТ-сканирование, чтобы измерить влияние чтения романа на мозг. Участники исследования читали роман «Помпеи» в течение девяти дней. По мере нарастания напряжения в истории все больше и больше областей мозга загорались активностью. Сканирование мозга показало, что на протяжении всего периода чтения и в течение нескольких дней после него связи между мозгом увеличивались, особенно в соматосенсорной коре — той части мозга, которая реагирует на физические ощущения, такие как движение и боль.

Чтение повышает способность сопереживать

И говоря о чувстве боли, исследование показало, что люди, читающие художественную литературу — рассказы, раскрывающие внутреннюю жизнь персонажей, — демонстрируют повышенную способность понимать чувства и убеждения других. Исследователи называют эту способность «теорией разума» — набором навыков, необходимых для построения, навигации и поддержания социальных отношений.

Хотя один сеанс чтения художественной литературы вряд ли вызовет это чувство, исследования показывают, что у постоянных читателей художественной литературы теория разума, как правило, более развита.

Чтение расширяет словарный запас

Исследования показали, что учащиеся, которые, начиная с раннего возраста, регулярно читают книги, постепенно развивают большой словарный запас. А размер словарного запаса может влиять на многие области вашей жизни, от результатов стандартизированных тестов до поступления в учебное заведение и возможностей трудоустройства.

Сегодня большинство работодателей стремятся нанимать людей с развитыми так называемыми soft skills («мягкие» навыки — коммуникативные навыки, которые непросто сразу отследить). То есть, способность эффективно общаться. Чтение книг — лучший способ познакомиться с новыми словами, выученными в контексте.

Чтение помогает предотвратить возрастное снижение когнитивных функций

Чтение книг и журналов — отличный способ сохранить ясность ума с возрастом. Хотя исследования не доказали окончательно, что чтение предотвращает развитие таких заболеваний, как болезнь Альцгеймера, есть основания утверждать, что пожилые люди, которые ежедневно читают и решают математические задачи, поддерживают и улучшают свои когнитивные функции. И чем раньше вы начнете, тем лучше.

Чтение снижает стресс

В 2009 году группа исследователей измерила влияние йоги, юмора и чтения на уровень стресса студентов. Исследование показало, что 30 минут чтения снижает артериальное давление, частоту сердечных сокращений и чувство психологического стресса так же эффективно, как йога и юмор.

Авторы пришли к выводу: «Поскольку ограничения по времени — одна из наиболее часто упоминаемых причин высокого уровня стресса, о котором сообщают студенты, 30 минут одной из этих техник легко может быть включено в их расписание, не отвлекая от учебы.»

Чтение подготавливает вас к хорошему ночному отдыху

Для достижения наилучших результатов вы можете выбрать печатную книгу, а не читать с экрана — поскольку свет, излучаемый гаджетом, может мешать настроиться на сон. Если у вас проблемы с засыпанием, врачи также рекомендуют не читать в кровати.

Чтение помогает облегчить симптомы депрессии

Британский философ сэр Роджер Скратон однажды написал: «Утешение от воображаемых вещей — это не воображаемое утешение». Люди с депрессией часто чувствуют себя изолированными и отчужденными от всех остальных. И книги порой могут уменьшать это чувство.

Чтение художественной литературы может позволить временно покинуть свой собственный мир и погрузиться в воображаемый опыт персонажей, а научно-популярные книги по самопомощи могут научить стратегиям, которые помогут справиться с симптомами.

Чтение может даже помочь жить дольше

В одном исследовании в течение 12 лет наблюдали за 3635 взрослыми участниками и обнаружили, что те, кто читает книги, проживают примерно на два года дольше тех, кто либо не читал, либо читал журналы и другие средства массовой информации. Исследователи также пришли к выводу, что у людей, которые читают более 3,5 часа в неделю, вероятность прожить дольше на 23 процента выше, чем у тех, кто вообще не читал.

От себя добавлю приучайте детей к чтению, читайте сами и будьте счастливы.

https://www.mhealth.ru/health/health-faq/kak-chtenie-vliyaet-na-zdorove-8-ne-samyh-ochevidnyh-faktov/

Мизеров сергей викторович рассказы

Глава 4

Начало здесь. Предыдущая глава здесь

– Нина Петровна, благодарю за службу! В качестве награды привезу завтра рассаду элитной клубники. Экспериментальный образец.

– Принимается, Коля. Как раз время посадки. А твоего соседа лечит Фая, наша знахарка. Говорит, ещё бы неделька и остался бы инвалидом.

– Да лучше бы я отвез его в нашу ведомственную.

– Фаина сказала, что поможет, зря ты не веришь в её способности. Коля, вот я о чем думаю, а вдруг дети заявят в полицию, что мы его украли и держим насильно?

– Нина Петровна, вот он завтра и перезвонит сыну, успокоит его.

– Ну и хорошо. Я уже и по внуку соскучилась, завтра приедете?

– Конечно, мы с ним хотели дрова порезать для камина и мангала. Он со своей девушкой приедет, вроде бы там серьёзно намечается. – Далее пошёл их семейный разговор.

Вечером опять пришла Фаина. Григорий Савич, хотя ему и было неловко, попросил после того, как она сняла льняные бинты, позволить ему помыть ноги.

– Ой, простите, Григорий, а я и не подумала, что вам сейчас трудно сделать это простое действие. Ничего, я вам помогу, принесу тазик с водой.

Григорий мыл ноги и вспоминал, как он носил тазик сыну, чтобы попарить ему ноги, когда тот болел. Миша маленьким болел часто, сказывались жилищные неудобства. Поэтому пришлось с ним повозиться,  отправлял его с Тамарой на море, экономя на всём. Сейчас же он не стал злоупотреблять помощью этой милой женщины, как он про себя её называл, а, помыв быстро ноги и вытерев их насухо, приготовился к процедуре. Фаина намазывала ногу мазью и слегка массировала больное место кончиками пальцев. Странно, но на третьей процедуре при нажимании на место воспаления боли он почти не чувствовал.

– Думаю, дело пошло на поправку. Скоро танцевать будете, Григорий, – заметила знахарка.

– Да я и сам почувствовал. Вот вы сегодня нажимали, а боль была совсем тупая. Золотые руки у вас, Фаина.

– Золотыми руками я бы не смогла вам помочь. Они у меня чувствительные и я нахожу быстро место воспаления, саму точку. Вот сейчас я забинтую ногу, завтра вы сверху ещё мазь наложите и в понедельник-вторник можно ехать на проверку к врачу.

– Вы можете свою практику открывать, Фаина, с такими способностями.

– Практику…тогда мне придётся и дневать и ночевать на работе, да и документов столько нужно! И проверяющие замучают. Зачем мне это? Приходят ко мне те, кому это очень нужно. Принимаю 2 раза в неделю, я ведь ещё и работаю уборщицей в офисном здании. Поэтому на серьезную практику не соглашусь. Да я ещё и пока травы соберу, они же каждая свой подход требуют, специального сбора, специальной сушки, а не просто нарвать пучком да высушить на солнце.

– А кто научил вас этому?

– Бабушка этим занималась, целительством, мама немного, теперь я. Это по роду передается, понимать силу трав, видеть болезнь. Жаль, у меня дочки нет, чтобы передать, а сын трагически погиб ещё молодым.

Фаина вздохнула, замолчала. Григорий Савич уже знал немного о ней от Нины Петровны. Женщина она хорошая, но мужу не понравилось, что у дома люди толкались, а жена не борщи варила да корову доила, а травы сушила и мази с настойками готовила. Конечно, люди платили за работу, как и положено, но ушёл он. Как сказал, к спокойной жизни.

Назавтра, в воскресенье приехал Николай с ящиком рассады. Приехал и внук с девушкой. Григорию Савичу было неудобно, что он здесь в этот момент. Он вспомнил, как знакомили его дети со своими будущими 2 половинками. Было безрадостно и горько на душе от воспоминаний и старик постарался сегодня не путаться у семьи друга под ногами, а посидеть в комнате.

– Григорий, ты чего это в доме сидишь? Смотри, какая погода! Жара на улице, середина августа. Кстати, я поливаю твои грядки, а урожай твой также не пропал, дети собрали, приезжали. Ну сорняки не полю, уж прости.

– Да что ты, Николай! Какие сорняки, даст Бог, все приведу в порядок. Я вот что тут подумал. Нужно Соне позвонить или тому же Мише, чтобы переставали полицию присылать. Так мол и так, я в пансионате, не стал беспокоить Инну, сам вызвал такси и уехал.

– А ты правильно придумал, а то я уже хотел сам предложить сделать это. Конечно, контора отобьёт, но нарываться не стоит. Только записывай.

– Николай, я память почти восстановил, да и сам заинтересован в том, чтобы расследовать все действия.

Он набрал номер сына, после некоторых гудков тот отозвался.

– Папа, ты где? Ты жив? Что случилось, тебя что, украли?

– Сынок, да ты что, перегрелся? Миша, я вызвал такси и уехал в пансионат. Скажем, я был не готов ежедневно жевать вашу холодную овсянку и лежать лицом к стене. Чего это я должен умирать? Вот у вас я бы и помер. Так что перестань меня разыскивать.

– В каком ты пансионате?

– Ага, прямо сразу и сказал. Чтобы забрали меня опять к своей овсянке? Нет, заживет нога, сам приеду.

– Ну может, чего привезти тебе нужно, ты практически без ничего уехал.

– Миша, у меня есть деньги, чтобы купить то, что необходимо. Я не нищий. Всё, я сказал, чтобы не искали меня и точка.

И Григорий Савич отключился, а затем заблокировал номер. Пусть лишний раз не беспокоит и не догадывается, что вокруг него сжимается кольцо.

– Ну, поговорил, теперь пошли к нам. Не переживай, ты у нас не будешь лишним. Пообщаешься с моим сыном. Представляешь, не могу заставить идти по моим стопам.

– А может и не нужно, Николай. Вот мой пошёл…а может его система и сломала.

– Не ищи ему оправдание, Григорий. Отношение к людям, с отцу не привьётся системой. Кстати, Нина Петровна сказала, что вроде нога на поправку пошла? Давай во вторник отвезу тебя к нашим врачам?

Николай даже в разговорах никогда не называл тёщу – тёщей, а только уважительно – Нина Петровна. И Григорий Савич уже понимал, что есть за что.

– Ты знаешь, а нога действительно перестала болеть, наступать на неё не хочу специально, но ваша Фаина просто волшебница.

– Ну-ну. Ладно, посмотришь на мою будущую невестку. Со стороны тебе будет виднее.

Стёпа уже почти заканчивал обрабатывать грядку под клубнику. Перекапывать Нина Петровна не разрешила, потому что земля потом должна была выстоять. Она дала команду просто убрать сорняки с того места, прорыхлить. Место было готово уже давно. Ксения, так звали его девушку, напросилась помогать. Правда, бабушка, посмотрев на её маникюр, дала ей перчатки и предложила просто подавать ей кустики. Она понимала, что девушка собиралась в гости, вчера, неверное, сходила в салон, выбирала одежду. А тут – нате, давайте к грядкам.

Между делом Нина Петровна расспрашивала девушку обо всем, делая это очень ненавязчиво. Григорий Савич сидел в беседке, а Николай орудовал с мангалом. Затем они решили позвать Ксению на помощь к ним, там бабушка с внуком управятся сами, кустов было немного. Девушка нарезала овощи для салата, предложила разбавить их сыром и сделать специальную заливку. Всё было как-то по домашнему и девушка, по мнению Григория Савича, гармонично вписывалась в семью Николая. Если, естественно, у них будут дальше развиваться отношения в этом направлении.

Когда Ксения отлучилась на кухню, Николай сказал:

– Мы взяли под наблюдение и твою квартиру и дачу. Во вторник поедем к врачу и затем к нотариусу. Наложишь запрет на все действия по доверенности, только личная подпись. Хорошо?

Продолжение здесь


ЧИТАТЕЛЕЙ
384

Глава 11. Авантюры (фрагмент из рукописи)

Воспоминания о хождении по горам – пожалуй, одни из самых ярких в моей жизни. Они, сильнее остальных эмоций, бередили память. Вспомнить бы подробнее… Так что тебе мешает, спросила себя. А ничего и… понеслось, окунулась в них, как в речку. Речку памяти.

Вот увидела себя, выползающую из-под засыпанной снегом палатки, что лежала конвертом на земле, кольев не было. Этой ночью ее замело снегом. Холод, голод и высокогорье выматывали силы. Говорят, перед нами прошли какие-то французы и замёрзли. Мы не замёрзнем, но есть нечего, а очень хочется. Не рассчитали с запасами, думали, по пути будет ещё один поселок, там купим чего-нибудь, но, увы, его не оказалось. Получили десять дней почти без еды.

Снег быстро таял. Мы выпили по кружке горячей воды из растопленного снега, догрызли остатки сухариков, как появились первые бабочки – и азарт налетел не слабее, чем ветер, и всё, я растворилась. Я, сачок, матрасик и бабочки – аполлоны (парнасиусы), иногда желтушки – колеусы, эребии, но парнасиусы – это всё.

У меня сносило крышу от ловли, как и у Томки, и Альфредовича. Дождь, снег и туман то уходили, то возвращались, а мы ловили, охотились. Вверх-вниз по склону, вверх-вниз по осыпи. Первобытный инстинкт: увидеть и поймать, несмотря ни на что. Когда ты – это не ты, а сачок и быстрое рассчитанное движение, мельканье камней под ногами, горные жалкие подушечники и ветер, уносящий добычу, и около четырёх тысяч метров над уровнем моря. Кажется, лёгкие схлопнулись без воздуха, но ты всё равно бежишь, или кажется, что не бежишь, а просто паришь над необозримым пространством, которое называется Алайский хребет.

Пытаемся приспособиться и выжить, а главное – раствориться.

Потом в памяти возник перевал Тенгизбай Алайского хребта. Альфредыч фотографирует нас. Мы позируем: с потрескавшимися губами, обгоревшими носами. Больше похожи на статуи инопланетян. Сачок в руке как флаг, раздуваемый ветром. Как американский флаг на Луне. Вокруг горы, оползни, ледники, мелкие цветы, и мы торчим инородными элементами дикого пейзажа. Там, на Алае, я окончательно поняла, как растворяться в пространстве. Это помогало выжить: не нужна энергия, получаемая из пищи, просто существуешь в пространстве места и времени. Кажется, только это и помогло вернуться домой.

Томка, умненькая, умелая Томка, как хорошо с ней было ездить. Она собирала жуков, а я бабочек, и нам не нужны были лишние слова, мы жили идеей и страстью.

Только подумала о ней – и раз, я уже сижу в тёплом предгорье Тянь-Шаня, куда мы поднялись от прекрасного, живописного Иссык-Куля.

О! Это озеро создано для отдыха. А также для любования – прекрасное и неповторимое, с величественными горами вокруг. Белый снег вершин и синева воды и неба.

Люди с тёмным, как у негров, загаром на поджарых телах и горы вокруг. На Чёрном море загар шоколадный, а на Иссык-Куле грязно-коричневый. Но это так, лирическое отступление.

Мы с Томкой уже в двух днях пути от Иссык-Куля и села Григорьевки с мальвами в палисадниках. Смотрели на эти цветочки тогда, и как будто и не уезжали из дома.

Мы находились в одноименном Григорьевском ущелье, идущем по отрогам хребта Кюнгей Ала-Тоо. Путь вёл вверх, по дороге вдоль реки Чон-Аксу.

В голове просветление. Я видела Томку ясно, не как видение из памяти. Её вибрамы, очки, рюкзак. Она материальная, настоящая. Вон возле камней наши потёртые, мешкообразные рюкзаки. Сидим, кипятим чай под тянь-шаньской елкой, недалеко от речки.

Мы вдвоем у костра, и у нас палатки нет вообще. А почему? Её, по предварительному договору, должен был взять наш спутник Альфредыч, но он тяжело заболел, уже приехав на Тянь-Шань. Потому вернулся в Харьков, оставив нас без крыши над головой. Мы, грешным делом, считали, что его болезнь приключилась от чрезмерного употребления алкоголя. Потреблял он, скажем так, без меры, пока неделю жил один в Оше, ждал нас и ловил что-то в окрестностях. Слаб он по этому делу, любил выпить, а тут никто не контролировал.

Расстроились, конечно, сначала. Заплатили по 60 рублей за билет до предгорьев Тянь-Шаня, настроившись поймать много разных жуков и бабочек. Домой возвращаться не собирались. Решили идти вверх, к леднику, без палатки. Трезвым это решение назвать нельзя, как и намерение подниматься в горы вдвоем. Но где вы видели трезвых?

Только вперёд, только вверх. Купили клеенку, решив, что её хватит для спасения от дождя. Ляжем на один кусок, накроем спальники сверху другим, и будем спать.

Что нам дождь, что нам снег!.. Дуры, авантюристки. Короче: под клеенкой – так под клеенкой, лишь бы вверх.

Посмотрев на веселые глаза молодой Томки, без обиняков спросила:

– Том, сколько тебе лет?

– Сколько и тебе. Ты постаралась, любительница фэнтези, или чудеса упали на нашу голову сами по себе? Рассказывай.

–Да долго говорить, и оправдываться не буду… Я подписалась на эксперимент «начать всё сначала». А сейчас кидает меня по закоулкам памяти, при этом сталкивая с людьми, с которыми в тот период общалась, с которыми ездила. Вот вспоминаю что-то из прошлых путешествий, и вы появляетесь.

Таська Мухина в Лазовском заповеднике материализовалась вместе со мной. И так всё реальненько происходило: и она молодая, и я тоже. Разговоры мы с ней интересные вели, которые не могли бы вести просто так. Вот и с тобой встретились. И хочу спросить: ты бы решилась начать всё сначала?

Томка размышляла недолго, и сразу, как с обрыва вниз, решительно кивнула:

– А что в этом плохого? Конечно, решилась бы. Столько возможностей, да и интересно жить, когда колени не скрипят и лишнего жирка на попе нет.

– О! – обрадовалась я. – Хотя в тебе не очень-то и сомневалась, как раз думала, ты не откажешься. Ты мобильная, активная, авантюрная, что тебя держит в прошлом? Ты много чего хочешь, так ведь?

– Представь себе, да. Хочу ездить, хочу ловить, смотреть, фотографировать, жить, Аська. Жить, а не угасать. Хочу как можно больше успеть сделать и увидеть на прощанье. Сколько у меня осталось времени?

– Да ты из нас самая активная и осталась, я имею в виду тех нас, не молодых. Как будто у тебя и не было ничего плохого в жизни, сплошной позитив. Как тебе удалось такой незамутненной остаться? Не чувствовать себя н– А с чего мне чувствовать себя несчастной? У меня всё отлично. Счастье – это ощущение полноты жизни, – немного резко, в своей манере, ответила Томка.

– Точно, у тебя до чёрта дофамина и серотонина, и всякого другого «ина». Даже смерть мужа…

– А, это… – она немного растерялась от напоминая печального факта, но не смутилась от того, что не держала в памяти это прискорбное событие. Переболела, наверное, и засунула поглубже в подсознание и потерю, и трудности выживания в одиночку с двумя маленькими детьми…

– Давай не будем о грустном, предоставим мертвецам хоронить своих мертвецов, – произнесла рассудительно. – Я смогла, и ты тоже сумела в девяностые вырастить двоих детей на картошке, помидорах и грибах. Нам выдавали зарплату мукой и ещё какой-то ерундой. Но я не вспоминаю плохие времена. Мне хорошо сейчас, именно сейчас. Меня всё устраивает: и работа, и командировки, и возможность поехать в тропические страны. Зимой ловить на реке рыбу. Поверишь, в прошлом году на соревнованиях по подледному лову победила. Взяла девяносто пять штук. А там такие матерые мужики были. Очень! Одна я баба, и обставила их. Горжусь.

Она встала и принесла ещё немного дров, благо сушняка вокруг предостаточно, и продолжила разговор.

– Ещё мне нравится фотографировать птиц, рыбок и насекомых. Лягушек, кстати, тоже. Смотреть на закаты, растить щенков, да всё. Всё интересно. Так же точно, как в молодости. Мне интересно жить! Понимаешь? Хочу в тропики, в Шри-Ланку и на Бали. Хочу на Сахалин и в Норвегию. Хочу плавать с маской или с аквалангом в Красном море среди кораллов и рыбок. Аськ, честно, я умею находить радость и удовольствие в жизни. Понимаешь?

Я смотрела на неё с пониманием и восхищением.

Она была такая довольная, просто светилась радостью жизни. Налила нам чай из армейского котелка и продолжила:

– Аськ. Что, нам нечего хорошего вспомнить? Например, то, что в этой поездке было. Давай покопаемся в памяти, найдём интересное и выпьем за эти события.

Мы дружно рассмеялись и чокнулись кружками. Маленькие кусочки сухарей с такими же маленькими кусочками сала на них – удивительно вкусная еда. Мы сидели, любовались скалами и манящим впереди ледником. И вспоминали.
1photo alai

Продолжение следует

Глава 4. Автобиография (фрагмент из рукописи)

«Ваше прошлое – богатейший материал для творчества, – говорит исследователь, – напишите автобиографию и вы почувствуете себя обновленным»

Кто сможет вернуться? 50+

Я открыла почту. Кому-то постоянно нужны мои консультации, люди пишут и спрашивают. Поэтому я всегда её проверяю. Первым во входящих лежало письмо. «Единственный и неповторимый шанс начать жизнь сначала». Письмо почему-то не попало в спам. А на вид – чистый спам. Каждый день несколько десятков подобных писем попадает в ящик, а это было первым в списке и открытым, и начиналось со стихотворения:

Прошу, не верь суровым снам своим,

И каждый день твой обратится в дым.

И каждый день — как новый эшафот,

И каждый выход — это новый вход.

Ты просто смейся, или плачь навзрыд,

Но каждый смертный сломлен и убит.

И каждый день тебе о вечном врёт.

И каждый выход — это новый вход…

Моргнула удивленно. Неплохой стишок, созвучный с настроением. И слова «ты просто смейся, или плачь навзрыд» очень такой естественный резонанс в душе рождают, а уж «и каждый выход – это новый вход» – особенно, только найти бы этот выход из той хандры, в которой существую, а уж тем более такой выход, из которого новый вход открывается. Неплохо бы.

Дальше следовало:

«Анастасия, у Вас есть шанс начать жизнь сначала. Имеем в виду, вернуться в молодость и прожить жизнь заново. При этом у Вас сохраняется опыт прожитой жизни. Душа на откуп не требуется. Денег не берем. Если Вас заинтересовало предложение, свяжитесь с нами по телефону и получите подробную информацию. Даём три дня на раздумья. Кстати, вы будете находиться в своём молодом теле и в любом месте мира, куда захотите отправиться.

Только человек способен жить одновременно во времени и вне времени, преодолевая его, «путешествуя» в нем».

Предложение какое-то не философское. Несерьезное. Впрочем, как такое можно серьезно воспринимать? Обсудить с приятельницами можно, тема хороша, особенно, чтобы Ксюху отвлечь. Она уже несколько месяцев лежит с переломом головки берцовой кости. Чтобы срасталось, в кость вогнали три металлических штыря, и с этим кошмаром она мучается. Настроение как раз такое, чтобы о возвращении в молодость поговорить. «Хорошее», значит. Муженек её, как и предполагалось, не то, что стакан воды жене оказался не способен подать, так ещё напивается до полного свинства. В таком состоянии его к Ксюхе близко подпускать нельзя. Хорошо, хоть есть квартира, где она может лежать сама. Жуть. Она мечтательница ещё похлеще меня, всё в него верила, а тут такой облом и с Гошей, и с ногой – двойной перелом. Позвоню, а проведать её не смогу, бронхит подхватила, из-за чего кашляю надрывно, и, что особенно плохо, из-за этого не смогла поехать в Египет поплавать с маской, на рыбок поглядеть. Путевку дочке отдала.

Решила позвонить подруге. Трепаться с Ксюхой на околофилософские и околофантастические темы – одно удовольствие. Она ни во что серьезно не верит, что просто замечательно, и в то же время на всякие завиральные идеи может порассуждать так, что и не поймешь: с иронией говорит или почти серьёзно. Можно интерпретировать её мнение как тебе самой заблагорассудится.

Позвонила, ля-ля-ля, спросила, как Гошка.

– Пьет, гад. Девчонки ему ключи от квартиры, где я лежу, не дают, так что наедине мы с ним не общаемся, только по телефону.

– Ксю, тут такое дело, мне вот такое письмо пришло – обалдеть. Понятно, что спам, но все равно смешно.

И зачитала ей содержание.

– Точно спам, но завлекательно для тебя, наверное.

– А для тебя что, нет?

– Нет, я старая, потёртая жизнью женщина, и ничего уже не хочу, только смотреть сериалы. Скоро начнется мой любимый «Мыслить, как преступник», играют здорово, красавчики, и выглядят не как американцы, а почти настоящими. И мозговой штурм интересно обыгран.

– Да, можно свихнуться от того, что каждый день мыслишь, как преступник, и сам можешь им стать. Вот интересно, сценарист, он ещё никого не убил, чтобы на себе проверить теории? А артисты?

– Артисты точно не будут, они текст читают, а придумывает всё сценарист. Вот уж у кого фантазия извращенная, но талантлив, гад, талантлив. Ты меня извини, как раз скоро новая серия начнётся, я на них, как наркоман на игле.

– Ладно, сворачиваюсь, только ты мне сформулируй коротко, почему ты не хочешь начать всё сначала. Я вот не возражаю.

– Философский вопрос. Надо подумать. Постараюсь, конечно, но думать лень, писать лень, все лень. Я своё уже прожила, мои девять жизней уже кончаются, и в нирвану явно не уйду, недовыполнила поставленные передо мной задачи, опять скачусь на первый уровень. Всё, отключаюсь, титры пошли. Пока. Напишу, если смогу.

Я ещё позвонила Лерке, она тоже не хотела ничего начинать, настроение у неё было депрессивно-противное. В Скайп бросила мне пару стишков Ричи Реллика и добавила в подстрочнике:

– Я не лицемерка и прекрасно понимаю, что «Я исчезну, я просто исчезну». Почитай несколько куплетов из стихов. Мне понравились:

Прости меня, погасшая звезда!

Я не сумел дойти, я оступился.

Уже в пятнадцать перестал молиться,

А в двадцать пропил веру навсегда.

Я не сумею всё начать с нуля —

Ведь я давно во всё утратил веру.

Пусть грешен был, но не был лицемером!

– И второй стишок, не менее занимательный. Молодец мальчик. Что-то в душе ковыряют его строки.

Мала заслуга та, но всё ж — моя.

Я тут пытался было отравиться,

Да не судьба. Не время. Карма.

Нельзя раньше времени самоубиться

Не позволяет программа.

Больше нет никаких «может».

Больше нет никаких «если».

Больше нет ничего. А что же?

Я исчезну, я просто исчезну.

Потом позвонила Лене. Та сказала, что она такая, какая есть и была в молодости, и ничего не изменится, если она станет молодой, просто повторит все те ошибки и проколы, которые уже совершила, пусть с другими людьми, но все равно совершит.

Три из трех не хотят, пусть выборка небольшая, но я-то хочу точно! Пусть это бредятина, а не предложение. Но я бы хотела попробовать.

Потом позвонила ещё одной Лене. Уж очень статистикой заниматься стало интересно. Так, для себя. Лена вообще хотела послать меня подальше, но потом сказала, что ей и одной кошмарной жизни достаточно, больше не хочет.

Да, у нас у всех жизнь не сложилась по прописи. Но я всё равно хочу пройти путь сначала… Странно.

Все мои знакомые, как на подбор, со сложными судьбами. У кого муж умер, у кого сына сбила насмерть машина, у кого дочь погибла, у кого вообще мужа нет, и она растила дочь сама, а теперь и дочь повторяет её судьбу… Вообще нет счастливого брака и семьи в ближайшем окружении. Пару подруг можно с натяжкой поздравить со счастливыми браками. Но с натяжкой, такой большой, большой натяжкой, и с закрытыми или, вернее, с широко закрытыми глазами. Неужели так плохо у всех? И почему? Что мы не так делали в жизни? В чем провинились перед судьбой? Знать бы. Может, можно исправить? Или у нас карма на это самое личное счастье, и её не изменить?

Вечером пришло письмо от Ксюхи:

Adblock
detector